$ 67,17
77,34
Казань +21 °C

Переработать или сжечь. Как работает мусоросортировочная станция

Можно ли переработать весь мусор и насколько эффективен раздельный сбор? Как устроен «супермаркет отходов» и какой мусор там любят, а какой нет? Куда швейцарцы отправляются на выходные и как страна нашла новую статью экспорта. Главный редактор «Казанского репортера» Антон Райхштат своими глазами увидел, какой путь проходит мусор в Швейцарии от урны до топки мусоросжигательного завода. В первой части мы рассказывали о системе раздельного сбора в этой стране. Сейчас речь пойдет о работе станции по сортировке отходов.

Поездка на мусоросортировочную станцию поначалу обещала удовольствие ниже среднего. Опыт посещения подобных мест в России подсказывал, что такие комплексы мало чем отличаются от свалок, а значит идти туда нужно в одежде, которую не очень жалко, про обувь и говорить не стоит. Поэтому желательно захватить с собой дополнительный комплект в вакуумном пакете, чтобы переодеться после посещения этого заведения. И уж, конечно, без маски здесь делать нечего.

Когда автобус с журналистами остановился около здания с надписью Schmid AG, никто не понял, куда именно нас привезли. Ни стай птиц, кружащих в надежде что-то урвать, ни насекомых – неизменных спутников мусора, ни даже запаха – только ангары, автостоянка и абстрактная скульптурная композиция на въезде.

– Моя работа! Это из вторсырья – с гордостью рассказывает хозяйка станции Приска Шмид,

Для семейства Шмид отходы – это и доход, и дело всей жизни. Приска вместе со своим супругом Альфредом – настоящие энтузиасты, о работе с мусором они рассказывают охотно и вдохновенно.

– Наша фирма не занимается утилизацией биологических отходов, есть отдельные компании, которые перерабатывают пищевые отходы, – объясняет секрет отсутствия характерного запаха хозяйка станции. – Если все смешать, многие вещи станут непригодны для переработки. Бумагу и картон, например, уже нельзя будет использовать.

Вслед за нашим автобусом на территорию станции заезжают одна за другой машины. На выходные это одно из самых популярных мест в округе. Местные жители приезжают сюда с пакетами и отправляются сдавать мусор в ангар. Компания Schmid AG своего рода супермаркет мусора, здесь принимают все, что только можно переработать. Объемы сортированного и отправленного на вторсырье мусора исчисляются десятками и сотнями тонн в год:

  • зеленое стекло (2017 год – 234,25 тонны)
  • бесцветное стекло (2017 год – 168, 37 тонны)
  • коричневое стекло (2017 год – 90,79 тонны)
  • картон (2017 год – 493,42 тонны)
  • бумага (2017 год – 733,53 тонны)
  • жесть (2017 год – 27,61 тонны)
  • металлы (2017 год – 96,85 тонны)
  • ткани (2017 год – 93 тонны)
  • пластик (2017 год – 137,36 тонны)
  • книги (2017 год – 35,5 тонны)
  • ПЭТ-бутылки (2017 год – 63 тонны)
  • упаковки для напитков (2017 год – 11,744 тонны)
  • батарейки (2017 год – 5,581 тонны)
  • пробки от вина (2017 год – 840 кг)
  • лампочки (2017 год – 2,506 тонны)
  • алюминий (2017 год – 10,7 тонны)
  • моторное масло (2017 год – 2,36 тонны)
  • пищевое масло (2017 год – 5,22 тонны)

Это лишь основные виды принимаемого мусора. Внутри ангара есть отдельные емкости для капсул от кофе-машин, компакт-дисков, парафиновых свечей, бытовой техники. Снаружи – для дерева и камня, в частности, бетонных плит. Самый популярный мусор – бумага и картон, с каждым годом его сдают все больше, рассказывают работники базы. В 2017 году только эта станция на переработку отправила почти 500 тонн картона и 773 тонны макулатуры. В Швейцарии 90% бумаги и картона идет на вторичное использование. Самый динамично растущий мусор – пластиковые бутылки, сейчас их сдают в 10 раз больше чем еще лет 10 назад.

– Мы работаем с 2005 года. Раньше мы занимались сбором отходов на крестьянских дворах, в небольших масштабах. Потом мы стали расширяться. Этот пункт приема для частных жителей существует с 2013 года. Тогда в день приходило человек 50, а сегодня по субботам приезжают по 800 человек. Все они идут, потому что здесь мы принимаем все виды мусора, в отличие от других приемных пунктов. К тому же мы открыты всю неделю, а остальные работают только 2 раза в неделю, – объясняет Шмид. – Со всей этой округи граждане могут привести сюда свой мусор. Они уже сами дома сортируют свои отходы. В основном люди сюда привозят уже разделенные отходы, но иногда и мешки, которые мы здесь разделяем. Если человек все засовывает в мешки, их получается много - это дорого, поскольку такие мешки платные. А если разделять заранее, получится экономия. Сюда он привезет это все бесплатно, ему для этого пакеты не нужны.

За крупногабаритный мусор вроде мебели придется заплатить, 39 сантимов за килограмм. Такая же схема для строительного мусора. Можно приехать хоть на самосвале, взвеситься при въезде, выгрузиться и еще раз взвеситься на выходе, чтобы вычислить массу оставленного мусора, с которого возьмут плату.

Что, казалось бы, можно сделать из груды бетонных панелей? Однако здесь и это идет в ход. Плиты дробят на мелкую крошку специальной машиной. Этот материал затем используется в качестве «подушки» для асфальта при строительстве дорог. Преимущество бетонной крошки в том, что она не впитывает влагу и держит форму, в отличие от нашей щебенки.

Дерево тоже измельчается. Этот товар вообще отправляется на экспорт.

– Либо эта щепа поставляется итальянским фирмам, они прессуют ее и делают мебель, либо идет в Германию. Там из нее производят брикеты для каминов, – объясняет Приска Шмид.


Больше всего работники станции любят, когда сдают цветные металлы. За «выгодный» мусор здесь готовы платить, но только если масса превышает 20 кг.

– Самый желанный мусор для нас – цветные металлы, особенно медь, она дает больше всего прибыли. Для нас это как золото! А меньше всего мы любим вредные отходы: химикаты, краски, яды, машинное масло, мазут, батарейки, – рассказывает один из работников сортировочного пункта в ангаре сортировки металла.

Обстановка в этом «супермаркете мусора» больше напоминает склад, каждому виду отходов отведено свое место и все аккуратно сложено: спрессованные в блоки алюминиевые бутылки, пэт-упаковка, контейнеры со стеклом (разделенные по цвету), металлоломом и бытовой техникой ждут отправления на переработку. В ящике с электроникой вполне можно найти фотоаппараты и телефоны, на вид довольно нестарые.

Куча мусора в привычном для нас виде появляется лишь в последнем ангаре, здесь собрано то, что невозможно отправить на вторичное использование. Эти отходы пойдут на мусоросжигательный завод. При этом владельцы станции финансово заинтересованы, чтобы отправить в топку как можно меньше отходов.

– Когда мы отдаем эти отходы на МСЗ, мы платим заводу. Поэтому для нас важно как можно более тщательно сортировать мусор, чтобы было меньше мусора, который идет на сжигание, – объясняет хозяйка станции. – Поэтому экономически целесообразно как можно больше сортировать и, соответственно, как можно меньше платить фирмам за сжигание. Все, что можно утилизировать и отправить для дальнейшего использования, мы отсортировываем. Отдаем на сжигание только то, что невозможно использовать повторно.

В Швейцарии, добившихся впечатляющих успехов в сфере утилизации ТБО и отказавшись от свалок, научились перерабатывать лишь половину своего мусора. Что, например, делать с использованными подгузниками или старыми матрасами, ни здесь, ни где-то еще в мире пока не придумали. Так что у этих отходов два пути: на свалку или на МСЗ. Швейцарцы, запретившие утилизацию отходов на открытых полигонах еще в 2000-м году, сделали ставку на мусоросжигание. Правда, поначалу инициатива по строительству предприятий по термической обработке отходов была встречена довольно настороженно. Сейчас в стране 30 мусоросжигательных заводов, и в печь отправляется половина всех отходов. В год это 353 килограмма на каждого из 8 с половиной миллионов жителей страны.

Как на местных МСЗ следят за безопасностью, что находят в котле работники предприятия и доставляют ли неудобства менеджменту местные «зеленые»? В следующей части мы вновь отправимся вслед за мусором: поедем на мусоросжигательный завод в Люцерне. Изучим его схему работы от зала приемки отходов до печей, заглянем в топку и подышим альпийским воздухом возле заводских труб.


Антон Райхштат.


ФОТОРЕПОРТАЖ



Фотографии: Антон Райхштат
Комментарии
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости
Loading...