$ 0
0
Казань -13 °C

Переработать или сжечь. Как Швейцария отказалась от свалок

Зачем стране, которая по площади в полтора раза меньше Татарстана потребовалось 30 мусоросжигательных заводов и как работает раздельный сбор в одной из самых передовых стран Европы? Получить ответы на эти вопросы казанские журналисты смогли из первых уст, у самих жителей Швейцарии. Компания «АГК-2», планирующая построить мусоросжигательный завод в Татарстане устроила пресс-тур в Швейцарию, на МСЗ в Люцерне, чтобы показать как на деле работает предприятие по термической обработке отходов. Собственно сам завод, вокруг которого в Казани не утихают споры, является конечной стадией системы утилизации ТБО. Начинается же все с того самого раздельного сбора мусора, о чем неустанно говорят экоактивисты. Главный редактор «Казанского репортера» Антон Райхштат своими глазами увидел, какой путь проходит мусор в Швейцарии от урны до топки мусоросжигательного завода. Первая часть рассказа посвящена тому, как устроен раздельный сбор в этой стране.

– Ты только посмотри, у них для выгула собак специальные бесплатные пакетики! – абсолютно неподдельно восхищается журналист Мария Горожанинова, показывая коллегам красные мешочки с изображением пса. – даже инструкция имеется.

Коллеги улыбаются и пытаются прочитать немецкие названия на баках, стоящих рядом. Группа журналистов из Казани, возможно, выглядела довольно своеобразно, заглядывая то в один контейнер, то в другой... Не объяснишь же прохожим, что главная цель поездки – понять, как организован сбор мусора в Швейцарии и как все это работает на практике.

А посмотреть есть на что. Мусорных контейнеров здесь, пожалуй, больше чем в какой-либо другой стране. Дело в том, что стоят они группами, порой едва ли не по десятку штук, для разного вида отходов: стекло (зеленое, коричневое, прозрачное – все отдельно), пластиковые бутылки, алюминиевые банки, бумага и картон, и еще масса разные емкостей. Сами баки расположены под землей, и система устроена так, что мусоровоз, который приезжает их опустошать, практически не может ничего рассыпать. От того и вокруг чистота: ни подтеков, ни мух, ни запаха…

Еще лет 30 назад с мусором здесь обращались примерно так же, как и у нас: скидывали все подряд на свалки при минимальной переработке. Горы мусора через какое-то время вполне могли составить конкуренцию альпийским горам. Появлялись все новые и новые полигоны, которые не только отравляли землю, воду и воздух, но и просто занимали много места. Для Швейцарии, которая по площади в полтора раза меньше Татарстана это обстоятельство довольно существенно. Отходы порой горели прямо на свалках, фактически бесконтрольно. В 1986 году решили, что дальше так мусорить нельзя.

– Раньше захоронение отходов на свалках было довольно распространенным в Швейцарии. Но был ряд недостатков, например, мы должны были как-то решать проблему с газом, который образовывался на этих полигонах десятками лет. 1 тонна метана создает такой же парниковый эффект, как 22 тонны углекислого газа. Это очень вредно, – рассказывает Ганс-Петер Фарни, экс-глава ведомства по управлению отходами в Федеральном органе охраны окружающей среды Швейцарии. – Кроме того мы имели проблемы с загрязнением грунтовых вод и русел рек. К тому же полигоны для утилизации мусора требуют все большего пространства, а страна у нас небольшая. Это стало проблемой для нас. Сжигание мусора на полигонах приводит к очень большим проблемам. Поэтому в 2000 году швейцарское правительство запретило захоронение ТБО на свалках.

Сейчас система утилизации отходов в этой стране работает как швейцарские часы, и, как швейцарский же нож, заточено под экологию. Главный принцип – «загрязнитель платит», реализован на всех уровнях, от крупных корпораций до жителей этой страны. Готовят к этому с детства. Начинается все с первых классов школы, где ученики слушают специальные уроки о том, как нужно обращаться с отходами и даже пишут контрольные на тему как сортировать мусор или выгуливать животных. Базовый уровень – первичная сортировка: бумага, картон, стекло, пластиковые бутылки и пищевые отходы. Для тех, кто заботится о переработке или просто желает сэкономить – существует еще с полсотни видов сбора. Например, есть отдельные контейнеры для кофейных капсул из фольги или пробок от винных бутылок. Правда такие пункты приема есть лишь на специальных станциях. А вот контейнеры для самого распространенного мусора стоят около домов и в супермаркетах. Кроме того по населенным пунктам ездят машины, которые собирают ТБО по установленному графику. Например, в начале января установлен один день, когда можно сдать рождественскую елку.

То, что не поддается переработке собирают в специальные пакеты, которые продаются в магазинах. Они бывают разного объема: 11, 35 и 60 литров. 60-литровые например, стоят 3,8 франка (около 240 рублей).

– Стоимость такого мешка мы должны были объяснить на 40 языках. Да, у нас много мигрантов, – рассказывает Фарни. – Те мигранты, которые хотят остаться здесь, должны принимать эти правила. Поэтому эта система работает.

Деньги идут на утилизацию отходов. В принципе, в пакеты можно складывать вообще все, но тогда придется тратиться на их покупку. Так что у человека есть выбор: либо разделять отходы, либо тратиться на мешки.

– Этот мешок вы выставляете на улицу, приезжает машина и забирает его. Вы не можете свалить кучу мусора на улице, вас найдут, и вы заплатите штраф. Это очень дорого обойдется, около 100 франков. Таких случаев немного, но они бывают, – объясняет владелица станции по переработке отходов Приска Шмид.

– А если я просто выброшу несортированный мусор в контейнер без всякого специального пакета? – интересуются журналисты.

– Вас найдут, обязательно, – не выдерживает уже сам переводчик Юрий Рапопорт, живущий в Швейцарии не первый год и полностью принявший местные порядки. – Как найдут? Бывает так, что человек выбрасывает вместе с остальным мусором письмо или другую корреспонденцию, на которой остался адрес или чек. По ним легко определить хозяина мусора. Обычно в населенном пункте все друг друга уже знают, сложилась определенная культура. Так что вычислить человека, который мусорит, не составит труда. Но самое главное – совесть. Вам знакомо такое понятие?

Для тех, кому это понятие не особенно знакомо имеются штрафы. Штраф за такое нарушение от 50 до 200 франков (швейцарский франк практически равен доллару), что, как показывает практика, довольно действенно. Цюрих и Женева то и дело фигурируют в списках самых чистых городов мира. За городом так вообще идиллическая картина: залитые солнцем поля и аккуратненькие сельские домики в окружении Альпийских гор. Посреди всего этого великолепия 3 десятка мусоросжигательных заводов.

Предприятие по термической обработке мусора – финальная стадия системы обращения с отходами в Швейцарии. После того, как мусор окажется в контейнере, он отправляется на сортировочную станцию. Отсюда два пути: отправиться на переработку или в печь мусоросжигательного завода - они в Швейцарии заменили свалки. Соотношение перерабатываемых и сжигаемых отходов примерно равно. Средний житель Швейцарии выбрасывает в год больше 700 килограммов мусора. 353 кг отходов сжигаются, еще 355 кг идут на переработку. И швейцарцы педантично следят за тем, как меняется структура вторсырья, борясь за каждый процент.

Вторую жизнь дают бумаге и картону (170 кг на человека в год), стеклу (41 кг), бытовым приборам (13,2 кг), перерабатывается ткань (6,3 кг), пластиковые бутылки (4,3 кг) и алюминиевые банки (2,3 кг). 118 килограммов пищевых отходов тоже идут в дело. В целом уровень рециклинга в стране – около 50 процентов. Пока это вершина, которую удалось достичь за десятки лет работы. В лидерах переработки:

  • Стекло – 96%
  • Алюминиевые банки – 92%
  • Бумага – 90%
  • Пластиковые бутылки – 82%
  • Батарейки – 71%

– Еще у нас остается на переработку очень много компоста, но сколько процентов перерабатывается мы не можем подсчитать, потому, что нет данных относительно того, сколько взять за 100%. То же касается металлолома, текстиля и электроприборов, – объясняет Ганс-Петер Фарни.

Экологическое законодательство в Швейцарии одно из самых щепетильных. Чтобы понять, как жители этой страны относятся к окружающему миру, достаточно привести в пример один из местных законов: здесь запрещено держать поодиночке животных с «высокой эмоциональной потребностью в общении», например, морских свинок. Для них хозяин обязан держать пару. А швейцарский город Церматте полностью освобожден от традиционных автомобилей. Здесь разрешается передвигаться только на электромобилях. В Швейцарии одна из самых передовых в мире систем обращения с отходами, при этом в стране действуют десятки мусоросжигательных заводов и строятся новые. Иначе швейцарцам пришлось бы куда-то девать 3 миллиона тонн отходов ежегодно. К слову, только здесь удалось добиться нулевого захоронения, то есть страна попросту отказалась от свалок.

– Раньше все было возможно и все разрешено, но с 1986 года мы живем в новом мире, – не без гордости рассказывает Ганс-Петер Фарни. – Мы считаем, что должны сами утилизировать наши отходы, а не отправлять их в Африку или какие-либо другие страны. Мы не хотим, чтобы наши проблемы коснулись наших потомков. Цель Швейцарии – утилизировать свои отходы на своей территории.

Какова санитарная зона вокруг швейцарских МСЗ, как на них реагируют местные жители, почему нельзя достичь 100% переработки и что выходит из топки? В следующих частях мы отправимся на сортировочную станцию и на мусоросжигательный завод. Побеседуем с местными фермерами и людьми, для которых мусор – это богатство.


Антон Райхштат.

Фотографии: Антон Райхштат
Новости от партнеров
Комментарии
Вопрос полигонов ТБО "больной" для многих регионов. Извините, вы написали, что будет продолжение. Подскажите, за какую дату эта публикация?
17:13, 14.11.2018 | Юлия
Здравствуйте Юлия, добавили для Вас гиперссылки на публикации в последнем абзаце. Благодарим за внимание.
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости