$ 0
0
Казань +23 °C

​Дело «лузера»? Ксения Собчак презентовала в Казани фильм об отце

28 июня 2018 | Мнение


Фильм «Дело Собчака» – совместный проект режиссера Веры Кричевской и журналиста Ксении Собчак – доехал до Казани. И не один! Сама Ксения Анатольевна тоже к нам доехала. Она представила картину, в которой выступает сразу во многих качествах – и как автор идеи, и как интервьюер, и как действующее лицо, персонаж – дочь главного героя фильма, легендарного российского политика 1990-х Анатолия Собчака. В кино Ксения ведет рассказ об отце от своего имени.

Мы назвали Ксению Собчак журналистом, хотя многие россияне чаще вспоминают ее в качестве телеведущей, звезды шоу-бизнеса, а теперь еще долго будут обсуждать ее участие в президентской выборной гонке 2018 года. Ксения – оппозиционный политик. И, конечно, сейчас чаще всего ей задают вопрос в связи с фильмом «Дело Собчака»: не было ли это частью ее избирательной кампании? Тем более что она призналась, что во время записи интервью с президентом России и на тот момент кандидатом на эту же должность на новый срок Владимиром Путиным, взятого для фильма об Анатолии Собчаке, она сообщила Путину, что собирается быть его соперницей на предстоящих выборах.

Собчак отрицает любую связь фильма с выборами. Даже подчеркивает, что из-за выборов президента пришлось перенести сроки выхода «Дела Собчака». Себя в этом фильме она считает прежде всего журналистом. А жанр картины определяет как журналистское расследование. Но это не совсем так…

Ксения признается, что меньше всего ей хотелось снять еще одно мемориальное кино о папе (таких уже много!) наподобие тех, что идут обычно по каналу «Культура», ей гораздо ближе «бибисишный» формат фильмов, оттого, мол, и жанр – журналистское расследование. «Журналистское» для Собчак означает, в том числе, непредвзятое, стремящееся к полной объективности: «Мы включали в фильм только то, на что у нас было 100 свидетельств, 100 ссылок из разных источников».

Когда из зала ей задали вопрос о том, почему в картину не попал, например, скандальный сюжет с расследованиями комиссии, возглавляемой Мариной Салье, ответила, что, во-первых, тот доклад посвящен не Анатолию Собчаку, а направлен лично против Путина (тогда – вице-мэра), и, во-вторых, сам этот доклад «…с журналистской точки зрения несостоятелен... это некоторые домыслы по поводу работы внешнеэкономического отдела, которые были опровергнуты двумя комиссиями из Москвы, которые были направлены для проверки этих данных еще в те годы, то есть задолго до прихода Путина к власти в стране. Я – журналист, я все-таки сохраняю объективность», – пояснила Ксения.

Все решилось в тот день, когда Ксения Собчак нашла режиссера Веру Кричевскую, чтобы сделать свое «журналистское расследование» об отце. На самом деле это уже был второй режиссер для этого проекта (с первым не сработались и расстались через полтора года после запуска). Вера – режиссер недавнего, получившего хорошую известность фильма «Слишком свободный человек» о Борисе Немцове. Кто-то даже успел окрестить «Дело Собчака» «Слишком свободным человеком-2». Но это не так, и если уж воспринимать эти две картины как дилогию, то впечатление получается странным, если не сказать гнетущим.

Сама Ксения признается, что именно просмотр «Слишком свободного человека» подвиг ее пригласить в проект Кричевскую. Но «…если Борис Немцов по своему характеру, харизме, свойствам личности получился таким героем, то наша картина – про лузерство. Мне все время было безумно жалко папу, который так рвался что-то изменить в стране, но у него не получилось». Основу обоих фильмов составляют интервью как соратников, так и противников главных героев. Но сколь же разнятся спикеры!

Воспоминаниями о Немцове делятся Михаил Фридман, Михаил Прохоров, Альфред Кох, Татьяна Юмашева, Владимир Рыжков, Ирина Хакамада, Михаил Ходорковский, Евгений Киселев, Жанна Немцова, Алексей Навальный, Евгения Альбац и другие. В фильме же о Собчаке приняли участие президент России Владимир Путин, а также Дмитрий Медведев, Виктор Золотов, Алексей Кудрин, Анатолий Чубайс, Александр Коржаков, Татьяна Юмашева, Людмила Нарусова и другие. Трудно найти два менее соответствующих один другому ряда (кроме разве Татьяны Юмашевой, дочери Бориса Ельцина, участвовавшей в обоих фильмах). В первом фильме в комментаторах доминируют оппозиционные политики, а в нынешнем, напротив, люди, находящиеся у руля. Симптоматично, что Анатолий Чубайс, на каком-то этапе ближайший соратник Немцова, отказался сниматься в фильме о Борисе Ефимовиче, а вот в картине о Собчаке – принял участие.

Конечно, выбор героев для съемок «Дела Собчака» вполне оправдан: именно эти люди и составляли ближайший круг Анатолия Александровича, они – его соратники, ученики, подчиненные. Но контраст между фильмами, исследующими судьбы двух ключевых персон российского либерализма девяностых годов, объединенными фамилией режиссера Веры Кричевской – разительный. Как нам это трактовать теперь? В первом фильме (о Немцове) действуют «проигравшие» и их герой. А во втором (о Собчаке) – «победители» и их лузер!

Дмитрий Быков, например, в своей рецензии так определяет пафос «Дела Собчака»: «Хотели того авторы или нет, но смысл их картины получается таким: власть – не место для интеллигентствующих либералов, их всегда будут называть болтунами, они выпускают из рук любую победу и становятся ответственными за любые экономические трудности».

На казанской встрече Ксения Собчак сообщила, между прочим, что первое название картины было не «Дело Собчака», а «Уроки Собчака», и, кажется, это название больше подходит картине. Парадоксальным образом, она вышла не о самом Собчаке (не о герое), а о тех уроках, которые извлекли из его дела бывшие члены его команды, нынче оказавшиеся у власти. И главный урок таков: Собчак – лузер! Будешь действовать как Собчак – кончишь как Собчак!

Своей большой журналистской удачей создатели фильма называют интервью с Владимиром Путиным. «Это самое маленькое из записанных для фильма интервью, и оно длилось полтора часа! С остальными мы разговаривали по два-три часа». Но далее Ксения Собчак подчеркивает: «Этот фильм не про Путина! У нас вообще любое произведение, где упоминается президент, воспринимают как высказывание про Путина. Мы не снимали картину про то, что Путин хороший или Путин плохой, у нас вообще Путина в фильме – всего 6 минут (общий хронометраж «Дела Собчака» – 1 час 57 минут), а, например, Чубайса – аж 15 минут. Путин – всего лишь один из очевидцев, один из персонажей фильма».

И все-таки, есть в этом, как нам кажется, доля лукавства, как и в обозначении жанра – журналистское расследование. А также и в утверждении, что фильм рассказывает о времени 1990-х. Думается, что и выбор режиссера – Веры Кричевской, – и связь с фильмом «Слишком свободный человек», действительно хорошо раскрывающим реалии девяностых через призму судьбы Бориса Немцова, – все это здесь «с долей лукавства».

Ибо «Дело Собчака» в значительной степени представляет собой именно концепцию Путина через призму его отношений с Анатолием Собчаком, попытку Ксении объяснить Путина. Ибо фильм, конечно, не о том времени, а о нынешнем. Ксении нравится, что ее герои – проговариваются и достаточно откровенны, потому что в интервью их просят рассказать про девяностые (дела давно минувших дней), то есть они могут при этом чувствовать себя вполне в безопасности, но на самом деле они описывают вполне современные реалии (реалии-то не изменились!). И самой Ксении гораздо интереснее здесь (в середине 2010-х), чем там (в 1990-х).

И, наконец, третье «ибо» – фильм не журналистское расследование, ибо ведет его дочь об отце, которая не может быть до конца беспристрастной и даже не пытается ею быть. Более того, это «дочь» становится частью экранного образа Ксении. Особенно в кадрах, где она берет интервью у матери, Людмилы Нарусовой. В одном эпизоде она сидит на ковре, на полу, а мать – на диване. Она смотрит на маму снизу вверх точно в такой позе, в какой маленькие девочки слушают сказки на ночь. Еще трогательнее в другом месте: с босыми ногами забралась на кресло, этакая пытливая Алиса из сказки Льюиса Кэрролла.

Путин, по Ксении, извлек свой урок из ситуации с Собчаком. И он имел право извлечь именно такой урок, Но она, Ксения, с этим «извлеченным уроком по-путински», повлиявшим затем на весь ход развития страны, как и с самим нынешним вектором движения России при Путине – не согласна. На казанской презентации фильма Собчак-дочь проговаривается: «Если вы смотрели сагу «Звездные войны», то там, в I эпизоде Энакин Скайуокер еще не перешел на сторону темных сил, там он еще выступает на стороне света, только потом, узнав жизнь, разочаровавшись во многом, он перейдет на темную сторону и станет Дартом Вейдером. Я бы сказала, наш фильм – это «Звездные войны», часть 1», – заключила свою мысль Ксения. Кажется, в этот момент сомнения о подлинном герое картины «Дело Собчака» отпали. Сравнение с Дартом Вейдером, конечно, сильное, ничего не скажешь!

Какие же события из жизни Собчака стали уроками для Путина и его товарищей? Ну вот, например: «Я горжусь, что папа участвовал в выборах, результаты которых были заранее неизвестны», – говорит нам Ксения. Да! Участвовал. И проиграл! Хороший урок! Собчак, один из лучших ораторов в стране, проиграл также телевизионные дебаты своему заму Яковлеву, у которого была среди своих кличка «Сантехник» и который читал свои речи по бумажке! Тем не менее, те дебаты Собчак проиграл! Значит, дебатов нужно избегать? Тоже урок? Еще одно: за счет чего выиграл те же дебаты Яковлев? В фильме сообщают: в том числе, за счет использования сниженной, почти блатной лексики…

Собчак проиграл не только дебаты, но и сами губернаторские выборы, с разницей всего в 1,7 процента. Проиграл. А мог выиграть. Почему все-таки проиграл? По словам авторов фильма, потому, что в избирательную кампанию Яковлева были вложены большие деньги и была подключена пресса, сумевшая за короткое время из практически никому не известного городского чиновника сделать реальную альтернативу политику международного масштаба Анатолию Собчаку. А также из-за травли Собчака, к которой были подключены главные силовые ведомства страны. «Все это Путин видел», – подчеркивает Ксения. И это, по ее мнению, наложило отпечаток на то, какую систему он начал выстраивать в стране.

А что же Анатолий Собчак? На протяжении фильма нам показывают многие отрывки из его речей, которые вполне могли бы быть современными либеральными (а иногда – социал-демократическими) манифестами. Например, он говорит, что в Грузии народ привык выходить на несанкционированные митинги, потому что власти просто перестали согласовывать что бы то ни было. Говорит, что даже если митинги не согласованные – нельзя использовать против народа вооруженные силы. Говорит о том, что нужно, чтобы в России установилось равное достоинство человека и государства, а у нас этого нет. Но чего стоят эти манифесты, если нам заявляют, что этот фильм – про лузерство? Что это говорит «лузер», проигравший?

Так называемое «дело Собчака», по которому велось следствие в 1996 году и с которым Ксения впервые познакомилась осенью 2017 в ходе работы над фильмом (там порядка 122 томов), выглядит (в изложении авторов фильма) по нынешним временам и мелким, и смешным, имеющим больше значения не содержанием своим, а той личной драмой, которую пришлось в связи с ним пережить Анатолию Собчаку и его семье, драмой, вылившейся потом в проблемы со здоровьем и, возможно, ускорившей смерть политика.

Но именно «дело», а не «уроки» – стало в итоге названием фильма (при том, что сама Ксения признается: рассказ о судебном деле – самая нелюбимая ее часть фильма, и самая слабая, добавим мы). Но тут важно не реальное дело, а сама эта метафора. Уроки извлечены, но кто продолжит дело Собчака? Повзрослевшая пытливая девочка Алиса из сказки Льюиса Кэрролла?

Извлекавший уроки увидел, что бывает, когда гайки раскручены. Ну вот теперь мы живем в ситуации, когда гайки закручиваются! В фильме похожие слова произносит журналистка Наталья Чаплина, бывший редактор популярной газеты «Час Пик», а во вступительной речи к казанскому показу эти же слова про закручивание гаек нам повторила и сама Ксения Собчак, уже от себя. И как, мол, она не согласна с этим закручиванием. И прозвучали из ее уст знаковые сейчас фамилии Олега Сенцова, Кирилла Серебрянникова, Юрия Дмитриева. И что дело ее папы тоже было полностью сфабриковано, и одни и те же люди когда-то проявляли милосердие, а теперь проявить его не могут… Ее также поразил ответ Путина на вопрос о том, почему, когда все выяснилось, сразу же не закрыли дело Собчака: «Ну они вели его по инерции, не могли же они сразу признать, что они неправы». «То есть он знает, почему ведутся такие дела! Ведь то же самое происходит и сейчас!»

Владимир Путин не просто извлекал уроки, он проявил самое деятельное участие в буквальном спасении своего учителя Анатолия Собчака. Им была разработана практически настоящая секретная операция по тайному вывозу Анатолия Александровича на лечение в Париж, Путин рисковал карьерой, своим будущим, тем не менее пошел на это, и впервые в фильме рассказывает об этом эпизоде своей биографии. Ксения всегда будет ему благодарна за это.

Но как бы папе жилось в настоящем времени? Очень неуютно! И кто же теперь сможет реально продолжить его дело? Не считая его манифестом лузера? Оказалось еще, например, что Анатолий Собчак был противником шоковой терапии («унизили людей, и главный грех в том, что уничтожили энтузиазм народа, а на одном этом энтузиазме столько можно было сделать») и противником войны в Чечне…. Многое уже пропало в туне… И вот вместо верного ученика, «извлекателя уроков», пред наши очи вся в белом вышла принцесса, та, что слушала сказки, сидя на ковре. Теперь она стоит в полный рост на фоне снежной горы.

Кадр, напоминающий сцену из автобиографического фильма «Зеркало» Андрея Тарковского, где мальчик с портфелем стоит у дерева рядом со снежным спуском и на шапку его садится птичка! На Ксению Собчак птичка не садится, но пафос избранничества читается вполне наглядно. Ксения пересказывает папину историю: «Мы в детстве играли в «Царя горы», и суть была в том, что невозможно слишком долго быть на вершине горы, тебя обязательно «свергнут», и только самые умные понимали это, и когда чувствовали приближение этого момента, садились на салазки и скатывались сами».

На пресс-подходе Ксения итожила: после Путина нас ждет коллапс, кризис, и не потому, что он такой хороший управленец, а напротив. Хороший – это тот, который после себя оставляет систему в рабочем состоянии, где все не замыкается только на одном человеке. И вот когда это случится (то есть послепутинский кризис), то у нас неизбежно наступят новые девяностые, и главную роль начнут играть новые поколения, т. н. «дети», не отягченные советским мировоззрением.

Пазл сложился. Главный герой фильма, оказывается, не Собчак, и даже не Путин, а сама Ксения! Уж не ее ли это дело – «Дело Собчак(а)», вынесенное в название фильма? В фильме Веры Кричевской «Слишком свободный человек» о Борисе Немцове не было никакого сквозного ведущего, не было и выделенных рисунков ролей у участников картины, зато был рассказ о девяностых, тех, всамделишных, какие мы все переживали, и какими их пристрастно запомнили все участники того фильма. Не хотелось бы только, чтобы фильм о Немцове стал своеобразным ореолом нынешнему фильму о Собчаке. Напротив, давайте воспринимать их совершенно отдельно, как два абсолютно разных, не связанных друг с другом фильма… Оканчивается картина о Собчаке тихими, «прогулочными» кадрами Санкт-Петербурга, на фоне которых приглушенные лозунги митингов разных лет, скандируют то «Россия будет свободной», то что-то навроде «Долой КПСС».


Айрат Бик-Булатов.

Фотографии: Кадры из фильма «Дело Собчака»
Комментарии
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости
Loading...