$ 66,50
75,61
Казань -7 °C

​Собор Казанской иконы Божьей Матери: реконструкция в процессе

21 апреля 2018 | Общество

«Казанский репортер» побывал в строящемся Соборе Казанской иконы Божьей Матери и узнал, как идет процесс воссоздания храма.

Сквозь пелену апрельского дождя собор казался акварельным рисунком. Я смотрел на него, пытаясь представить: как же он будет выглядеть, когда завершатся работы. Окончательно. Все – и внешние, и внутренние. И не получалось. Фантазии, видимо, маловато.

– Осторожнее, пожалуйста, никуда не отклоняйтесь от маршрута: в храме идут работы, я не хочу, чтобы вы пострадали, – представитель генподрядчика проекта ООО «Евростройхолдинг» Антон Дарчиев ведет нас по деревянным мосткам к входу в собор. – Мы планируем закончить к четвертому июля – празднику Казанской Божией матери…

– Но в июле празднование иконы двадцать первого числа, четвертое – это в ноябре, – осторожно поправляю я.

– Ну, значит, в ноябре, – без тени смущения продолжает он. – Планируем сдать кровлю, установить кресты, сделать фасад, штукатурку под роспись, полы и благоустройство по периметру вокруг храма, чтоб паломники могли обойти собор и посмотреть на него. Внутрь еще не пустим, там отделочные работы будут вестись. А кресты к нам придут в конце мая, до Чемпионата мира по футболу, надеюсь, мы их установим.

Я много раз перебирал архивные фотографии, каждая деталь накрепко врезалась в память. Вот он – белоснежный красавец, доминирующий над Засыпкинской слободой: сорок три на сорок девять метров при высоте здания сорок четыре метра. А рядом – пятидесятипятиметровая колокольня. Для сравнения – знаменитая волгоградская «Родина-мать зовет!» на три метра ниже. Говорят, что храм воссоздается таким, каким он был до уничтожения в 1932 году. Те же размеры, те же росписи, то же оформление фасадов.

– Мастера из Мурома работают над двадцатью восемью наружными иконами, выполняемыми из смальты, – уточняет замминистра строительства, архитектуры и ЖКХ РТ Владимир Кудряшов. – Четырнадцать из них будут готовы к ноябрю. Рассчитываем, что и иконостас будет выполнен к этому сроку.

Собор был спроектирован в самом конце XVIII века архитектором Иваном Старовым, автором Троицкого собора Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге. По его замыслу тут был точно такой же иконостас, как и в питерском храме. Сделанный из мрамора, он имел бронзовые украшения. Неужто в обновленном соборе мы увидим его копию? К сожалению, этот вопрос повисает в воздухе без ответа. Как нет ответа и на просьбу назвать фирму, выполняющую заказ на создание иконостаса.

– Строительно-монтажные работы, фасад, кровля, установка крестов и куполов, инженерные коммуникации и внутренняя отделка уже почти завершены, – продолжает Кудряшов. – В соборе проведены уникальные работы. Сам объем здания уже уникален. А ведь еще здесь сооружены монолитные купола, двадцать четыре колонны высотой почти двенадцать метров с основанием метр тридцать, изготовленные по уникальной технологии высокоточной опалубки, мы долго искали специалистов, которые смогли сделать кладку сводов в Пещерном храме. Но впереди еще очень большой объем уникальных работ, дату завершения которых трудно спрогнозировать: изготовление иконостаса, икон, роспись стен.

– Внутреннее убранство будет идентично всем архивным документам, в которых сохранилось описание храма. У нас есть старые рисунки и фотографии, по ним мы даже определяем, какие были материалы, – авторитетно заверила начальник отдела реставрации ГКУ «Главинвестстрой РТ» Майя Морозова. – Единственное отклонение от исторической правды – хоры. Но таково требование времени: здесь ожидается очень много паломников и туристов – по десять тысяч человек в день, – чтобы певчие не затерялись в толпе, мы их поднимаем надо всеми.

Кто и когда будет заниматься росписями стен – пока не ясно. По нормативам должно пройти года три, прежде чем на отштукатуренные стены можно будет нанести фрески. Тогда на конкурсной основе и будет решаться вопрос о привлечении мастеров. Их работа – тоже не быстро делается. Так что до полного восстановления собора утечет немало воды.

– А как обстоит дело с акустикой? – уточняет моя коллега по журналистскому ремеслу.

– У нас есть сохранившийся Пещерный храм, над которым возводится новое здание, – Морозова говорит так, будто общается с детьми: терпеливо повторяя азбучные истины менторски-усталым тоном. – Для того, чтобы понять, как они будут «дружить», мы пригласили московский институт климатологии, чтобы он нам помог определить сочетающиеся между собой материалы и оптимальный температурно-влажностный режим. Мы привлекали и московскую организацию технологов, которая нам определяла лучший состав штукатурных растворов, чтобы акустика была естественной, без применения технических средств.

– Когда строился Большой концертный зал приезжали специалисты-акустики из Голландии, когда Денис Мацуев строил концертный зал в Иркутске, строителей консультировали японские акустики. Здесь задействованы специалисты по звуку? – продолжает настаивать коллега.

– Штукатурный слой очень сильно влияет на акустику, – не сдается Морозова.

Мы спускаемся в Пещерный храм, созданный в подземной части собора в 1910 году. При археологических раскопках здесь удалось обнаружить и зафиксировать нишу в стене, которая обозначает место явления Казанской иконы Божией Матери в 1579 году, а также фундамент более древнего храма, стоявшего на этом месте. Рассказывая о том, как в 1595 году на месте первоначально деревянной церкви был выстроен каменный храм, Майя Морозова с гордостью показывает камни XVI века. Потом она обращает наше внимание на остатки росписей на кирпичных стенах, на следы старой штукатурки и опоры сводов, выступающих прямо из стен. А еще в культурном слое были обнаружены находки, которые относятся к расцвету Казанского ханства: фрагменты красноглиняной болгарской керамики и Золотоордынская монетка XIV века.

– Пещерный храм построен как катакомбный, будет трудно ходить, выпрямившись в полный рост. И, наверное, будет какое-то ограничение в посещении, – продолжает свой рассказ Морозова. – В советское время все здесь было засыпано песком, поэтому он так хорошо сохранился. Здесь же никто ничего не трогал. Сейчас археологи просто убрали этот песок.

По давней традиции монахинь и меценатов хоронили на территории монастыря. В соборе было обнаружено несколько могил. И теперь специалисты пытаются отыскать документы, чтобы идентифицировать покойников. А самих усопших оставляют на том же месте, не трогая, чтобы не осквернять прах эксгумацией.

Еще немного побродив под сводами Пещерного храма, по крутым ступеням выбираюсь наверх.

– Воссоздание собора – это первый этап регенерации Богородицкого мужского монастыря, – приоткрывает нам планы на будущее главный инженер Казанского епархиального управления Михаил Федотов. – До революции здесь был женский монастырь, сейчас, так получилось, он мужской. После завершения всех строительных работ будет длительный этап по росписи стен. Затем начнется восстановление двух корпусов Богородицкого монастыря, почти две тысячи квадратных метров каждый. Это сестриченский корпус и корпус настоятельницы. Есть планы у Епархии восстановить и собор Николы Тульского, который располагался между этими корпусами. Справа, где сейчас руины сестриченского корпуса, будет паломнический центр, в котором разместятся гостиница, трапезная, подсобные помещения, помещение для мероприятий. Но обследование прилегающей территории для выдачи полноценного технического задания, утверждение проекта Епархией и Министерством культуры, выделение средств, определение подрядчика начнется только после завершения работы над собором. В здании бывшей церковно-приходской школы сейчас пустующий жилой дом – муниципалитет уже помог нам с расселением жильцов. И там вновь будет располагаться воскресная школа Богородицкого монастыря. А вот с колокольней придется подождать. Часть ее фундамента заходит под дом номер три на Большой Красной. Если начнется реновация жилья и его снесут, тогда можно будет начать разговор о восстановлении колокольни. А пока будем довольствоваться звонницей при входе на территорию монастыря.

Между тем, уже сейчас, когда специалисты оценивают завершенность работ по собору процентов на шестьдесят, уже истрачено семьсот пятьдесят миллионов рублей. Дорогостоящее это удовольствие – возрождать из небытия то, что уничтожили наши отцы и деды.


Зиновий Бельцев.


ФОТОРЕПОРТАЖ



Фотографии: Владимир Васильев, архив
Новости от партнеров
Комментарии
А вот тут из Иркутска интересуются - какой это концертный зал Мацуев строил в Иркутске?
18:12, 21.04.2018 | вопрос
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости