$ 65,81
75,32
Казань +8 °C

Афганистан –​​ взгляд в прошлое: Накануне войны

24 февраля 2018 | Аналитика

Был ли выбор у руководства СССР при принятии решения о вводе войск в Афганистан? Рассуждает Герой России и непосредственный участник войны в Афганистане Ильяс Дауди. Детальная хронология событий, секретные документы, факты и мнения – в материале, написанном специально для «Казанского репортера». Первая часть статьи была посвящена расстановке сил в регионе и ключевым игрокам, чьи интересы сошлись в Афганистане. Сегодня представляем вашему вниманию вторую часть материала: речь пойдет о состоянии Афганистана накануне войны, секретных переговорах с СССР и реакции советского руководства на просьбы военной помощи.

ШАХ И МАТ

В ночь с 16 на 17 июля, двоюродный брат короля Афганистана Захир-шаха - Мохаммад Дауд возглавил военный переворот и сверг монархию. Король Захир-шах, находившийся с визитом в Италии, отрёкся от престола и остался в Риме. Сразу же после переворота были распущены парламент и Верховный суд, запрещена деятельность политических партий. Сам Дауд, возглавил новый высший орган власти – Центральный комитет Республики Афганистан, став в одном лице главой государства, а также: премьер-министром, министром национальной обороны и министром иностранных дел.

Режим Мохаммада Дауда носил авторитарный характер. Свержение монархии не сняло социально-экономические проблемы и недовольство в стране лишь росло. Только за полгода существования республики были раскрыты два крупных антиправительственных заговора. По подозрению в госизмене арестованы сотни государственных, военных и религиозных деятелей. Организаторов ждали смертные казни и длительные, вплоть до пожизненного, тюремные сроки.

Планы правительства Дауда провести экономические преобразования и аграрную реформу, вызвали резкое противодействие религиозных кругов. Организация «Мусульманская молодёжь», как наиболее активная политическая сила, выступила с призывом к вооружённому восстанию против правительства Дауда, за изгнание левых из государственных органов власти и образования Исламской республики. Под руководством «Мусульманской молодёжи» 21 июля 1975 год началось антиправительственное вооруженное восстание в Панджшерской долине, охватившее ещё пять северо-восточных провинций Афганистана.

Президент Афганистана Мохаммад Дауд

К середине 70-х годов, после массовых репрессий и чисток силовыми структурами правительства Дауда, «Мусульманская молодёжь» перестала существовать как политическая организация. Спасшийся бегством в Пакистан один из активистов Гульбеддин Хекматияр в 1974 году сформировал «Исламскую партию Афганистана» (ИПА). Спустя три месяца, новую партию «Исламское общество Афганистана» (ИОА), образовал Бурхануддин Раббани. Широкую известность, оба политика обрели в 1980 годы, став лидерами наиболее крупных исламских партий в союзе афганских моджахедов «Пешаварской семёрки», ведущем вооружённую борьбу с правительственными силами ДРА и советскими войсками.

САУРСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

К апрелю 1978 года обстановка в Афганистане крайне обострилась. 17 апреля был застрелен видный деятель Народно-Демократической Парии Афганистана (НДПА), бывший главный редактор оппозиционной газеты Мир Акбар Хайбар. Его похороны вылились массовый митинг против режима Дауда, который привел к столкновению демонстрантов с полицией. Дауд приказал арестовать лидеров НДПА. В ночь на 26 апреля Нур Мохаммад Тараки, Бабрак Кармаль, Хафизулла Амин и другие деятели НДПА были взяты под стражу и обвинены в провокационных и антиконституционных преступлениях.

На выручку руководителям НДПА, утром 27 апреля 1978 года, в Кабул вошли солидарные с левыми силами, подразделения бронетанковой бригады. Президентский дворец был окружён. Верные Дауду воинские части попытались с боем прорваться к столице, но были рассеяны воздушными атаками авиации, принявшей сторону восставших. Осада президентского дворца длилась всю ночь. Подвергнутый бомбардировке и обстрелу, к утру дворец пал.

Саурская революция в Афганистане

Ранним утром 27 апреля в президентский дворец пробилась группа военных и потребовала Дауда сдаться. Он ответил отказом и открыл по военным стрельбу. Ответным огнём Дауд был убит. Вместе с ним погибли 18 членов его семьи, включая пятерых детей и его брата Мухаммеда Наима (по некоторым данным, количество погибших достигло 33 человек).

По словам Хафизуллы Амина это произошло так:

«Конец наступил быстро. Президенту не раз предлагали сдаться. Он не соглашался. Ворвавшийся во дворец с группой солдат, молодой офицер, заявил Дауду: «Власть взяла революция!» Президент выстрелил в него из пистолета. Тяжело раненый, офицер упал, сопровождавшие офицера солдаты открыли огонь».

По иронии судьбы Дауд был свержен при организации леворадикальных сил из числа своих бывших сторонников, обеспечивших его приход к власти в 1973 году. Вечером 27 апреля по радио было объявлено о победе «Саурской революции» («саур», на языке дари - апрель).

Афганистан был объявлен Демократической Республикой (ДРА). Главой государства и премьер-министром стал генеральный секретарь и основатель НДПА, Нур Мохаммад Тараки, его заместителем Бабрак Кармаль, Хафизулла Амин назначен первым заместителем премьера и министром иностранных дел.

Председатель Революционного совета Нур Мохаммад Тараки

ПОСЛЕ АПРЕЛЯ

Победа Саурской революция в апреле 1978 года, свершённая Народно-Демократической партией Афганистана (НДПА), сильно сблизила ДРА с Советским Союзом. Генеральный секретарь партии Тараки, объявил о приверженности курса идеям социализма и вступлении на путь социалистических преобразований. В Москве его слова встретили с воодушевлением и стали рассматривать Афганистан, как дружественное, в перспективе социалистическое государство. Историческим примером была Монголия и Советские республики Средней Азии.

Нур Мохаммад Тараки и Хафизулла Амин были единомышленниками, близкими товарищами по НДПА, которые вместе боролись сначала с монархией, а затем с режимом Дауда. Оба происходили из второго по величине союза пуштунских племён «гильзаи». В то время как афганские монархи: эмиры и короли, относились к наиболее крупному союзу пуштунских племён «абдали» (дуррани). Они были выходцами из южного Афганистана (Кандагара) и принадлежали роду «баракзай», племени «мохаммадзай», который правил Афганистаном почти полтора столетия. Если быть точным – сто сорок три года.

Начав управление страной, Тараки приступил к проведению радикальных экономических и социальных реформ, которые вошли в противоречие с фундаментальными социально-религиозными традициями.

Афганистан

Новая афганская власть, являясь по сути антиклерикальной, антифеодальной и антикапиталистической, стремилась к установлению социального равенства в афганском обществе. При этом Афганистан по сути мало чем отличался от феодального государства: почти 86 % населения проживало в сельской местности, более 2,5 миллионов афганцев вели кочевой и полукочевой образ жизни, около 33 % крестьянских хозяйств не имело земли, значительная часть крестьян-собственников была обременена тяжёлой кредитной задолженностью и выплачивала до 45 % годовых. До 88 % населения страны оставалось неграмотным, только 28,8 % детей школьного возраста обучалось в школе. Однако, достижение благой цели путём разрушения многовекового социального и религиозного уклада - "не считаясь с «национальными обычаями, традициями и правами», привело к росту протестных настроений.

Используя растущее недовольство В мае 1978 года в Афганистан были заброшены первые вооружённые отряды «Исламской партии Афганистана» (организации, созданной Гульбеддином Хекматияром). Под лозунгами «защиты ислама от неверных» была развернута вооружённая борьба с новым режимом. В июне произошли первые вооружённые выступления в провинциях: Бадахшан, Бамиан, Кунар, Пактия и Наргархар. В мае 1979 года в Афганистане вспыхнули антиправительственные вооруженные выступления в провинциях: Пактика, Газни, Пактия, Нангархар, Кунар, Балх, Кабул. Во всех районах их подавили правительственные войска.

В приграничной с Афганистаном части Пакистана были открыты штаб-квартиры антиправительственных военно-политических группировок, таких как: «Исламское общество Афганистана» (Б.Раббани), «Исламская партия Афганистана» (Г.Хекматияра), «Национальный Исламский фронт Афганистана» (НИФА), «Исламская партия Юнуса Халеса» (ИПХ), «Движение исламской революции Афганистана» (ДИРА), «Национальный фронт спасения Афганистана» (НФСА). Там располагались их военные лагеря, перевалочные базы, учебные центры.

Моджахеды

В конце 1978 года продолжилась массовая засылка в Афганистан подготовленных в Пакистане вооружённых отрядов и диверсионных групп. В этот период времени, масштабы сопротивления правительству Тараки стали быстро расти. Помимо борьбы с вооружёнными отрядами извне, правительству пришлось применять силу и в подавлении внутренних восстаний. Председателю Революционного совета Афганистана Тараки не удавалось стабилизировать обстановку в стране. Он, а позже и Хафизулла Амин, многократно обращались к руководству СССР о вводе Советских войск в Афганистан.

«ПОЧЕМУ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ НЕ МОЖЕТ ПОСЛАТЬ УЗБЕКОВ, ТАДЖИКОВ, ТУРКМЕНОВ В ГРАЖДАНСКОЙ ОДЕЖДЕ? НИКТО ИХ НЕ УЗНАЕТ»

За событиями, которые предшествовали вводу войск в Афганистан лучше всего проследить в хронологическом порядке.

5 декабря 1978 года в Москве был подписан «Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между СССР и Демократической Республикой Афганистан (ДРА)».

15 марта 1979 года. Происходит мятеж в Герате. Реформы Правительства ДРА, социалистической направленности, привели к всплеску социальной напряжённости на западе Афганистана. Радикально настроенные исламисты, используя недовольство населения города Герат (численность 250 тысяч человек) подняли антиправительственный мятеж с участием свыше двадцати тысяч человек - гражданских и военных 17-й пехотной дивизии, приведший к гибели более двух тысяч человек, в их числе были и два советских гражданина. Данные события послужили поводом для очередного обращения Правительства ДРА к советскому руководству с просьбой о вводе войск.

Подписание «Договора о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между СССР и Демократической Республикой Афганистан (ДРА)»

17 марта 1979 года просьба Правительства ДРА обсуждалась на заседаниях Политбюро ЦК КПСС. Председателю Совета министров СССР Алексею Косыгину поручили переговорить с Тараки, чтобы выяснить положение в Афганистане.

18 марта 1979 года. Стенограмма телефонного разговора между Косыгиным и Тараки (Совершенно секретно. Особая папка).

Н.М. Тараки. Обстановка нехорошая, ухудшается. В течение полутора последних месяцев с иранской стороны было заброшено около 4 тыс. военнослужащих в гражданской одежде, которые проникли в город Герат и в воинские части. Сейчас вся 17-я пехотная дивизия находится в их руках, включая артиллерийский полк и зенитный дивизион, который ведет огонь по нашим самолетам. В городе продолжаются бои.

А.Н. Косыгин. А офицерский состав дивизии тоже изменил, или часть находится с командиром дивизии на аэродроме?

Н.М. Тараки. Небольшая часть на нашей стороне, остальные находятся у противника.

А.Н. Косыгин. Среди рабочих, среди городских мещан и служащих в Герате вы имеете поддержку? Есть еще на вашей стороне кто-то?

Н.М. Тараки. Активной поддержки со стороны населения нет. Оно почти целиком находится под влиянием шиитских лозунгов. «Не верьте безбожникам, а идите за нами», — пропаганда на этом построена.

А.Н. Косыгин. Сколько населения в Герате?

Н.М. Тараки. 200–250 тысяч человек. Они ведут себя в зависимости от обстановки. Куда их поведут, туда они и пойдут. Сейчас они на стороне противника.

А.Н. Косыгин. А рабочих там много?

Н.М. Тараки. Мало очень — всего 1–2 тысячи человек.

Председатель Совета министров СССР Алексей Косыгин

А.Н. Косыгин. Какие перспективы, по вашему мнению, в Герате?

Н.М. Тараки. Мы считаем, что сегодня вечером или завтра утром Герат падет и будет полностью в руках противника.

А.Н. Косыгин. Какие же дальше перспективы?

Н.М. Тараки. Мы уверены, что противник будет формировать новые части и пойдет дальше в наступление.

А.Н. Косыгин. У вас нет сил нанести им поражение?

Н.М. Тараки. Если бы были…

А.Н. Косыгин. Какие же ваши предложения по этому вопросу?

Н.М. Тараки. Мы просим, чтобы вы оказали практическую и техническую помощь людьми и вооружением.

А.Н. Косыгин. Это вопрос очень сложный.

Н.М. Тараки. В противном случае мятежники пойдут в сторону Кандагара и дальше в сторону Кабула. Они приведут половину Ирана в Афганистан под флагом гератской дивизии. Вернутся афганцы, которые убежали в Пакистан. Иран и Пакистан работают по одному плану против нас. И поэтому, если вы нанесете сейчас по-настоящему удар по Герату, то можно будет спасти революцию.

А.Н. Косыгин. Об этом сразу узнает весь мир. У мятежников есть рации, они сразу же сообщат.

Н.М. Тараки. Я прошу, чтобы вы оказали помощь.

А.Н. Косыгин. Мы должны по этому вопросу посоветоваться.

Н.М. Тараки. Пока будете советоваться, Герат падет, и будут еще большие трудности и для Советского Союза, и для Афганистана.

Нур Мохаммад Тараки

А.Н. Косыгин. Вы надеетесь на свою армию? Какова ее надежность? Вы не можете собрать войска, чтобы ударить по Герату?

Н.М. Тараки. Мы считаем, что армия надежна. Но снять войска из других городов, чтобы направить их в Герат, мы не можем, так как это ослабит наши позиции в других городах.

А.Н. Косыгин. А если мы быстро дадим дополнительно самолеты и оружие, вы не сможете сформировать новые части?

Н.М. Тараки. Это потребует много времени, и Герат падет.

А.Н. Косыгин. Вы считаете, что если Герат падет, то Пакистан предпримет такие же действия со своей границы?

Н.М. Тараки. Вероятность этого очень велика. Моральный дух пакистанцев после этого поднимется. Американцы оказывают им соответствующую помощь. После падения Герата также направят в гражданской одежде солдат, которые начнут захватывать города, и иранцы будут активно вмешиваться. Успех в Герате — это ключ ко всем остальным вопросам, связанным с борьбой.

А.Н. Косыгин. Какие бы вы хотели иметь с нашей стороны внешнеполитические акции, заявления? У вас есть какие-либо соображения по этому вопросу в пропагандистском плане?

Н.М. Тараки. Надо сочетать и пропагандистскую и практическую помощь. Я предлагаю, чтобы вы на своих танках и самолетах поставили афганские знаки, и никто ничего не узнает. Ваши войска могли бы идти со стороны Кушки и со стороны Кабула.

А.Н. Косыгин. До Кабула надо еще дойти.

Н.М. Тараки. От Кушки очень близко до Герата. А в Кабул можно доставить войска и на самолетах. Если вы пришлете войска в Кабул и они пойдут из Кабула на Герат, то никто ничего не узнает, по нашему мнению. Будут думать, что это правительственные войска.

А.Н. Косыгин. Я не хочу вас огорчать, но скрыть это не удастся. Это будет известно всему миру через два часа. Все начнут кричать, что началась интервенция в Афганистане со стороны Советского Союза. Скажите, Тараки, если на самолетах мы поставим вам оружие в Кабул, включая танки, то вы найдете танкистов или не найдете?

Н.М. Тараки. Очень небольшое количество.

А.Н. Косыгин. А сколько?

Н.М. Тараки. Точных данных не имею.

А.Н. Косыгин. А если на самолетах быстро прислать вам танки, необходимые боеприпасы, дать минометы, то вы найдете специалистов, которые могут использовать это оружие?

Н.М. Тараки. На этот вопрос ответа я не могу дать. На него могут ответить советские советники.

А.Н. Косыгин. Значит, можно понять так, что в Афганистане хорошо подготовленных военных кадров нет или их очень мало. В Советском Союзе прошли подготовку сотни афганских офицеров. Куда же все они делись?

Н.М. Тараки. Большая часть их — мусульмане-реакционеры, эхванисты, или, как они еще называются, «Братья мусульмане». На них положиться не можем, не уверены в них.

А.Н. Косыгин. Не можете ли вы сейчас сформировать несколько дивизий в Кабуле из передовых людей, на которых вы можете положиться, и не только в Кабуле, но и в других местах? Мы дали бы соответствующее вооружение.

Н.М. Тараки. Нет офицерских кадров. Иран посылает в Афганистан военных в гражданской одежде. Пакистан посылает также в афганской одежде своих людей и офицеров. Почему Советский Союз не может послать узбеков, таджиков, туркменов в гражданской одежде? Никто их не узнает.

А.Н. Косыгин. Что вы можете еще сказать по Герату?

Н.М. Тараки. Хотим, чтобы к нам послали таджиков, узбеков, туркменов, для того чтобы они могли водить танки, так как все эти народности имеются в Афганистане. Пусть наденут афганскую одежду, афганские значки, и никто их не узнает. Это очень легкая работа, по нашему мнению. По опыту Ирана и Пакистана видно, что эту работу легко делать. Они дают образец.

А.Н. Косыгин. Конечно, вы упрощаете вопрос. Это сложный политический, международный вопрос. Но, независимо от этого, мы еще раз посоветуемся и дадим вам ответ. Мне кажется, что вам нужно было бы попытаться создавать новые части. Ведь нельзя рассчитывать только на силу людей, которые придут со стороны. Вы видите по опыту иранской революции, как народ выбросил всех американцев оттуда всех других, которые пытались изображать из себя защитников Ирана. Условимся вами так: мы посоветуемся и дадим вам ответ. А вы, со своей стороны, посоветуйтесь со своими военными, нашими советниками. Есть же силы в Афганистане, которые будут вас поддерживать с риском для жизни и будут бороться за вас. Эти силы надо сейчас вооружать.

Алексей Косыгин

«НАШИМ ВОЙСКАМ ПРИШЛОСЬ БЫ БОРОТЬСЯ НЕ ТОЛЬКО С ВНЕШНИМ АГРЕССОРОМ, НО И С КАКОЙ-ТО ЧАСТЬЮ ВАШЕГО НАРОДА. А НАРОД ТАКИХ ВЕЩЕЙ НЕ ПРОЩАЕТ»

19 марта 1979 года. На заседании Политбюро ЦК КПСС обсуждается обстановка в ДРА, Леонид Брежнев высказывается о возможности начала военной операции в Афганистане: «Мне думается, что правильно определили члены Политбюро, что нам сейчас не пристало втягиваться в эту войну. Надо объяснить товарищу Тараки и другим афганским товарищам, что мы можем помочь им всем, что необходимо для ведения всех действий в стране. Участие же наших войск в Афганистане может принести вред не только нам, но и прежде всего им… У них распадается армия, а мы здесь должны будем вести за нее войну».

20 марта 1979 года. Совещание членов Политбюро ЦК КПСС А. Н. Косыгина, А. А. Громыко, Д. Ф. Устинова, Б. Н. Пономарева с Генеральным секретарем ЦК НДПА Н. М. Тараки. (Совершенно секретно. Особая папка)

А. Н. Косыгин: «Ввод же наших войск на территорию Афганистана сразу же возбудит международную общественность, повлечет за собой резко отрицательные многоплановые последствия. Это, по существу, будет конфликт не только с империалистическими странами, но и конфликт с собственным народом. Наши общие враги только и ждут того момента, чтобы на территории Афганистана появились советские войска. Это им даст предлог для ввода на афганскую территорию враждебных вам вооруженных формирований. Хочу еще раз подчеркнуть, что вопрос о вводе войск рассматривался нами со всех сторон, мы тщательно изучали все аспекты этой акции и пришли к выводу о том, что если ввести войска, то обстановка в вашей стране не только не улучшится, а наоборот, осложнится. Нельзя не видеть, что нашим войскам пришлось бы бороться не только с внешним агрессором, но и с какой-то частью вашего народа. А народ таких вещей не прощает».

В этот же день состоялась встреча Брежнева с Тараки. Афганский лидер в очередной раз просил об оказании военной помощи. Тогда Брежнев заявил, что, по мнению советского руководства, посылать войска, а тем более наносить бомбо-штурмовые удары с территории СССР не стоит. В Афганистане достаточно опытных советников, которые могут помочь в ликвидации контрреволюционного выступления.

Леонид Брежнев и Нур Мохаммад Тараки

В апреле повысилась боевая активность вооруженной оппозиции в провинциях: Бадгиз, Бадахшан, Тахар, Кунар, Нангархар, Пактика и Пактия. Правительственные силы ДРА всё чаще вступают в боевое противостояние с отрядами оппозиции.

В мае 1979 года обстановка в Афганистане продолжает осложняться, в частности вспыхнули антиправительственные вооруженные выступления в семи провинциях: Пактика, Газни, Пактия, Нангархар, Кунар, Балх, Кабул. Все они были подавлены правительственными войсками. Правительство ДРА вновь обратилось с просьбой об оказании военной помощи.

24 мая 1979 года. Просьба о военной помощи рассматривается на заседании Политбюро ЦК КПСС. По результатам заседания секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев обращается к послу СССР в Афганистане. (Совершенно секретно. «Особая папка – Кабул»):

«Посетите Н. М. Тараки и, сославшись на поручение, сообщите ему, что просьбы афганского руководства об оказании дополнительной военной помощи Демократической Республике Афганистан внимательно рассмотрены. Скажите, что в Москве разделяют озабоченность афганского руководства в связи с активизацией контрреволюционной деятельности реакционных сил в Афганистане. Советское правительство, руководствуясь стремлением оказать дальнейшую интернациональную помощь в деле стабилизации положения в ДРА, приняло решение поставить в 1979–1981 годах безвозмездно специмущество на сумму 53 млн. рублей, в том числе: (список вооружений, боеприпасов и военной техники прилагается)».

«Что касается просьбы Афганской Стороны о направлении в ДРА вертолётов и транспортных самолётов с советскими экипажами и возможной высадки нашего воздушного десанта в Кабул, то вопрос об использовании воинских подразделений был детально и со всех точек зрения обсужден во время посещения Москвы Президента ДРА Н.М. Тараки в марте сего года. Такие акции, как мы глубоко убеждены, сопряжены с большими осложнениями не только во внутриполитическом, но и в международном плане, что будет несомненно использовано враждебными силами прежде всего в ущерб интересам ДРА и закрепления завоеваний Апрельской революции».

Кабул накануне войны, 1979 год

14 июня 1979 года. Донесение из Кабула (Секретно):

«14 июня в Доме Народа состоялась встреча с Премьер-министром Xафизуллой Амином. В ходе беседы X. Амин подчеркнул, что «враги хотят уничтожить руководителей государства. Я обращаюсь к Вам с просьбой, чтобы Вы доложили своему руководству об оказании нам помощи, направив в ДРА для охраны правительства в Доме Народа и аэродромов Баграм и Шинданд советские экипажи на танки и БМП». Ранее, как известно, X. Амин выдвигал неоднократные предложения об участии наших экипажей на танках и самолетах в выполнении некоторых задач непосредственно в районах боевых действий с мятежниками. Главный военный советник 10 ГУ ГШ генерал-лейтенант, 16.06.1979 года.»

В Москве внимательно следили за развитием обстановки в Афганистане. В Генштабе специальная группа вырабатывала предложения руководству по дальнейшим шагам военного характера в ДРА.

3 июля. После подписания президентом США Джимми Картером директивы «о тайной помощи противникам афганского правительства», внутриполитическая обстановка в ДРА стала стремительно ухудшаться. К осени антиправительственные выступления охватили восемь афганских провинций.

В августе 1979 года обстановка на афгано-пакистанской границе заметно обострилась. В приграничных с Афганистаном районах ИРИ и ИРП создавались лагеря беженцев, формировались базы вооруженной афганской оппозиции. Лидеров контрреволюционных организаций консультировали и наставляли агенты ЦРУ США, спецслужб Пакистана, Ирана, Китая и других стран. Только в июне-ноябре 1979 года (до ввода советских войск) в пакистанских учебных лагерях прошли подготовку свыше 15 тысяч наёмников. К осени антиправительственные выступления в ДРА охватили восемь провинций.

В сентябре 1979 года власть в стране захватил Хафизулла Амин. Его правление было ознаменовано радикальным и жестким проведением реформ, одновременно с репрессиями против их противников. Последствия этих мер вызвали массовый исход афганцев в Иран и Пакистан.


Материал подготовил Герой России Ильяс Дауди

Продолжение следует.

Новости от партнеров
Комментарии
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости