$ 66,25
75,39
Казань -3 °C

Рустам Минниханов подвел итоги года

23 декабря 2017 | События

Президент Татарстана Рустам Минниханов провел традиционную встречу с представителями СМИ, на которой ответил на вопросы журналистов. Среди тех, кто смог задать вопрос был и «Казанский репортер».

О НЕДАВНЕЙ ВСТРЕЧЕ С ПУТИНЫМ

– Встреча прошла очень позитивно. Я доложил о наших социально-экономических показателях, несколько вопросов тоже задал. По дорогам там было, по обеспечению жильем я его проинформировал. В принципе у нас все прогнозные показатели выполнены, все намеченные планы по социально-культурным объектам, по всем программам реализованы. Каких-либо проблем у нас нет. Ну и после этого, когда пресса ушла, я рассказал какие еще планы у нас на 2018 год. Позитивно прошло. Все нормально, все хорошо.


О БАНКОВСКОМ КРИЗИСЕ

– Жизнь состоит из позитивных моментов и негативных. Много было положительного в этом году, но были и такие моменты, которые… Которые надо пережить. Не очень приятно, конечно, то, что случилось с банками, особенно с Татфондбанком – огромное количество юридических лиц, физических лиц. Конечно, все это бесследно не проходит. И, я думаю, нам еще достаточно долго надо будет решать эту проблему вместе. Потому что те ресурсы, которые в массе у АСВ, они недостаточны, чтобы покрыть все потери.

Поэтому, как вы все знаете, мы создали специальный фонд (Республиканский фонд поддержки). Есть ликвидная очень привлекательная земля, которую мы туда вложили. И нужно определенное количество времени, чтобы эту землю освоить и капитализировать в деньги. Но мы эту тему не сбросили, мы с этой темой не ушли. Потому что это наши татарстанцы, предприниматели, население. Как бы кто бы ни говорил, я думаю, что благодаря этому фонду мы минимизируем их потери. Потому, что там есть суммы очень большие – люди рисковали своими деньгами. Есть суммы, которые не очень большие, но очень судьбоносные для этих людей. Я их понимаю.

Допустим, за банковскую деятельность я не отвечаю, есть надзорные органы. Но, тем не менее, все это произошло в Татарстане. И мы сами тоже не ожидали, что размер боли будет в таких объемах. Это, конечно, отрицательный момент.


ОБ ЭКОНОМИКЕ

– Я хочу сказать, в экономическом плане, в плане работы самой республики, наших предприятий, инвест-программ, у нас никаких отклонений от планов нет. Но те обстоятельства, которые не от нас зависят – банковский кризис, проблемы, которые возникли в связи с изучением языков, конечно же, непозитивно [повлияли] и на настрой людей, и в мой адрес. Сложные моменты… Но все это мы должны пережить, никуда мы от этого не денемся.

Но в целом республика имеет хороший потенциал для дальнейшего роста. 38 программ на следующий год намечено, будем и дороги, и объекты строить, у нас серьезные инвестиции в выставочный комплекс, концертный зал нам надо сделать. Все эти планы будем реализовывать. Очень большая программа у нас в Нижнекамске. Только что вернулся из Нижнекамска и Альметьевска. Большие инвестиции у нас идут на нефтегазохимический комплекс. Сегодня я был на комплексе ТАНЭКО, до этого я был на комплексе ТАИФ и Нижнекамскнефтехим. Все планы наших крупных компаний, энергетических компаний, они в штатном режиме. И я считаю, что наше благополучие во многом будет зависеть от экономической составляющей. В этом плане у нас все вопросы, связанные с добычей нефти, переработкой, глубиной переработки, работой промышленных площадок, все эти вопросы решаются. Принято решение о статусе ТОСЭР еще для трех городов для привлечения инвесторов.

О ЯЗЫКОВОЙ ПРОБЛЕМЕ

– История, связанная с темой языков, она тоже была очень непростая. Хотя какое-то логическое завершение мы получили. В принципе, надо исходить из того, что татарский язык как родной – это одно, татарский язык как государственный язык республики – это уже несколько другое. К сожалению, мы сами татары язык своей матери не знаем. Или плохо знаем. И мало используем. Это надо принять, у нас у каждого свой татарский патриотизм должен быть. Вот этого нам не хватает. Но я понимаю, что язык общения у нас – русский.

Во–первых мы должны татарский как родной знать, это наш долг. От того, что ты не знаешь языка своей матери, это тебя не красит.

Второе – это Государственный язык субъекта Федерации. Но так получилось, что каждый понимал это по-своему, к сожалению. Мы тоже, наверное, должны были позиционировать эту программу, в частности, через Министерство образования РФ. Эти несогласованные действия привели к тому, что оказались в числе субъектов, которые нарушают федеральное законодательство. Хотя в Конституции все это есть. Но это регулируется федеральным стандартом, который формирует Министерство образования. Но все происходило очень быстро. Никто на это внимание на это не обращал. Все мы думали, что действуем в рамках нормативного законодательства, которое есть. Но мы столкнулись с этой проблемой.

Мое мнение: язык субъекта, конечно, должен иметь некие приоритеты. Но есть федеральные нормы, где впервые государственный язык субъекта включен, но он включен в вариативную часть, то есть добровольную. Мы обязаны подчиниться тому документу, который сегодня существует. Сегодня вся наша образовательная система руководствуется этим нормативным актом. Я думаю, что время покажет, какое решение должно быть. Но мы должны работать в рамках тех нормативных документов, которые на сегодняшний день существуют.

Я думаю, что здесь большая недоработка с нашей стороны. Язык должен быть привлекательным. Детские программы должны быть. Сама система татарского языка была сложной и не имела прикладного характера, поэтому она вызывала некоторое недовольство не только русского населения, но и татар. Эти вопросы мы говорили, но до конца не довели. Нам надо по методологии работать, по популяризации языка. Мы, конечно же будем работать в части онлайн-обучения, чтобы были возможности по использованию языков.

Ведь по большому счету, все учреждению по законам республики, и это соответствует федеральному закону, мы должны на двух языках вести все делопроизводство. Да, у нас есть определенные сельские районы, они ведут. Не во всех районах эта норма выполняется. Когда люди почувствуют, что этот язык нужен, какой бы он национальности не был, он будет понимать, что этот язык ему пригодится.

Я могу одно сказать, никогда не говори «никогда». Ты не знаешь, какой язык, какие твои качества, способности в жизни пригодятся. Родители принимают решение за своих детей, что им татарский язык не нужен. А может быть он будет баллотироваться в президенты Республики Татарстан? Может быть он будет в ситуации, когда ему надо будет общаться с людьми из тюркской группы? Я могу сказать, что спокойно могу общаться с казахами, узбеками, турками…

Сегодня эта тема нашла логическое завершение. Жизнь у нас длинная, мы для себя сделали много выводов. Мы будем двигаться вперед. Но все это должно быть в рамках законодательных актов, которые есть в нашей стране. Без самодеятельности.

Но я считаю, что мы многонациональная страна, каждый язык – это богатство нашей страны. Если мы будем терять прикладной характер того или иного языка, они будут исчезать, мы потом поймем, что это будет большая катастрофа для нашей большой страны. Знание языка никому не мешает. Все из нас прекрасно владеет русским языком, никаких вопросов. Конечно, были вопросы по количеству часов русского в школах, мы это принимаем. Но по качеству оценки ЕГЭ – Татарстан в лидерах по РФ один из лучших регионов. Русский язык мы должны знать в совершенстве. Но родной язык татары обязаны знать.

Тема нашла логическое завершение на данном этапе, но мы надеемся, что наш голос будет услышан. Потому, что это не голос Минниханова, Сафарова, Мухаметшина… Мне пишут очень много людей.

Есть примеры, когда в школах русские родители выбирают татарский язык. Я считаю, что это нормально. У нас никогда не было разделения по национальностям. Это очень плохо, если мы будем детей делить на русских и татар. Меня больше всего вот это волнует. У нас много смешанных браков. Когда мы начнем делить по национальному признаку детей – будет плохо. Это мои ощущение. Сегодня эта тема нашла логическое завершение, кому–то нравится, кому–то не нравится. Есть решение, мы работаем согласно нормативным документам.

О КОРРУПЦИИ

– Чиновникам стало намного сложнее работать. Мир стал очень открытым. Все сделки открыты. Даже если ты сделал какую–то противоправную сделку, она все равно будет раскрыта. У нас я считаю, что очень эффективно работает служба по антикоррупции, которую возглавляет Марс Бадрутдинов, очень принципиальная команда. Люди живут как жили. То, что 10 лет назад было в норме, никто и вопросов не задавал, 5 лет назад могли обсуждать, сегодня это неприемлемо.

Вот посмотрите, что осталось на рынке для предприимчивого человека, который ничего не делая хочет заработать. Весь передел собственности уже прошел. Украсть у кого–то уже не получится. Остается одно: или бюджетные деньги, или имущество, которое осталось у государства. Не секрет, по ряду наших должностных лиц за 5–6 лет сотни уголовных дел было. 66 уголовных дел в этом году было заведено. Не всё это воровство. Есть люди, которые противоправные действия совершил, не факт, что он деньги взял. Он сделал сделку нелегитимную. Ведь земля должна предоставляться по конкурсу или по определённому регламенту. Другого нет. Поэтому нам приходится приводить в чувство тех людей, которые имеют другую позицию. По степени их вины – или уголовное дело, или сделка считается ничтожной и все возвращается в доход или на баланс муниципалитета. Нам придется еще немножко почистить, посмотреть.

В принципе, мы всегда находим понимание. Асгат Ахметович (Асгат Сафаров – руководитель Аппарата президента РТ – ред.) вот здесь.Мы приглашаем и говорим: уважаемый, у вас вот здесь эти вещи не совсем правильные. Это не значит, что они деньги взяли или что-то. Но, наверное, и такие вещи есть, раз уголовные дела, когда ряд наших коллег привлекаются.


Исходя из этого нам надо обеспечить прозрачность всех наших действий. Потому что кроме бюджетных денег каких-то денег вот так просто нет. И бюджетные деньги, и муниципальные, и федеральные деньги, должны очень жестко контролироваться. Будем и дальше работать в этом направлении.

О ДОЛЬЩИКАХ

– У нас две проблемы. Во-первых, Набережные Челны. Основная часть ответственности, конечно, на городской администрации. Так или иначе, участники этого процесса не думали, что так произойдет. Второе – сама по себе эта тема поднималась уже не раз. Люди, которые привели к этой ситуации, скрыли свои активы. Они уже под арестом, но они скрыли свои земельные участки, и нам приходится изыскивать разные земельные участки, и эта работа идет. Еще бы эта работа шла системно, чтобы люди видели.

У нас есть фонд для дольщиков (Республиканский фонд поддержки – ред.), есть несколько таких привлекательных земельных участков. И мы будем использовать и городской, и республиканский потенциал.

Это будет уже январь-февраль, потому что есть регламент формирования. Там будет городская исполнительная власть. Курировать это будет Нигматуллин, первый заместитель премьер-министра Татарстана. Он, во-первых, хорошо знает город, и с городскими коллегами они возьмут совместно эту тему.


Там есть тоже две категории. Первая категория – люди, которые на самом деле отдали последние сбережения. А вторая категория – они очень выгодно вложили свои средства, они хотели заработать. Но я считаю, что в первую очень мы должны помочь тем людям, которым негде жить или которые имеют долговые обязательства, оказались в сложной ситуации.

О НЕФТИ

– Я могу сказать, что способность компании выплачивать дивиденды - это ее капитализация. А компания «Татнефть» поставила задачу в ближайшие 7-8 лет увеличит капитализацию в два раза. А чтобы добиться этого надо сделать очень много правильных вещей. Это и оптимизация, и соответственно международные отчеты, технологические режимы производства, масса вещей. Но самое главное экономическая эффективность работы, доходность, дивидендные проекты.

- Потенциально «Татнефть» в этом году могла нарастить объемы добычи нефти еще больше. Я уже говорил свое мнение, что благодаря усилиям нашего президента ОПЕК в России приняли решение по ограничению добычи. И мы в этой программе участвуем. Она дала серьезный позитив, потому что должны быть правила игры. А так как мы не можем расти дальше, не имеем права, мы должны выдерживать. А чтобы начать добывать неполную нефть надо четыре месяца качать пар и только после этого начинается процесс. Мы этот процесс не можем остановить он запущен. А обычная скважина там технологически это проще.

У нас были планы нарастить объемы добычи. Но так как есть ограничения, мы это выдерживаем, снижаем рост вот здесь, добавляем вот здесь. Но я считаю, что это большой успех нашего президента, который сумел убедить наших партнеров по ОПЕК принять это решение. Вы видите, цена [на нефть] уже не 50-55, а 63-64 [доллара за баррель].

О БИЗНЕСЕ

– Нам придется еще много работать. Малый бизнес сам по себе просто так не появится. Пока мы не будем менять отношение к этим людям, которые хотят сами заработать, дать кому-то работу, заплатить государству налоги, эта система будет хромать. Малый бизнес, средний класс – основа любого современного государства: самодостаточные люди, которые сами себя содержат, строят планы. Малый бизнес переходит в средний и далее.

С одним лозунгом «Давайте поможем малому бизнесу» мы никуда не уйдем. Все это болтовня. Начать бизнес – это сложно. Начинающий бизнес берет на себя большую ответственность: он должен взять деньги, нанять людей. Но у него нет опыта. Только амбиции. Плюс приходят контрольные, надзорные органы, бандиты - кто угодно. Он еще работать не начал.

Прежде чем посадить растение, мы должны землю обработать, удобрить, потом засеять, потом поливать. После этого появится растение. Он еще не сделал ничего. Если он что не так сделал, мы с удовольствием его давим. Наше отношение (власти, надзорных органов) такое: он (надзорный орган) – бог, может закрыть тебя, обанкротить. А столько людей может остаться без работы. Кто кредиты будет покрывать? У них нет совести, они не думают.

Пока мы не изменим свое мнение и не будем поддерживать разными формами, ничего не поменяется. Люди, которые идут в бизнес, - смелые люди. Им надо помочь, чтоб они сделали второй шаг, двигались дальше.

Я со своей стороны стараюсь встречаться с ними, искать разные формы, пути. Но нам еще надо работать. Человек, который ни за что не отвечает, но наделен огромными полномочиями, представляет самую большую опасность. Если кто обанкротился, его не волнует.

Нам надо создавать площадки, условия, обучать этих людей. У него опыта нет - ему надо помочь. Этому надо обучать со школы, с вуза. Нам много еще надо работать, чтобы изменить отношение к бизнесу.

О ФУТБОЛЕ

К принятию чемпионате мира основная инфраструктура готова. Опыт проведения матчей Кубка конфедераций имеем. Получили высокую оценку. Это будет знаковое событие для нашей столицы. Те команды, которые будут у нас играть, – мировые лидеры. Достойные были игры. Наш футбол сложновато было смотреть после них. Тем не менее будем двигаться вперед. Все, что увидим, будем воплощать в российском футболе.

Что касается «Рубина», то каждый тренер должен иметь время, чтобы сформировать свою команду. Очень жаль, что мы много находимся в поиске. Болельщик ждет. Я тоже болельщик позитивных результатов. Но то, что чемпионат мира пройдёт на высочайшем уровне - это я обещаю вам.

ОБ ОППОЗИЦИИ И ПРЕДСТОЯЩИХ ВЫБОРАХ

Выборная кампания некий экзамен и для власти ответственная пора. Активность населения, активность оппозиции. Весь вопрос в чем? Что предлагает оппозиция? В моем лице, я конечно, им не товарищ. Они должны меня критиковать, это нормально. Критика дает нам стимул лучше работать. Мы готовы выслушивать критику и двигаться вперед.

Что касается выборов, у нас есть что сказать и очень надо эффективно использовать встречи с населением. Я же не зря говорю у нас 37 социальных программ. Они не просто так появляются из-за желания правительства, парламента. Мы набираем вот эти критические вопросы, к примеру, программа по садовым товариществам, руки не доходили, сейчас решаем, программа «Чистая вода» и так далее. Что вы у меня хотите спросить, за кого я буду голосовать? Каждый уже определился. Наша система надзора и контроля ничем не уступает [мировым аналогам]. Я не большой специалист, конечно, [в избирательных технологиях], у нас Асгат Ахметович специалист.

А что касается кандидатов, вы должны сами дать оценку. Оппозиция она должна быть всегда, но она должна быть конструктивной. Если это оппозиция только в пику кому-то – это не существенно. Если у тебя есть свое видение, как сделать страну лучше – это другое.

Вот каждый из вас может меня критиковать, потому у меня масса вещей, которые я сделал, и масса вещей, которые мне можно предъявить, как претензию. А я, к сожалению, не могу вам предъявить…

Я надеюсь, что выборы пройдут достойно. Я думаю и вы свой курс правильно определите. Желаю, чтобы все было прозрачно и спокойно.


Антон Райхштат.

Фотографии: Пресс-служба президента РТ, Михаил Захаров, Владимир Васильев, Антон Райхштат
Новости от партнеров
Комментарии
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости