«Даже если никто не придет, в газете напишут, что 85% пришли и проголосовали "за"»

В первое воскресенье декабря жители Высокогорского сельского поселения решали, готовы ли они пожертвовать 200 рублей на благоустройство села и кто станет 15-м депутатом местного Совета. Журналисты «Казанского репортера» Регина Хисамова и Вадим Мещеряков, сев на 91-й автобус, отправились из Казани в Высокую Гору понаблюдать, как проходят сельские выборы.

«Когда подъезжаешь к селу со стороны Казани, взгляд невольно останавливается на высоком холме, который в просторечии именовался Высокой Горой», – говорится на сайте района. На деле, когда автобус 91 маршрута подъезжает к одной из остановок, первое, на чем невольно останавливается взгляд, – это грязь, в которую пассажиры тут же и вступают.

Второе – не очищенные от снега тротуары, из-за чего не то что не успеваешь увидеть тот самый высокий холм, но и вовсе опасаешься переломать себе ноги.

Третье – водяные колонки, попадающие практически через каждые 200 метров, и расклеенные по всему селу афиши татарского певца Нафката Нигматуллина, который за 300 рублей приглашает на свое выступление с новой программой в школу №3.

Село Высокая Гора расположено в 25 километрах к северо-востоку от Казани и основано во второй половине 16 века. Ранее именовалось Рождественским, а с 2006 года, когда объединились несколько населенных пунктов, образовано Высокогорское сельское поселение. В поселке есть одна церковь и две мечети, три школы и семь детских садов, один клуб, библиотека, почта, торговый центр и ледовый дворец. Недавно в селе появился и парк.

В состав Высокогорского сельского поселения входят села Высокая Гора, Пановка и Пермяки, деревни Калинино, Клетни, Эстачи и поселок Инеш.

Численность населения составляет 13 825 человек.

Всего подсобных хозяйств – 5 074.

***

В воскресенье, 6 декабря, в Высокогорском сельском поселении одновременно прошли референдум о самообложении и довыборы в местный совет.

Провести референдум в поселении решили для ремонта дорог, тротуаров и освещения, обустройства детских площадок и автобусных остановок, а также для приобретения мусорных контейнеров во всех населенных пунктах.

Самообложение или софинансирование – уже не новая для республики практика. За последние три года почти во всех татарстанских районах прошли подобные референдумы. Собирали на решение любых вопросов местного значения – от дорожных работ и установки освещения до облагораживания территории и установки памятников.

Главное преимущество софинансирования в том, что на каждый собранный рубль правительство Татарстана выделяет еще по четыре. То есть если с жителей по результатам референдума решено собрать по двести рублей, то на эти деньги государство выделит еще восемьсот. В итоге - одна тысяча рублей на каждого жителя.

Все средства, выделенные правительством и собранные с жителей, должны быть целевыми – направляться только на работы, указанные в вопросе референдума.

В прошлом году референдум прошел в Большековалинском и Дачном сельских поселениях Высокогорского района – 480 и 544 избирателя соответственно. И в том, и в другом явка составила больше 50%, из них столько же проголосовало «за». Такой же референдум проводился и в 2013 году.

В третьем одномандатном округе Высокой Горы 13 сентября не удалось выбрать депутата в местный совет по весьма странной для республики причине: ни один из кандидатов так и не решился стать народным избранником. Как выяснил «Казанский репортер», единственный остававшийся кандидат по неизвестной причине снял свою кандидатуру буквально в последний момент.

В сентябрьскую избирательную кампанию по всей республике выбирали около восьми тысяч муниципальных депутатов и президента Татарстана. По республиканской традиции, выборы для партии власти завершились в целом успешно, но хуже, чем на предыдущих муниципальных выборах. «Единая Россия» в итоге стала единственной партией, которая сократила численность своих депутатов. Если пять лет назад единороссы имели более 90% мандатов, то в нынешнем - лишь 79%.

***

Случайно заехавший в Высокую Гору о сегодняшних выборах вряд ли узнает: в селе нет никакой наглядной информации об этом. Однако, по данным «Казанского репортера», местные власти рассылали жителям приглашения поучаствовать в референдуме.

Первый участок №1300, который посетили журналисты «КР», находится в здании врачебной высокогорской амбулатории. Этот участок – единственный в селе, на котором проходят и выборы депутата, и референдум. В холле – два сотрудника полиции. В соседнем кабинете в 15-20 квадратных метров - сам избирательный участок . Около входа сидят члены комиссии с правом совещательного голоса, секретарь комиссии прямо напротив них.

Член комиссии от КПРФ Евгений Андреев рассказывает, что, несмотря на иерархию УИК, роль «серого кардинала» исполняет Венера Арсланова – секретарь комиссии и замглавы местного исполкома. Она регистрирует журналистов «КР», сканирует их паспортные данные и разрешает присутствовать на участке. Андреев рассказывает, что всего на участке может проголосовать 662 избирателя, 15 из которых досрочно проголосовали на выборах и 20 - на референдуме. Явка на 10 утра на здесь составила всего 20 человек.

На выходе из участка стоит мужчина. Как выяснилось позже, избранный осенью этого года депутат местного Совета от КПРФ Муса Косюков. Говоря о низкой явке, он отмечает, что «даже если никто не придет, в газете напишут, что 85% пришли и проголосовали "за"».

– Это уже третий референдум у нас за три года: в первый раз собирали 100 рублей, во второй 200, сейчас тоже 200. Когда был первый сбор, произошел интересный случай. Иду я вдоль своего дома и агитирую мужиков сходить на референдум. Одно пиво не выпьете, говорю, зато будет приятно, что что-то делается. Они говорят, что не против 100 рублей отдать, но не знают, кто будет контролировать их, и куда они уйдут, – делится впечатлениями Косюков. – Деньги лежат на специальном счете в банке, но люди не верят, что они пойдут на благое дело. Это же добровольное пожертвование, люди могут отказаться платить. Никакого вымогательства у нас нет.

В целом он позитивно оценивает самообложение, поскольку предыдущий опыт показал, что за счет этого благоустраивают село.

***


Для того, чтобы выяснить подробности самообложения в селе, направляемся в исполком. Старое двухэтажное кирпичное здание с такой же старой деревянной дверью. Внутри – полное отсутствие ремонта, грязные потолки и зеленые стены. Испуганный молодой человек, который, по всей видимости, занимается ремонтом, направляет нас вверх по лестнице.

– Вы далеко пошли? – обращается к нам вахтер, спешно вбежавший в здание.

– Мы журналисты, пришли в исполком.

– А он закрыт, никого нет сегодня, выходной же, – удивленно отвечает женщина.

– Так у вас выборы сегодня, референдум.

– У нас все «в поле».

***

У следующего избирательного участка, который расположен в спортивном комплексе, что в нескольких метрах от исполкома, встречаем главу сельского поселения Илшата Хуснутдинова. Он рассказывает, что в прошлом году по итогам референдума было собрано около 1 млн 200 тыс. рублей. Этого, по его словам, «хватает на то, что мы сделаем».

– На собранные деньги мы в прошлом году сделали дорогу на новое кладбище и обустроили его. Это именно по селу. Общая стоимость тех работ – около пяти миллионов рублей, – говорит Хуснутдинов.

Мнение о том, что жителей заставляют расставаться со своими деньгами по итогам референдума, Хуснутдинов категорически отвергает, но добавляет, что заплатить любой может и больше.

– Если кто-то хочет вложить деньги - ради бога! Это не противоречит закону. В деревне Клетни всего 35 человек живут, ну что они там соберут? Поэтому они сами собрались и договорились, что заплатят по 500 рублей, и им на двух улицах нормальное освещение сделали, – напоминает Хуснутдинов.

***

Закончив разговор, отправляемся непосредственно на избирательный участок. Светлое, новое и просторное помещение, в конце которого стоят несколько столов, за ними сидят члены комиссии. Ни одного наблюдателя. Ни одного сотрудника полиции.

Просим у секретаря комиссии Елены Ганиной предоставить данные о явке избирателей на 10 утра. Та наотрез отказывается и просит показать норму закона, в которой это прописано.

В этот момент приходит девушка, голосует и подходит к нам с претензией, что мы своими разговорами якобы ей мешаем. Секретарь комиссии говорит, что из референдума пытаются сделать скандал, и мы здесь, в том числе по этой причине. Добившись от журналиста «КР» того, что он будет говорить тише, девушка удаляется.

Узнаем, что в 11.30 вновь будет объявляться явка, решаем остаться на участке до этого момента. Секретарь комиссии же вновь говорит, что не будет вслух объявлять эту информацию. Ганина уходит в гардероб, с кем-то созванивается, сообщает, что на участок пришли журналисты и просят данные по явке.

Через несколько минут на участок входит мужчина в полушубке и меховой кепке. В грубой форме интересуется, что мы здесь делаем и подходит к секретарю комиссии. Выясняется, что это председатель комиссии Рамил Гаязов, который через минуту разговора с Ганиной возвращается и говорит: «300 тут (показывает на урну для голосования – ред.) бюллетеней, вас устроит эта информация?» – Гаязов явно не в духе.

– То есть со ссылкой на вас можно написать, что на 10 утра явка на вашем участке составила 300 человек? – уточняем мы.

– Можете, – лаконично отвечает глава комиссии.

Журналист «КР» обнаруживает схему помещения для голосования, на которой черным по белому указано, что в нем должен находиться сейф. Гаязов, ни секунды не думая, указывает на дверь, за которой сейф-то и находится. Открывает дверь – сейф на месте. На вопрос, почему нарушают ими же разработанную схему, Гаязов говорит, что на момент открытия участка сейф стоял в помещении для голосования.

– То есть вы говорите, что после того, как открылся участок, вы унесли сейф в другую комнату?

– Да, именно так.

Понимая, что для переноса сейфа понадобится как минимум двое здоровых мужчин, улыбаясь, выходим с участка. Гаязов вслед: «Перестаньте хоть улыбаться, мы тут вторые сутки работаем».

***

Следующий участок расположен в школе №2, что в нескольких минутах езды на машине. Нас предлагают подвезти два представителя организации «Голос», которые наблюдают за выборами и референдумом.

Едем по селу. Череда зданий, почти на всех вывески об аренде. Часть заведений общепита закрыта. Периодически влетая в ямы на дорогах, доезжаем до участка.

***

В фойе школы нас встречает женщина и сразу же требует паспорта.

– Мы всех только так пускаем – по паспортам с пропиской, – поясняет она.

– Почему? Мы журналисты, – отвечаем ей.

– Сейчас директора позову, он скажет, пускать вас или нет.

Женщина уходит с паспортами в соседний кабинет, через несколько секунд выходит из него вместе с директором школы – Фаилем Абдрахмановым.

– Здравствуйте, вы кто? – спрашивает директор. – У нас в школе операция «Антитеррор».

– Журналисты из Казани. Хотим на участок зайти, посмотреть.

Абдрахманов, проверяя паспорта, достает телефон и кому-то звонит.

– Ильшат Фанусович, тут какие-то журналисты пришли. Пускать? – спрашивает он собеседника, судя по всему, главу сельского поселения Ильшата Хуснутдинова. – Никаких удостоверений они мне не показывали…

Говорим, что у нас их никто еще и не спросил. Демонстрируем. Выбрав одно из них, директор предлагает его владельцу пройти дальше по коридору.

Комната, в которой находится сам избирательный участок, большая и просторная. Звучит татарская музыка, две девушки – члены комиссии - устало что-то пишут. Регистрируюсь и спрашиваю о явке.

– Сейчас уточню, могу ли вам сообщить, – отвечает девушка и удаляется.

Через минуту вернувшись, объявляет, что явка к 12.00 составила 17% от всего числа избирателей.

Возвращаюсь в фойе в сопровождении директора. На скамейках сидят журналист «КР» и два представителя «Голоса».

– А почему вы всех журналистов-то не пустили? – спрашивает журналист «КР».

– Что, надо было? И одного хватит.

***

По результатам выборов в сельсовет Высокой Горы вакантное место занял кандидат от партии «Патриоты России» Загит Садриев, набрав 67 голосов избирателей. Явка составила 21% или 138 человек.

В «Голосе» «КР» рассказали, что член УИК с правом совещательного голоса Евгений Андреев уже успел написать жалобу на победившего кандидата, так как в информации о кандидатах и в бюллетене не была указана его судимость. Так как это вводит избирателей в заблуждение, член УИК попросил признать результаты выборы недействительными.

Референдум о самообложении состоялся – 75% избирателей высказались «за». Явка составила 52%. Можно с уверенностью сказать, что газеты о 85% не напишут.


Новости от партнеров
Материалы по теме
Почему Татарстан - немного Украина, и в чем измеряются победы России
01:04, 4 апреля
Мнение
​Дмитрий Гудков пообещал казанцам деньги, власть и помощь в борьбе с МСЗ
06:04, 4 апреля
Интервью
Партия власти готовится к «не очень простым» выборам в Госсовет РТ
08:02, 2 февраля
Общество
​Грудинин победил Путина на выборах на одном отдельно взятом избирательном участке
09:03, 3 марта
События

Комментарии

  1. ИИ 3 года назад
    Неплохая статья но не все так плохо????
  2. Флорид абый 3 года назад
    Статья отлично раскрывает червоточину души татарстанской журналистики.
    Прочитав я понял лишь то, что единственной задачей коллег (да, да, я из вашего цеха) было стремление поддержать тренд, что все чиновники и иже с ними негодяи.
    Тема самообложения абсолютно не раскрыта, а ведь это замечательная штука! Я готов хоть по 10000 скидываться. Все ж лично мне во благо пойдёт!
    А вам, коллеги, хочу сказать, что в жизни есть другие радости, нежели счастливый билетик в 91-м автобусе. Добрее надо быть и... профессиональнее.
  3. сергей андреев 3 года назад
    Флорид Абый - именно так, что все плохо!! Людей обманывают во всем, разводят их как "баранов", а вы в ладоши хлопаете! Мне , как коллеге, стыдно было узнать, что вы мне коллега. Люди не побоялись правду написать, а вы им хамите. Видимо, вы сами из числа тех, кто всегда готов только дифирамбы петь существующей власти, и лишь бы,не дай Бог, кого-нибудь случайно закритиковать, на кого команды сверху не было. А по-поводу этой программы, ответьте мне на один вопрос, - А эти 4 рубля сверху откуда взялись!? С народа уже собрали по 4 рубля, и говорят, ребята, хотите мы их на ваши улицы пустим, а давайте-ка нам еще для этого по рублю скиньтесь!! Стыдно, честное слово за вас, а еще себя абый называете...!!
  4. Флорид абый 3 года назад
    Сергей, я честно плачу налоги и если у меня есть возможность вернуть эти деньги (лечение, улучшение жилищных условий и т.п.), то я делаю с удовольствием делаю это.
    Да, 4 рубля берётся с Ваших и моих налогов. Только я готов заплатить, ещё 1 рубль и "вернуть" 4, а Вы нет.
    Вы готовы ругать чиновников и огрызаться, а я предпочитаю не тратить на это время и из любой ситуации извлекать выгоду.
    Выживает наиболее приспособленный. Ничего личного. Всех благ!
  5. Эльвина 3 года назад
    Я живу на высокой горе.Шесть лет.Как приехала с меня принудительно сразу взяли 200 рублей.И требуют их каждый год.Даже не говорили на какие цели.Если не будем платить никакие справки в исполкоме не выдадыт.Уже стали угрожающие бумаги об уплате передавать чераз ребенка в школе.Разве это нормально??Администрация суд и исполком это как мафия.Какое благоустройство.Сказки все это для Казани.