$ 58,89
69,42
Казань -9 °C

Иранская программа

23 июля 2017 | Аналитика


Гипермаркет иранских товаров в Казани, прямой рейс, безвизовый режим – об этом говорили на Татарстано-иранском деловом форуме, который прошел на неделе. Так, например, Татарстану было предложено транспортировать товары, в том числе и продукты нефтехимии, через Иран в Центральную Азию и страны Персидского залива. В этом году в Иране завершается строительство станции по перекачке нефти в Афганистан, и татарстанским компаниям предложено пользоваться этой площадкой как транзитной. Сам Иран также заинтересован в покупке татарстанских продуктов нефтехимии и изучении технологии бурения, по которой работают в республике. Зашла речь и о развитии туризма – на повестке дня стоит вопрос об открытии прямого авиасообщения между регионами, зашла речь и о введения безвизового режима. При этом обсуждениями и переговорами дело не ограничилось– иранская компания «Заррин Содур Тус» на днях подписала меморандум об инвестиционном сотрудничестве с компанией «Олимп», на основании которого первая вложит 10 млн долларов в создание в Казани торгового центра с продуктами питания из Ирана. Эксперты Института международных отношений, истории и востоковедения КФУ рассуждают о том, насколько целесообразно сегодня укреплять и расширять связи с Ираном, и какие выгоды это принесет Татарстану.

Пока обыватель слышит слово Ирана разве что в новостных выпусках о международной политике. Рядовые казанцы вряд ли смогут выстроить длинный ассоциативный ряд при упоминании об этом государстве. Консульство в Казани, ковры в мечети Кул Шариф... Что еще? Лет 10 назад по дорогам города ездили еще иранские легковушки Samand, да китайские и корейские авто вытеснили персов. Дальше, только если вспоминать учебник истории. Вскоре ситуация может измениться.

Татарстан традиционно является пилотным регионом для развития межгосударственных отношений России со странами Востока. Иран в этом случае не является исключением. Здесь речь идет не только о современном этапе, но и об исторической преемственности, ведь взаимные связи регионов прослеживаются еще со времен существования Волжской Булгарии, Золотой Орды, отмечает доцент кафедры востоковедения, африканистики и исламоведения КФУ Азат Ахунов.

– Наши регионы всегда поддерживали как культурные связи – татарская литература, татарское искусство во многом заимствовали персидские мотивы, так и экономические – издавна существовали торговые пути по Волге, сухопутные маршруты. При этом важной чертой взаимодействия является то, что несмотря на различие разновидностей ислама, исповедуемых в Иране и Татарстане – шиитского и суннитского толка соответственно, – это никогда не мешало сохранению добрых отношений между регионами, – подчеркивает эксперт. – По этим причинам иранцы комфортно чувствуют себя в нашей республике.

Согласен с ним и коллега, доцент кафедры международных отношений, мировой политики и зарубежного регионоведения КФУ Роман Пеньковцев, отмечающий, что позиция региона, который может стать форпостом для налаживания отношений с исламскими государствами сегодня являются определяющей для Татарстана.

– Именно поэтому в Татарстане открыто такое большое количество дипломатических представительств стран такого рода, в том числе и консульство Ирана, – замечает эксперт. – Надо сказать, что Иран ориентирован на закрытый тип общества, и консульства везде не открывает. Наличие дипломатического представительства в нашей республике – это знак доверия к региону.

По данным 2016 года, товарооборот между регионами составил 12 млн долларов – цифра отнюдь не большая. Однако, отмечает Азат Ахунов, все еще впереди. Основным препятствием для развития взаимодействия в больших объемах сегодня является отсутствие удобных транспортных путей, выстроенной системы логистики. Когда все это будет налажено, иранские товары в силу своей невысокой стоимости и высокого качества смогут найти потребителя на рынках не только нашего региона, но и всей страны. Сегодня Иран, не имея из-за санкций возможности выхода на рынки многих государств, активно ищет пути реализации своей продукции, поэтому условия для нас могут быть довольно выгодные. Кроме того, в период продуктового эмбарго Иран может заменить нам других поставщиков – мясо, молоко, орехи, сухофрукты, свежие фрукты – все это производится в Иране.

– При этом важно отметить, что Иран за последние десятилетия ушел далеко вперед в своем развитии и более не является аграрным государством. В стране активно развивается научная деятельность, создаются новые технологии в самых различных областях. По этим причинам Татарстану также интересно сотрудничество с Ираном, – считает Азат Ахунов. – Кроме того, нашей республике тоже есть что предложить. В частности, речь идет о промышленности, о сфере машиностроения – Иран заинтересован в приобретении «Камазов», автобусов, производимых в республике. Востребованы в Иране и татарстанские специалисты в нефтегазовой отрасли, в частности профессионалы в области геологоразведки – Ирану проще привлечь иностранных специалистов, нежели готовить своих, поскольку это будет означать необходимость вложения огромных ресурсов в образовательную среду. При этом в Иране используются и татарстанские технологии в области нефтедобычи, нефтепереработки, то есть Татарстан способствует развитию нефтегазовой отрасли Ирана и с этой стороны.

Помимо этого, в Иране в последние годы проходит модернизация военно-промышленной сферы, и у Татарстана здесь тоже есть определенные наработки, которые Ираном могут быть востребованы, добавляет Роман Пеньковцев. В свою очередь, Иран – это достаточно богатое государство, готовое все заказы оплачивать по ценам выше среднерыночных, и, что естественно, для Татарстана такой партнер интересен.

Нельзя исключать, что когда санкции с Ирана будут сняты в полном объеме, он столь же активно начнет развивать сотрудничество с европейскими государствами и США. И если мы сейчас себя не зарекомендуем в качестве надежного партнера, наша продукция может оказаться не у дел. Требования у иранцев высокие, предлагать мы им можем только качественные товары, резюмирует Азат Ахунов.

Что касается открытия в Казани иранского гипермаркета, это является большим плюсом как для экономики республики, так и для простых жителей города. Как уже было отмечено, иранская продукция является высококачественной. Технологии обработки продуктов питания, упаковки – все организовано на высшем уровне. Кроме того, для многих важен вопрос отсутствия ГМО в продуктах питания, Иран в этом плане живет классическими технологиями, замечает Пеньковцев.

– Приходя на рынок, например, за сухофруктами или орехами, привезенными из республик Средней Азии, мы далеко не всегда уверены в их качестве. Чем и как они были обработаны, где хранились – всегда большой вопрос. Иранцы же – народ очень чистоплотный, к производству продуктов питания относится трепетно, присутствует строжайший контроль качества в этой области, - добавляет Ахунов. – Важна и стоимость продукции – если мы не столкнемся с какими-либо накрутками, то она будет невысока, абсолютно конкурентоспособна с теми товарами, которые у нас сейчас представлены. Кроме того, «Олимп» никак не мог решить вопрос с задолженностью перед «Сбербанком», а Иран готов помочь закрыть долгоиграющую проблему в сфере торговли в Татарстане, что уже само по себе хорошо.

Гипермаркет заработает уже в сентябре текущего года по адресу улице Зорге, 66, в одном из зданий, принадлежащих компании «Олимп». На первом этаже гипермаркета откроется продуктовый магазин, на втором - пиццерия с пиццей иранского формата. К слову, параллельно с магазином под Казанью «Заррин Содур Тус» запустит кондитерский завод, продукция которого будет реализовываться на полках иранского гипермаркета.

Точек соприкосновения в сфере бизнеса между Татарстаном и Ираном может быть множество. Главное - наладить взаимоотношения и включить зеленый свет для предпринимателей из Ирана, чтобы они видели, что здесь их понимают, готовы им помогать, делать все, чтобы они развивали здесь свой бизнес.

Затрагивая тему открытия прямого авиасообщения, необходимо отметить, что для развития различного рода контактов, его наличие, безусловно, было бы полезно. Однако необходимо проработать вопрос безопасности полетов – ведь география такова, что прямой курс пролегает над территориями государств с нестабильной обстановкой, обращает внимание Роман Пеньковцев.

В целом же, наличие прямого авиасообщения позволило бы заложить базу для развития туризма между регионами. Это позволило бы ждать наплыва большого количества иранских туристов в Татарстане – опыт Астрахани, где уже есть прямой рейс в Тегеран, показывает, что иранцы интересуются российскими регионами, замечает Азат Ахунов.

При этом губернатор иранской провинции Хорасан-Резави Али Реза Рашидиян питает надежду и на введение безвизового режима между регионами. Помимо уже обозначенной популяризации Татарстана для иранских туристов, чему безвизовый режим, разумеется, только поспособствует, в самой упомянутой провинции в ответ готовы с радушием встречать татарстанских туристов, а провинция Хорасан-Резави традиционно представляет большой интерес для иностранных путешественников - ежегодно она принимает 28 млн паломников и туристов.

Подобные планы в скором времени планируется обсудить в рамках специального круглого стола, посвященного расширению сфер сотрудничества сторон.

Стоит отметить, что многих сегодня интересует, почему дипломатический представитель Ирана в Казани сегодня находится в должности лишь исполняющего обязанности генерального консула. Отвечая на этот вопрос, эксперты сошлись во мнении, что это объясняется закрытыми для нас тонкостями иранской дипломатии, проникнуть в тайны которых не так то просто. Возможно, это связано с прошедшими в конце мая президентскими выборами в стране и формальной процедурой утверждения диппредставителей. В целом же, по мнению востоковедов КФУ, это ни на что не влияет, а потому разгадка этой тайны хоть и была бы интересна, но не является принципиально важной для развития взаимодействия Татарстана и Ирана.


Алина Искандерова.

Фотографии: Михаил Козловский, Эдуард Хайруллин, пресс-служба президента РТ
Комментарии
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости
Loading...