$ 62,25
72,79
Казань +22 °C

2–​18 апреля 1917


Февральские события 1917 года в Петрограде еще долго не сходили с полос местной прессы. Статьи обрастали новыми подробностями. Свежие газеты были нарасхват. «Казанский репортер» продолжает листать подшивки дореволюционных газет, которые выходили в последний год существования Российской Империи – с 25 октября 1916 года вплоть до дня Октябрьской революции.

Все, о чем писали газеты ровно век назад, прекрасно отражает объявление в «Казанской рабочей газете» следующего содержания: «От редакции. Просим товарищей и рабочих и всех сочувствующих нашему изданию, доставлять сообщения о всех фактах из общественной, профессиональной и бытовой жизни, не стесняясь формой изложения. Рабочая газета должна освещать местную жизнь во всей полноте! Редакция просит авторов присылать рукописи четко написанными и на одной стороне листа, дабы не затруднять наборщиков».

Вот так – громогласно, обо всем и коротко, «дабы не затруднять наборщиков». В итоге на газетные полосы хлынул поток информации без цензуры, с хлесткими заголовками, которые раньше не могло позволить себе ни одно уважающее себя издание.

«Земская неделя», 2 апреля 1917

Лаврентий Андреевич Мусин (уроженец деревни Кульсеитовой, Казанскаго уезда, Собакинской волости), рядовой пехотного запасного полка, прибыв 30 марта на побывку в Казань, передал нам следующия подробности, относящиеся к первым дням Великой Русской Революции. «Наш полк», говорит славный участник революции, до 28 марта сего года квартировал в Красном Селе. Под влиянием властей из столицы у нас приблизительно, с 20 февраля началось в полку сильное брожение в пользу свержения старой власти. Брожение это, усиливаясь не по дням, а по часам, 28 февраля, часа в 4 утра, перешло в открытое возстание, и мы, забрав винтовки, патроны и все нужное для боевого снаряжения, двинулись к Петрограду.

К вечеру мы подошли к Балтийскому вокзалу, где нас уже поджидал (тоже в полном боевом снаряжении) 1-й пулеметный полк, который думал, что мы пришли для усмирения Петрограда. Признаться, подходить к вокзалу было немного жутко, т.к. не знали для какой цели тут выстроен 1-й пулеметный полк. Но мы были на все готовы.

Подойдя к Балтийскому вокзалу, мы вытащили большой красный флаг с надписью «Земля и Воля». 1-ый пулеметный полк, убедившись, что мы «свои», примкнул к нам, и мы уже вместе пошли в Думу, где нас горячо приветствовали М.В.Родзянко и др. члены Думы.

По городу в это время разъезжали высланные старым правительством, бронированные автомобили, разстреливая, направо и налево, возставших солдат, рабочих и публику.

Полиция убийственно работала из пулеметов с крыш домов, с чердаков и колоколен, словом отовсюду, где только удавалось ей прицелиться. Вскоре бронированные автомобили один за другим стали переходить в руки возставших солдат и рабочих и начали действовать, по уже значительно порядевшим рядам приспешников старой власти.

На ночь наш полк расположился в Институте Путей Сообщения, но спать, конечно, не пришлось, т.к. мы ежеминутно могли понадобиться к услугам членам Госуд. Думы.

С раннего утра 1-го марта мы все уже были на ногах и в полном боевом снаряжении опять встали для свержения приспешников старого строя.

Прежде всего нам пришлось горячо схватиться с учебными командами, которые еще, по недоразумению, должно быть, силились держаться старого строя, много нас полегло с обеих сторон, но, к счастью, эта схватка не была продолжительной, т.к. учебные команды, видя, что безумно бороться за отживший строй, вскоре в полном своем составе и боевом снаряжении перешли на нашу сторону.

К вечеру 1 марта уже весь гарнизон Петрограда был на стороне восставших. Осталась одна полиция и жандармерия, которыя, правда, сильно порядевшия, еще продолжали отчаянно сопротивляться. Но с этими приспешниками старой власти возставшие солдаты и рабочие расправлялись безпощадно. 1-ого и 2-го марта в Петрограде бои были даже более жарче, чем на передовых позициях.

Участник славнаго дела под Тарнополем рассказывал: «Там, под Тарнополем, мы хоть знали, что враг впереди, оттуда и ждали опасности, а тут в Петрограде, не знаешь, в какую сторону отстреливаться».

Начиная с вечера 2 марта полиция, видя, что дело проиграно, начала большими партиями сдаваться. Капитуляция приспешников г.Протопопова продолжалась еще несколько дней, а затем наступило уже полное успокоение.

2,3 и 4 марта мы в полной боевой готовности поджидали эшелон ген. Иванова, который, как известно, шел на выручку Петрограда, но когда нам сало известно, что эшелон ген. Иванова задержался в пути, мы занялись охраной города.

Теперь в Петрограде, слава Богу, совершенно спокойно, и нас даже начали отпускать по домам на побывку. Умирать буду, говорит славный участник Великой Русской Революции, а жарких дней Петрограда не забуду.

Кульсеитовский

«Клич Свободы», 10 апреля 1917  Из «Казанской Рабочей газеты»

Нам доставлен документ открывающий завесу казанской обывательщины недавняго времени. Это «не подлежавший оглашению» рапорт все того же генерала Сандецкаго Военному Министру от 24 сентября 1915 года за №2022433 следующаго содержания: Представляю при сем ходатайство казанскаго губернатора от 9 июля с.г. за №12945 о награждении редакторов местных газет «Казанский Телеграф» (Голос Казани), дворянина Ильяшенко и «Камско-Волжская речь» мещанина Самсонова за труд по проведению в редактируемых ими газетах всего того что так необходимо для успехов военнаго дела, спокойствия населения и поддержания его патриотическаго настроения.

Придавая большое значение печати местных газет, направленной на пользу военнаго дела и развитие среди населения патриотическаго настроения, я с своей стороны нахожу деятельность стоящих во главе печати редакторов Ильяшенко и Самсонова, весьма полезной и заслуги выходящими из ряда обыкновенных.

А потому ходатайствую о награждении дворянина Ильяшенко орденом Св.Владимира 4-й ст. и мещанина Самсонова званием потомственнаго почетнаго гражданина.

Приложение: 2 наградных списка и 2 письма казанскаго губернатора за №12945 и 15491.

Подписи.

Какое горькое разочарование принесла революция г.Самсонову.

При старой власти он мог стать потомственным почетным гражданином.

Звучит гордо!

Теперь же он просто-напросто – гражданин.

«Земская неделя», 16 апреля 1917

Мы считаем часы в сутках начиная от полуночи до следующего полудня, а потом от полудня до следующей полуночи. Поэтому мы всегда должны к цифре часов прибавлять слова «утро», «дня», «вечера», «ночи» или «пополудни», «пополуночи». Иначе нельзя было бы понять о каком часе суток мы говорим или пишем. Эти прибавления очень неудобным особенно на письме, и совсем излишни если считать часы в сутках прямо от полуночи до полуночи.

В сутках 24 часа. От полуночи до полудня насчитаем 12 часов и будем считать дальше подряд до следующей полуночи. Тогда «12 часов дня» у нас будет называться просто «12 часов», «1 час по полудни» - «13 часов», 2 ч. по ппд.» - 14 часов, 3 ч.ппд. – 15 часов и т.д., а 12 ч. ночи – 24 часа. Привыкнуть к такому счету очень легко, а удобства от него большия. С самого начала войны в войсках принят такой счет, а теперь (с 2 ч. с 17 на 18 апреля) он будет введен на всех русских железных дорогах. Это надо знать всем!

«Казанское слово», 18 апреля 1917

Самодержавие, пропитанное человеческой кровью и запахом трупного разложения пало.

А с ним вместе падают и рушатся всего его необходимые атрибуты, также пропитанные развратом и гниением человеческой мысли, души, тела.

Великая революция в настоящее время производит ту дезинфекцию, то очищение, которыя так необходимы в том доме – где еще не так давно жили и были хозяевами сифилитики, прокаженные, тифозные и где остались еще их «добрые» знакомые.

Их выволакивают ныне на свет Божий и показывая нам – говорят:

- Вот те люди, вот те гады, которые тщательно скрывали свое прикосновение с очагом заразы, вот те люди, которые разносили позорыя болезни и ими заражали вас.

Они были вашими предателями.

Это из за них вас ссылали в Сибирь, это они способствовали торжеству ига тиранов, это из за них гибло все честное, все хорошее.

В настоящее время и в Казани проводится подобная «дезинфекция».

Первый список провокаторов, этих ублюдков человеческаго рода, этих наемных слуг царскаго режима, этих ростовщиков человеческой души ныне опубликован.

Среди раскрытых предателей есть и интеллигенты, игравшие в местной партийной и общественной жизни не последнюю роль.

Сии челочки за гроши продавали прежнему правительству свою честь, свою совесть.

Впрочем – было ли у них понятие о чести и совести?!

Мы не являемся поборниками теоретического взгляда на провокаторов как на невинных жертв существовавшаго режима, мы не признаем за ними того мучительнаго психологическаго раздвоения личности, о котором так много и красиво писали кисельно кисельно-чувствительные публицисты, а потому открыто и твердо говорим:

- Знаете, граждане, что провокатором может быть или нравственный урод или тот гад котораго мы должны сторониться, обегать, мало того, котораго мы должны преследовать как мерзкое, подлое, гнусное животное.

Знайте, граждане и то, что пало самодержавие, но осталась армия безработных гадов.

Это они сейчас разбрасывают листки о мнимом аресте Временнаго правитеьства, это они сеют тревогу на окраинах города, путем подброса писем о готовящихся якобы поджогах и проч.

Не верьте, граждане им, не бойтесь их, а главное будьте на страже.

Осторожность, сугубая осторожность должна ныне проводиться во всем.

Мы верим, что Россия сбросившая с себя иго самодержавного деспотизма, без труда освободиться от гадов и уничтожит их.

Эмский

«Казанское слово», 18 апреля 1917

Непрочность думскаго зала. Городской инженер К.П. Евдокимов обратился в городскую управу с заявлением, что на последнем митинге городских учителей и учительниц в думском зале количество публики превзошло 300 человек, что при имеющийся нагрузки в зале амфитеатра такое количество является недопустимым. Как максимум собрание следует считать 250 человек и поэтому необходимо более этой нормы не допускать в думский зал публики.

После бури. Бушевавшая недавно буря принесла массу всяческих повреждений, несчастныя последствия которых уже сейчас обнаруживаются. Так, на Адмиралтейской дамбе к среднему трамвайному мосту прибило рамы разбитых бурею плотин, которыя, упершись в столбы грозят большой опасностью устоям моста. Для устранения этой опасности городской технической комиссией принимаются меры. Кроме того на Дальнем Устье сорвало несколько домов, которые ветром прибиты к улице Пенза в Адмиралтейской слободе.

Не обошлось без повреждений и на Кабане, где бурей оказались снесенными городские платомойки и пристань Яхт клуба.

«Казанское слово», 18 апреля 1917

После целого ряда подготовительных заседаний в воскресенье, в помещении Высших Женских курсов, состоялось общее собрание учителей средней и низшей школы гор. Казани.

Собралось более 300 лиц.

По открытии заседания приступили к выбору президиума.

Председателем собрания был избран преподаватель физики мужского коммерческого училища И.А. Соколов, его товарищами – преподавательница Родионовского института А.З.Феофилактова, народная учительница г. Фирсова, преподаватель Мариинской гимназии Ю.Н.Формаковский и секретарем – преподаватель городской гимгназии З.И.Никитский.

Председатель И.А.Соколов обратился к собравшимся с речью, (часть текста стерлась) сложную и трудную время Временному правительству и просил собрание всеми возможными средствами оказывать ему поддержку и содействие а таких из гг преподавателей которые не приносили еще присяги на верность службы он просил принять гражданскую присягу.

В перерыв, который тотчас объявлен, законоучитель 3-й женской гимназии о.Рождественский привел собравшихся к присяге на верность службы Временному Правительству.

После перерыва член организационного бюро А.А.Половинкин довел до сведения собрания, что при организационном бюро образовалась так называемая «агитационная комиссия», в задачи которой входит ознакомление населения путем лекций, бесед, брошюр, различных изданий с переживаемым моментом и просил гг преподавателей записываться в эту комиссию, так как особенно желательно интенсивное выступление учителей в праздник 1 мая.

«Солдаты в окопы, рабочие к станкам, а учителя к народу» закончил он свою речь.

На смену А.А.Половинкину выступил с большой, интенсивной и красивой речью преподаватель И.А.Соколов, в которой поведал все те мытарства, какие пали на долю учительскаго союза в 1905 году и его отдельных членов в попечительство г.г. Деревицких, Кульчицких и Ко.

Затем собрание перешло к заслушиванию проекта устава казанскаго профессиональнаго учительскаго союза. При обсуждении устава некоторые прения вызвал 1-й пункт 1-го параграфа.

Авторы проекта так формулировали этот пункт: задачи союза: 1) самое широкое участие в общественно-политической работе, способствующей превращению России в культурно правовое государство.

Преподаватель К.П. Винокуров указал, что такое общее обозначение задач союза, может вызвать вступление в союз лиц по своим убеждениям, близко соприкасающихся с нежелательными правыми организациями.

Преподаватель М.Д.Бушмакин предложил внести в этот пункт такое добавление – «задачи союза: самое широкое участие в общественно-политической работе, способствующей превращению России в культурно-правовое государство на широких демократических началах».

Поправки М.Д.Бушмакина принимаются большинством голосов.

В остальных частях, за незначительными изменениями, устав принимается в предложенной редакции.

По предложению И.А.Соколова собрание устроило сбор пожертвований на заем свободы.

Было собрано около 500 рублей.

Участник


Благодарим за помощь в подготовке публикации Научную библиотеку имени Н.И. Лобачевского и Национальную библиотеку РТ.

Фотографии: Светлана Брайловская, Тимур Мухаметзянов
Комментарии
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости
Loading...