​Елизавета Королёва: «Воздух – это моя стихия»

09 марта 2017
Культура

Елизавета Королёва – звезда российского цирка. Воздушная гимнастка вот уже третий год работает в одном из лучших цирковых шоу – в «Королевском цирке» Гии Эрадзе. Елизавета – лауреат множества международных фестивалей циркового искусства, является мастером европейского уровня по Pole cпорту (акробатика на шесте). Недавно она снялась в клипе группы «Ленинград» на песню «Кольщик», премьера которого состоялась 15 февраля. 18-летняя артистка из Казани впервые приехала на гастроли в свой родной город. Знаменитая воздушная гимнастка рассказала «Казанскому репортеру» о детстве, съемках с «Ленинградом» и работе под куполом.

– Лиза, я знаю, что в казанскую цирковую школу мама вас привела в шесть лет, но брать вас поначалу не хотели. Интересно, почему мама выбрала для вас именно в цирковую школу, какие были к этому предпосылки?

– Я ходила заниматься в танцевальный кружок. Моя мама совершенно случайно увидела по телевизору объявление, что цирковая школа набирает детей на обучение цирковому искусству. Мама подумала, а почему бы и нет? Решили попробовать. Я с легкостью прошла первый тур, где смотрели на такие параметры, как рост и вес. Второй тур был сложнее, там уже комиссия обращала внимание на данные ребенка и его сообразительность. Второй и последующий третий этап я тоже прошла. Очень обрадовалась, когда услышала свою фамилию, что поступила! Помню, в тот день со мной был папа и мы с ним не могли поверить, что все так получилось. В те времена это была большая редкость! Набор был очень жестким, из ста претендентов могли пройти только человек десять или пятнадцать. Для меня это событие оказалось очень значимым, оно повлияло на всю мою жизнь.

– К поступлению в цирковую школу вы уже обладали такими специальными данными, как хорошая растяжка, к примеру?

– У меня, наверное, было больше танцевальных навыков. Я не была хорошо «растянутой», к тому времени у меня еще не было ни шпагатов, ни канатов. Поэтому, когда поступала, я показывала все свое старание и желание, чтобы меня взяли. Этим, видимо, и приглянулась комиссии. Хотя изначально педагоги меня не хотели брать, но художественный руководитель школы Светлана Шарапова решила мне дать шанс.

– Анастасия Королёва, ваша старшая сестра, сейчас возглавляет клуб по черлидингу Мixed team. Возможно, она стала для вас примером, чтобы двигаться в направлении танца и спорта, а в дальнейшем связать свою жизнь с цирком?

– Сестра также начинала с танцев, она, собственно, и была моим первым тренером. Когда мне исполнилось два года, она потихоньку начала со мной заниматься, учила меня основам классического танца, гимнастики, и даже акробатики. Так было с двух до пяти лет, пока я ходила на занятия танцами. Я для нее, можно так сказать, была подопытным кроликом. Вообще сестра для меня стала неким наставником. Если я не хотела идти на занятия, она меня все равно заставляла. Родители более спокойно относились к тому, чем я занималась. И если бы я захотела бросить занятия, они бы не были против. Именно моя старшая сестра сыграла большую роль в моем спортивном развитии. Она была для меня примером!

– Как в целом проходит обучение в цирковой школе – это ведь целых семь лет?

– Во-первых, почему так долго учатся в цирковой школе. Когда дети приходят учиться, они еще мало что осознают, и трудно предугадать в каком жанре в дальнейшем они будут работать. Для девочки с высоким ростом и хорошей фигурой, конечно, лучше заниматься воздушной гимнастикой. Эстетично смотрится, когда длинноногая девочка в воздухе летает в красивых шпагатах. Есть, наоборот, дети невысокого роста, но очень активные, у которых хорошая реакция, и педагоги понимают, что они могли бы стать, к примеру, жонглерами. Поэтому на протяжении первых трех лет ученики цирковой школы пробуют себя во всех жанрах циркового искусства. После этого периода обучения педагоги ученикам дают рекомендации, какой жанр им лучше выбрать, и только потом уже вплотную начинают с ними работать.

– Вы выбрали один из самых сложных и опасных жанров – воздушную гимнастику. Почему? Вам вообще легко дается обучение чему-то новому?

– В основном да, все что касается искусства, творчества и спорта, в принципе все получается. Сестра мне дала хорошую базу для этого. Я постоянно нахожусь в тонусе, у меня нет спортивного перерыва. Новые трюки и элементы, которые я делаю на трапеции, даются мне практически с первого раза, потому что я чувствую, что воздух – это моя стихия, я ощущаю свой каждый кач, считаю, что нахожусь «в своей тарелке». Вообще, когда я обучалась на трапеции, я была последней, кого попробовали в этом жанре. Меня как-то не замечали, очередь до меня не доходила, неприметная тогда была. И только под конец учебного года обо мне вспомнили. У меня сразу все получилось, тем самым я заинтересовала своего педагога, и мы начали работать.

– Вы какое-то время успели поучиться в Казанском хореографическом училище, поступили на народное отделение. С чем это было связано? И что вам дало время, проведенное в балетной школе?

– В тринадцать лет я окончила цирковую школу, и понятно, в что таком раннем возрасте ребенок не пойдет работать в цирк. Чтобы не потерять физическую форму, я и решила поступить в хореографическое училище на народное отделение, которое возглавляет Вера Закамская. В училище проучилась два года. За это время я приобрела много новых хореографических навыков, и за это очень благодарна своим педагогам. Особенно хочу сказать спасибо Вере Закамской, именно она воспитала во мне человека. Я пришла из цирковой школы очень безбашенной, у меня все-таки было цирковое воспитание. Педагоги вложили в меня всю свою душу и даже питали какие-то надежды. У меня был соответствующий внешний вид, хорошие данные для того, чтобы танцевать в классных ансамблях. Хотя по народному танцу не сказать, что я отличалась хорошей техникой, скорее всего во мне привлекала эмоциональность и актерское мастерство. Вообще я чувствовала, что учеба в балетной школе – это не мое, и параллельные занятия Pole спортом давали ощутить разницу, которая заключается между этими очень разными направлениями. В училище на занятиях я занималась в закрытом трико и купальнике, с собранными волосами, а когда приходила на тренировки, у меня, наоборот, был совершенно другой внешний вид. Поэтому, если даже сравнивать это по форме, внешнему виду, то было понятно, к чему я привыкла больше и что мне больше по душе.

– Как вы попали в «Королевский цирк» Гии Эрадзе?

Гия Эрадзе меня заметил, когда мне было еще десять лет, он вручал мне гран-при на детском международном фестивале «Золотой круг манежа». Тогда он мне в шутку сказал: «Исполнится 18 лет, приходи работать».

В 2014 году Гия Эрадзе приехал в Казань со своим шоу «Пять континентов». Этот спектакль считается лучшим представлением двадцать первого века. В этом коллективе как раз работал мой тренер, выпускник Казанской цирковой школы, Марат Бикмаев. Он меня пригласил посмотреть на шоу, и оно мне очень понравилось! После чего состоялось собеседование с Гией, вследствие которого мне поступило предложение работать в лучшем цирковом шоу нашей страны! Но на тот момент я не была совершеннолетней, мне всего было 15 лет. Мои родители оформили юридическую доверенность на определенный круг лиц, которые брали на себя ответственность за меня, и так я начала свою работу в цирке Гии Эрадзе, в шоу «Королевский цирк».

– Как прошла адаптация в коллективе?

– Это было очень тяжело! В труппе всем артистам в основном от двадцати до тридцати с чем-то лет. Они люди уже более-менее состоявшиеся, а я пришла совсем ребенком. Шоу Гии Эрадзе – самое лучшее, и, соответственно, планка у всех артистов высокая. Здесь все артисты знают себе цену. Этот период был для меня действительно сложным, мне потребовалась около четырех месяцев, чтобы влиться в коллектив и в его атмосферу, понять, как вообще все устроено. Иногда я думала, что это не мое и, может, это все зря. Но постепенно я начала работать и общаться с артистами, преодолела сложности, и сейчас уже работаю в составе шоу третий год. Вообще я поняла, что это та сфера, где я должна была оказаться.

– В программе вы исполняете номер «Марионетки». Можете рассказать о создании номера?

– «Марионетки» – старая задумка, до меня этот номер исполняла другая артистка, она сейчас работает в цирке дю Солей. Для меня, когда я только пришла в труппу, Гия Эрадзе решил возобновить «Марионеток». Редакции этого номера сильно отличаются, до меня эта постановка была практически другая. Гия увидел во мне настоящую куклу, поэтому и предложил сделать данный номер. Предыдущая исполнительница была более спокойная, я же, наоборот, отрываюсь на трапеции как могу, и исходя из этого номер уже делали под мою стилистику. Постановщиком «Марионеток» является Евгений Шевцов, музыкальное сопровождение номера – Денис Гарнизов, именно он пишет музыку для всего шоу, а костюм – это идея Гии Эрадзе, которую воплотила в жизнь Наталья Буханова.

– Жизнь у артиста цирка кочевая, постоянные гастроли. Как удается держать себя в тонусе, достойно отыграть все представления? Часто ли приходится выходить на манеж с травмами?

– Мне безумно нравится такая жизнь! Я не могу сидеть на месте, мне тяжело находится неделю в одном городе, поэтому я езжу к друзьям в соседние города. У меня планы на день могут поменяться раз десять! Поэтому договариваться со мной о какой-либо работе за месяц или полгода просто бесполезно. Время тяжело распределить, потому что плотный график на работе, и помимо этого, я еще преподаю. Всем этим я живу! Что касается травм, я никогда не брала больничного, я выступала и в полуобморочном состоянии, слетала с купола, работала через неделю после перелома, с открытыми ранами, когда вся трапеция и костюм были в крови. И это, я считаю, удел артистов. Я себя никогда не жалею. Человек вообще по природе ленив, и я не исключение, понимаю, что могла бы сделать еще лучше. Но я себя щадить не собираюсь, работою по полной. Здоровья только не жалею, и это, конечно, плохо.

– Вам довелось выступать на многих цирковых площадках России, в Казани же вы как артистка впервые. Что чувствуете, выступая в родном городе?

– Я очень долго ждала этого момента. Все родственники, друзья и педагоги ждали, когда я приеду со своим номером «Марионетки». Казанская публика очень теплая, и я чувствую потрясающую энергию зала. На каждое представление приходят, как минимум, пятьдесят человек моих друзей и знакомых. Я понимаю, что нахожусь в своем родном городе, который меня любит и поддерживает.

– Перед выходом на манеж есть ли у вас какой-то ритуал? Как вообще настраиваете себя перед выступлением?

– Честно говоря, я себя вообще не настраиваю перед выступлением, просто не волнуюсь. Я стараюсь ни о чем не думать перед выходом на манеж, если начинаю уходить в свои мысли, у меня, наоборот, идет сбой. Поэтому перед выходом я могу пролистать ленту в социальной сети, погулять по цирку. Некоторым артистам требуется какое-то время, чтобы подготовиться к выходу, они разогреваются, стараются как-то сконцентрироваться на выступление. Я же не уделяю большого внимания разогреву. И в принципе не думаю о работе. Наношу грим, надеваю костюм и выхожу на манеж. Я думаю, что это и является залогом моей стабильной работы.

– Гия Эрадзе в своих интервью говорит о том, что «Королевский цирк» обладает определенной стилистикой и форматом. На ваш взгляд как артистки данного коллектива, в чем заключается особенность шоу Гии Эрадзе?

– Гия проводит очень жесткие кастинги. Девушек он отбирает только ростом от 175 сантиметров, с модельной внешностью, хорошей фигурой и данными. Артистка должна быть загорелой, ухоженной. Если Гии что-то не понравится, то он наотрез откажется брать человека в коллектив. Фэшн-люди, как говорит Гия, должны быть идеальны, чтобы зритель видел красивую картинку. И это распространяется не только на артистов, но и на ассистентов и других сотрудников коллектива. Все мы должны соответствовать статусу «Королевского цирка». Мне кажется, что это одна из основных особенностей нашего шоу, которая возносит «Королевский цирк» до высокого уровня.

– Можете представить свою жизнь без цирка?

- На сегодня – нет, не могу. Я не люблю загадывать на будущее. Все свое детство и юность я провела в цирке, и сейчас работаю в лучшем шоу страны. Понимаю, что весь мой труд не напрасен. Мне безусловно нравится то, чем я занимаюсь. Цирк – это часть моей жизни.

– На днях вышел клип группы Ленинград на песню «Кольщик» с вашим участием. Расскажите о съемках клипа и как вас туда пригласили.

– Это получилось совершенно случайно. Гример Гии Эрадзе Екатерина Гримм отправила мои фотографии на кастинг. Режиссеру Илье Найшуллеру нужна была эффектная девушка. Когда узнали, что я артистка цирка, решили сделать для меня тот образ, который, собственно, в клипе и получился, хотя до этого у режиссера была другая задумка.


Я снималась лишь один день, съемки проходили в Тверском государственном цирке. Саму идею клипа, честно говоря, мне не разъясняли. До съемок у меня был очень напряженный график, на съемочную площадку приехала уставшей, я буквально засыпала, когда мне наносили грим, все-таки бессонные дни и ночи дают о себе знать. Мне объяснили мою задачу в клипе, что от меня требуется. Но мне не сразу сказали, что по сценарию моя героиня падает с купола и умирает. Илья Найшуллер объяснил, что это черный юмор и к нему нужно отнестись соответственно. Режиссер и его команда предполагали, что цирковые бы не согласились на такую роль. И они правы, но я человек не суеверный.

Мне понравился съемочный процесс и результат всей работы.

– Спасибо вам за разговор. Желаю вам еще больших творческих и спортивных достижений!

– Большое спасибо. До встречи в цирке!


Беседовала Диана Слабко.

Комментарии