​«Коммивояжер»: американская культура с поправкой на иранское происхождение

03 февраля 2017
Культура

Накануне в широкий прокат вышла картина Асгара Фархади «Коммивояжер». Ему пророчат «Оскар» как лучшему фильму на иностранном языке. Культурный обозреватель «Казанского репортера» Дарья Миронова побывала на премьерном показе в «Мире» и составила свое мнение о новой картине иранского режиссера.

Все начинается и заканчивается в доме. Асгар Фархади выселяет главных героев Эмада в исполнении Шахаба Хоссейни и Рану, которую играет известная иранская актриса Таране Алидости, из разрушающегося семейного гнезда. Супруги, актеры по призванию, вынуждены срочно искать новое пристанище, и квартиру им любезно предоставляет театральный коллега Бабак, которого исполняет Бабак Карими.

Новое жилье не приносит счастья в семейную жизнь: неизвестный проникает в квартиру и нападает на Рану в душе. Эмадом овладевает жажда мести за любимую, в то время как сама актриса пытается справиться с перенесенными душевными и физическими травмами.

На протяжении всего фильма режиссер показывает театральную постановку произведения Артура Миллера «Смерть коммивояжера». Оператор Оссейн Джафарьян создает эффект подглядывания: театральные эпизоды сняты из кабинки осветителя, из-за театральных кулис, с задней стороны декораций. В пьесе раскрываются скрытые детали повествования основной сюжетной линии. «Смерть коммивояжера» становится настоящей отдушиной для героев фильма. Здесь они могут показать свои слезы, гнев или слабость.

В обычной жизни выражение искренних эмоций становится роскошью для героев «Коммивояжера». О случившемся сплетничают соседи и коллеги по театру. Рана не желает обращаться в полицию, ведь тогда вновь придется рассказывать о нападении, раскрывать душу перед незнакомыми людьми. Она боится осуждения со стороны. На глазах зрителя жизнерадостная девушка «сгорает», становится закрытой и избегающей разговоров с людьми. Экранные кадры с ней часто иконоподобны: она, в платке и скромной одежде, молчит, стоя перед камерой.

Синергия американской пьесы и восточной культуры обнажила острые вопросы, на которые еще предстоит ответить обществу. Один из главных – вопрос насилия над женщиной. Несмотря на то, что герои ни разу не произносят слова «изнасилование», это слово витает в воздухе на протяжении всей картины. Красавица Рана в равной мере удостоилась поддержки от друзей из театра и осуждения от соседей по новому дому. Она ждет помощи от мужа, но Эмад замыкается в себе и жаждет лишь мести. Женские героини в картине иранского режиссера Асгара Фархади обладают равными правами с мужчинами, но обладают ли они одинаковой силой, физической и духовной?

Автор показывает женщин и мужчин в разных возрастах и социальных положениях. Главный герой Эмад подрабатывает учителем в школе. Ученики, все парни подросткового возраста, уважают старших. Защищают главного героя от нападок посторонних, но сами не упускают случая подшутить над ним. В финале картины режиссер вновь обратится к теме уважения к старшим и огласит простую истину: мудрость не всегда приходит с возрастом.

Сам Эмад, красивый интеллигент, сталкивается с этической дилеммой. Запрет жены на обращение в полицию приводит мужчину к мысли о мести «по-старинке»: он находит обидчика жены самостоятельно. Мужчина, ворвавшийся в ванную комнату к Ране, представляет собой прототип миллеровского коммивояжера.

В конце фильма Эмад, Рана и разрушивший семейное счастье обидчик актрисы иранского театра встречаются в разрушенном доме, из которого в спешке съехала молодая пара. Несмотря на неподдельное напряжение в комнате, герои обмениваются лишь словами. Эмад призывает к совести обидчика. В нем играет ущемленная мужская гордость и обида за разрушенную в одночасье семью. Он прибегает к логичному для традиционного общества механизму самоутверждения и приглашает в тот же оставленный жильцами дом с трещинами на стенах семью обидчика.

Рана отнеслась к ситуации совсем иначе. «Сделанного не исправить», – провозглашает она и прощает «коммивояжера» Фархади. Было ли это настоящее прощение или лишь жалость к совершившему ошибку человеку – еще один не произнесенный в диалогах героев вопрос. Героиня Таране Алидости оказалась жертвой в сложившейся ситуации. Но увидел бы зритель хэппи-энд, если бы Рана обратилась в полицию? Ожидала ли она, что своим поведением, отказом от гласности, практически доведет упрямого, ревнивого мужа до отцеубийства?

После просмотра «Коммивояжера» многие зрители сказали, что фильм оказался тяжелым и к нему нужно быть морально готовым. Однако женщина, сидевшая недалеко от меня, не согласилась с мнением большинства. «А для меня фильм не тяжелый. Вот «Убить Билла» я с первого раза посмотреть не смогла… Как она саблей машет, как Тарантино кровь показывал, эти мультики… Я бы не дала «Оскар» Фархади», –призналась зрительница.

Я не согласна с ней. Ума Турман орудовала не саблей, а катаной от знаменитого мастера Хаттори Хандзо. А церемония вручения заветных золотых статуэток состоится через три недели, 26 февраля. Однако в связи с указом президента Трампа об иммигрантах, режиссер Асгар Фархади и актриса Таране Алидости, жители Ирана, не смогут посетить финал «Оскара». Но они все еще могут его заслужить.

Дарья Миронова.


Материалы по теме
Уличные протесты, геи, феминизм и другие темы современного иранского театра
01:06, 6 июня
Культура
Иранская программа
10:07, 7 июля
Культура
​Тернистый путь Ирана. К России?
09:05, 5 мая
Культура
​«Оскар-2017»: не «Ла-ла Лэндом» единым
04:02, 2 февраля
Культура

Комментарии