Дело Рамиля Ибрагимова: приговор

01 февраля 2017
События

Суд приговорил президента Союза молодых лидеров инноваций Рамиля Ибрагимова, выступившего в соцсетях с одобрением массовой стрельбы в американском гей-клубе, к штрафу в 50 тысяч рублей за оправдание терроризма и конфискации айфона как орудия преступления. «Казанский репортер» следил за развитием событий и рассказывает о самом инциденте, а также о ходе следствия и судебного процесса по делу Ибрагимова.

Злополучный пост появился в «Инстаграме» Рамиля Ибрагимова, президента Союза молодых лидеров инноваций и экс-телеведущего компании «Эфир», поздно вечером 13 июня. Ибрагимов в это время смотрел матч группового этапа футбольного чемпионата Европы и от одного из своих друзей узнал о том, что днем ранее выходец из Афганистана застрелил в гей-клубе в Орландо 50 человек и ранил еще 53. Ибрагимов взял телефон и на скорую руку накидал в соцсети текст с одобрением действий стрелка, подписанный от имени Союза молодых лидеров инноваций.

Пост произвел эффект взорвавшейся бомбы: в комментариях многие пользователи выступили с критикой заявления Ибрагимова. Запись Ибрагимов вскоре удалил и закрыл аккаунт от посторонних пользователей, но остановить распространение информации уже было невозможно. Слова главы Союза молодых лидеров инноваций попали в СМИ, и на следующий день о них знала вся страна.

Заявление Ибрагимова прокомментировали известные блогеры, такие, как Рустем Адагамов и Алексей Навальный. Последний назвал Ибрагимова «людоедом». Комментировать пришлось даже пресс-секретарю президента России Дмитрию Пескову, который заявил, что «не знает, кто такой Ибрагимов, но такие заявления просто неприемлемы». Не осталось в стороне и посольство США в России. Друзьям Ибрагимова в соцсетях активисты начали рассылать сообщения следующего содержания: «Если вы еще не знаете, у вас в друзьях находится человек, который поддерживает убийство 50 человек и рад их гибели».

Сам Ибрагимов написал пост с извинениями и попытался оправдаться в СМИ. Так, он заявлял, что запись была эмоциональной реакцией, направленной против распространения гомосексуализма, а убийство кого-либо он не поддерживает, равно как и террористические организации. Тем временем запрещенная в России террористическая организация ИГИЛ взяла на себя ответственность за трагедию в Орландо.

Днем 14 июня стало известно, что Прокуратура РТ намерена проверить высказывание Рамиля Ибрагимова на предмет нарушения законодательства РФ. Проверка прошла довольно быстро, уже 17 июня СУ СКР по РТ возбудило уголовное дело по «террористической» статье 205.2 УК РФ (публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма). Ибрагимов в ответ заявил, что против него работают «определенные силы, которые перед выборами в Госдуму заинтересованы всячески расшатать ситуацию».

Следствие длилось более полугода, а рассмотрение дела прошло в Казанском гарнизонном военном суде именно из-за «террористического» характера инкриминируемой статьи. Дела в этом суде рассматривает коллегия судей из головного офиса Окружного военного суда в Самаре. Для участия в процессе они прибыли и в Казань. Процесс шел непрерывно три дня.

На первом заседании адвокат Ибрагимова Александр Коган отметил, что суть скандального поста вызывает отвращение и у него, но судебный оборот такого дела может быть крайне опасен. По его мнению, создав такой прецедент, суд откроет дорогу к новым уголовным делам против всех тех, кто перепостил запись Ибрагимова, пусть даже с осуждающими комментариями. Он сравнил ситуацию с делом Евгении Чудновец: она репостнула видеозаписи, которые помогли задержать издевавшихся над ребенком сотрудников детского лагеря, но затем сама оказалась за решеткой за распространение порнографии с несовершеннолетними – то есть за репост тех самых видео.

Также на суде адвокат отметил, что трагедию в Орландо нельзя считать терактом, ведь такую оценку событию никто официально не давал. Слово «теракт» не звучало ни в заявлениях Барака Обамы (к слову, адвокат Ибрагимова даже предлагал вызвать Обаму в суд в качестве свидетеля), ни в телеграмме с соболезнованиями от Владимира Путина. Сам Ибрагимов на момент написания поста также не знал, теракт ли был в Орландо или все-таки нет. Сторона обвинения настаивала на том, что случившееся в Орландо – именно теракт, и приводила в доказательство выдержки из различных СМИ.

На втором заседании по ходатайству Александра Когана зачитали показания Александра Андриянова, экс-доцента кафедры философии и социологии КГФЭИ. В ходе следствия его допросили как специалиста, и он заключил, что гомосексуалисты определенно являются социальной группой. По мнению Когана, на основании этого его подзащитного следует судить не по «террористической» статье, а по более мягкой статье 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды).

Кроме того, на заседании обвинитель и судьи задавали подсудимому вопросы по поводу еще нескольких деталей произошедшего. В частности, прокурора интересовало, кто такие «правильные пацаны» (такую характеристику в посте Ибрагимов дал стрелку из Орландо) и могут ли такие личности быть гомосексуалистами. Судьи же спрашивали, действительно ли все посетители гей-клуба, по мнению Ибрагимова, являются геями.

В ходе прений адвокат попросил прекратить уголовное преследование подсудимого, прокурор запросил для Ибрагимова три года в колонии-поселении и конфискацию айфона как орудия преступления.

Вскоре после судебного заседания представители неофициальной ассоциации гей-клубов Казани и совета Радужного фронта Татарстана выступили с заявлением, в котором попросили не лишать Ибрагимова свободы, а назначить ему наказание в виде общественных работ, желательно в гей-клубах.


В итоге суд признал Рамиля Ибрагимова виновным по части 1 статьи 205.2 (Публичное оправдание терроризма) и приговорил его к штрафу в 50 тысяч рублей и конфискации айфона, с которого был написан злополучный пост. Таким образом, суд все же признал, что трагедия в Орландо является террористическим актом. Расценивать заявление Ибрагимова как возбуждение ненависти к социальной группе, то есть к гомосексуалистам, и переквалифицировать обвинение на соответствующую статью 282 УК РФ суд признал невозможным: невозможно утверждать, что все погибшие в Орландо – геи. При вынесении приговора суд учел, что Ибрагимов ранее судим не был, по основному месту работы характеризуется положительно, а также тот факт, что Ибрагимов занимается общественной деятельностью.


Сам Рамиль Ибрагимов от каких-либо комментариев отказался, однако относительно приговора высказался его адвокат Александр Коган.

Когда человек остается на свободе, как вы считаете, доволен адвокат? Естественно! – заявил он журналистам.

Тем не менее Коган был категорически не согласен с квалификацией трагедии в Орландо как теракта. Он полагает, что такой прецедент приведет к новым уголовным делам.

А это вам всем первый звоночек! Кто перепостил это вот сообщение – это уголовная ответственность, – полагает адвокат. – А таких тысячи. Я сейчас не уверен, что не начнутся новые уголовные дела. У нас ведь есть такая судебная практика в России.

По словам Когана, обжаловать приговор или нет, они с Ибрагимовым будут решать после получения на руки текста приговора.

Комментируя приговор, прокурор полностью поддержал признание случившегося в Орландо терактом, но отметил, что он все же запрашивал для Ибрагимова реальный срок. Сторона обвинения также примет решение об обжаловании после тщательного изучения приговора.

Александр Артемьев.

Комментарии