​Смотрю на всех я сверху вниз, а это – главное!

04 марта 2017
Культура

Диковинка, удивляющая весь мир, наконец-то добралась и до столицы Татарстана. «Казанский репортер» решил взглянуть на город сверху вниз и побывал в выставочно-зрелищном комплексе «Городская панорама».

Сидней и Чикаго, Нью-Йорк и Сан-Франциско, Шанхай и Гамбург… Как вы думаете, что роднит эти города с Казанью? Теперь и в нашем мегаполисе имеется собственный макет города.

Идея, в общем-то, не нова: на берегу реки Апуримак в Перу уже несколько тысячелетий лежит гранитная глыба размером в шестнадцать квадратных метров, на которой неведомым автором высечен макет неведомого нам города. По всей видимости, таким образом уже в средневековье воплощалась мечта воспарить над собственным жильем, а может быть, и над всей обыденностью и суетностью мира.

– И кому же в нашем стольном граде пришла в голову такая идея?

Этот вопрос я адресую директору «Городской панорамы» Ольге Валеевой.

– Наш главный заказчик – общество с ограниченной ответственностью «Дом печати на Баумана», – с оттенком грусти отвечает собеседница. – Все это здание обошлось им в пятьсот десять миллионов рублей. А непосредственно над созданием макета в течение трех лет трудились тульские мастера, команда из сорока человек. Вообще-то тут, по законам жанра, следует развернуть длинный список участвовавших в создании четырехэтажного комплекса, но мне почему-то совсем не хочется этого делать. Да, наверняка заслуживают добрых слов и проектировщики, и строители, и ученые, и художники – ни мало в этом не сомневаюсь. И все же, как это часто бывает, силы, затраченные творцами, по мощности своей и энергозатратности гораздо больше, чем получившийся результат...

Макет центральной части современной Казани по площади превышает 170 квадратных метров. Не самый крупный. (Для сравнения, макет Москвы занимает 945 квадратных метров, Шанхая (КНР) – 604 квадратных метра, Нью-Йорка – 867,3 квадратного метра). Но ведь он и не единственный экспозиционный объект «Городской панорамы».

Он на третьем этаже. Чтобы добраться до него, надо на первом этаже приобрести билет за пятьсот рублей, пройтись по сувенирной лавке и получить «умный» планшет с аудиогидом (экскурсоводы здесь не предусмотрены, гаджет сам определяет место, где находится посетитель, и повествует ему об экспонате), а потом преодолеть лабиринт Старо-Татарской слободы на втором. Ну, если «препятствия» первого этажа сравнительно легко преодолимы, то на втором придется малость попотеть.

Блуждая между стендами, на которых фотографии внешнего облика домов и мечетей вдруг превращаются в их объемно-голографические внутренние интерьеры, и вглядываясь в напряженные лица казанцев рубежа позапрошлого и прошлого веков и в ветхие издания на татарском языке, я не мог отвязаться от мысли: почему именно Старо-Татарская слобода и почему именно на переломе XIX и XX веков? Экзотика для туристов и только? Или за экспозицией скрывается нечто большее, по мысли авторов?

Заворачиваю за очередной стенд и…

– Кафе создано в виде трамвая начала XX века, – привычно поясняет Ольга Валеева. – В окнах – жидкокристаллических мониторах –оживают фотографии, что создает иллюзию поездки по городским улицам. Трамвай полностью повторяет интерьер того времени…

Странно, неужели по Казани курсировали трамваи с широченными деревянными столами и диванами? Или все-таки интерьер повторен не полностью, а лишь символически намечен дизайнерами?

Так и не получив ответы на эти вопросы, поднимаюсь на третий этаж.

Говорят, когда задумывали это зрелище, ориентировались на четыре макета в Ганновере. Они выполнены без технических наворотов и дают представление о том, как выглядел старинный немецкий город в Средние века, до Второй мировой, разбомбленный союзной авиацией на девяносто процентов и восстановленный из руин. Вот и Казань предстает в нескольких ипостасях – XV-XVI веков, XVIII века и современная. А в центральном зале – почему, я так и не понял – посетителям предстоит изучить «корабли императоров»: здесь стоят уменьшенные копии галеры «Тверь», корвета «Казань» и струга Петра I.

Валеева чувствует себя уверенно только тогда, когда перечисляет цифры, названия, фамилии. Но меня интересует совсем не количество зданий в макете и не длина светодиодной ленты.

– А кем вы работали до назначения на должность директора «Городской панорамы»?

– Я и сейчас совмещаю две должности, оставаясь генеральным директором общества с ограниченной ответственностью «Ак Барс Галерея».

– Не сложно на двух стульях сидеть?

– Сложно, но интересно. Здесь впервые представлена та форма рассказа о Казани, которой еще не было в нашем городе. Ее создатели тщательно изучили опыт зарубежных стран и пошли по своему пути, – уверенно возвращается к своему привычному повествованию Валеева. – Если в других городах макеты подвижные – по ним бегают модели поездов, машин, движутся люди, то у нас упор сделан на детализацию архитектуры и ландшафта, весь городской рельеф воссоздан специалистами при помощи топографической карты, каждая деталь макета – здание, жилой дом, фонтан или мост – точная копия своего прототипа. Присмотритесь, и вы найдете свой дом, – предлагают мне.

Я присматриваюсь – и не нахожу. Может, конечно, он и есть тут, но в таком нагромождении мелких деталей его не разглядишь. Зато интересно смотреть на виртуальных водителей-самоубийц: компьютер, по-видимому, дал сбой и силуэты машин, сворачивая, потоком падают с моста, не добравшись до съезда с него.

– Город живет, значит, будет жить и макет. Контент выставочно-зрелищного комплекса будет меняться вместе с Казанью – появятся новые постройки, вырастут и модели на макете, – голос эксклюзивного гида возвращает меня к реальности.

Четвертый этаж – более домашний, что ли. Здесь можно при помощи джойстиков сразиться с драконом, пройти викторину на знание Казани или сыграть в X-Box. А можно сделать селфи с царицей Сююмбике, с Петром I, с Екатериной II или даже с самим Габдуллой Тукаем, выходящими к посетителям на огромной видеостене…

– Скажите, а где вы себя чувствуете дома: тут или в «Ак Барс Галерее»? – вновь прерываю бодрое изложение явно кем-то заранее написанного и добросовестно выученного текста.

– Дома я чувствую себя только дома, – твердо ставит меня на место Валеева.

Мониторы, мониторы, мониторы… Четыре этажа до предела нашпигованы современными технологиями. И все же до полновесного интерактивного центра «Городской панораме» далековато. Хотя, может быть, и не нужно ему той степени погруженности в реальность, какую предоставляет, например, екатеринбургский «Ельцин-центр», когда голоса и образы эпохи плотно обступают тебя со всех сторон. Может быть, вполне достаточно промелькнувшей над макетом тени Зиланта или пушечных ядер...

– А не дороговато – пятьсот рублей за такую-то диковинку? В национальный шоу-музей «Гранд-макет Россия» вход и то на сто рублей дешевле…

– Ну почему же дорого-то? Во-первых, у нас есть разные категории цен, предусматривающие скидки для инвалидов, пенсионеров, студентов, школьников, ветеранов боевых действий… А во-вторых, уж на один-то раз любой человек, если захочет посмотреть что-то новое и необычное, всегда сможет набрать необходимую сумму.

А вдруг и впрямь все у нас, как известных сатирах Ювенала: «Рим, что когда-то все раздавал – легионы, и власть, и ликторов связки,– сдержан теперь и о двух лишь вещах беспокойно мечтает: хлеба и зрелищ!». Вдруг «Городская панорама» была последним чаянием изголодавшихся по зрелищам казанцев? Не исключаю такой вероятности. Правда, римляне жаждали бесплатных зрелищ, а тут – не хилая, в общем-то, цена нарисовалась…

– Если в течение года этот объект по пропускной способности будет загружен на четверть – это пять процентов от туристического потока в год, не считая казанцев, – то окупаемость займет порядка двенадцати лет, – размышлял на открытии «Городской панорамы» генеральный директор открытого акционерного общества «Связьинвестнефтехим» Валерий Сорокин, один из учредителей главного заказчика этого выставочного комплекса. Его рассуждения тогда прервал президент Татарстана Рустам Минниханов:

– Всех гостей сюда надо привозить.

– В день центр может пропустить тысячу двести человек. Если выйдем на это, можно представить, как сильно сократятся сроки выхода на окупаемость, – обрадовался Сорокин.

Что же, президентская мысль, как всегда, здравая: в двух кварталах от выставочно-зрелищного комплекса – Богородицкий монастырь. Если умело распланировать потоки, то туристов хватит на всех, пока одни на земле молятся Богу, другие – витают в виртуальных небесах над городом, а потом поменяются местами. В конце-то концов, ну чем мы хуже Европы – там же в каждом, почитай, городе есть диковинные приманки для путешественников, будет теперь и казанцам чем удивить ходоков по чужим краям. Да и самим будет куда прогуляться на досуге.

Кстати, в прошлом году, отмечая годовщину Великого пожара 1666 года, лондонцы сожгли стодвадцатиметровый макет города XVII века, выполненный из дерева. А вдруг и к годовщине казанского пожара 1579 года, после которого и явлен был чудотворный образ на месте нынешнего Богородицкого монастыря, найдется в новом выставочно-зрелищном комплексе что поджечь на потеху публики?

Зиновий Бельцев.


ФОТОРЕПОРТАЖ

Комментарии