PROFI

По ту сторону свободы. Итоги года УФСИН

22 декабря 2016
События

Поделиться итогами уходящего года с общественностью впервые после долгого перерыва решили в УФСИН по РТ. Сегодня начальник управления Дауфит Хамадишин провел встречу с журналистами, на которой похвастал полным отсутствием сбежавших заключенных за последние 12 лет, посетовал на «не резиновые» СИЗО и вступился за сотрудников УФСИН, подозреваемых в поборах. Корреспондент «Казанского репортера» узнал, чем именно запомнился уходящий 2016-й главе республиканской службы исполнения наказаний.

Отметим, пресс-конференция по итогам года – явление для УФСИН по РТ достаточно редкое. Журналисты, пришедшие сегодня на встречу, не смогли припомнить, когда последний раз глава управления Дауфит Хамадишин, занимающий пост уже почти 14 лет, собирал представителей СМИ по такому поводу. Впрочем, может быть, раньше и причин особых было. А 2016 год для УФСИН выдался насыщенным на события: пожар в ИК-2, уголовные дела, заведенные на сотрудников, самоубийства высокопоставленных представителей ведомства… В общем, вопросов, требующих комментариев, за год накопилось много. Возможно, поэтому пресс-конференция началась с чаепития – на сытый желудок и журналист становится благодушнее.

Отчет Дауфит Хамадишин начал с позитива. Глава управления отметил, что основным положительным результатом работы структуры за год является отсутствие случаев побегов, а также массовых беспорядков в татарстанских колониях. Собственно, в Татарстане еще не было ни одной удачной попытки побега с 2004 года, сказал он. И тут же постучал по столу, чтобы ненароком не сглазить.

Хотя вообще-то попытки побега происходят чуть ли не ежегодно. Так, нынче была пресечена одна – в ИК-8.

Хамадишин также рассказал, что в этом году было возбуждено 20 уголовных дел из-за «неправильных действий спецконтингента в отношении сотрудников ФСИН».

– Контингент, который находится в местах лишения свободы, непростой, – объяснил начальник управления. – Они далеко не «пионеры», и такие факты (совершения правонарушений в колониях – ред.) у нас имеются.

К слову, в местах лишения свободы в Татарстане содержатся более 12 тысяч человек, и более 70 процентов из них – «не пионеры», то есть отбывают заключение не впервые. Хамадишин в ходе пресс-конференции не раз напоминал о том, что «контингент непростой» и с ним сложно работать. Но в итоге сказал, что это зачастую люди интересные, и ему даже нравится общаться с ними.

ИК №19

Хамадишин упомянул об одном из аспектов работы ФСИН, который позволяет снизить количество отбывающих заключение повторно. По его словам, в колониях ведется активная религиозная работа при участии представителей Казанской епархии и Духовного управления мусульман (ДУМ) РТ. Хамадишин считает, что религиозный человек вряд ли пойдет на совершение повторного преступления, и в подтверждение приводит предоставленную ДУМ РТ статистику. По их данным, из тех, кто, сидя в тюрьме, заинтересовался религией, повторно туда попадают лишь 3 процента.

Численность осужденных в исправительных колониях не превышает нормы, чего нельзя сказать о СИЗО. Как сказал Хамадишин, перелимит составляет около 16 процентов. Он добавил, что проблема эта – общероссийская.

Камера в одном из СИЗО республики

– Каждый следственно-арестованный должен иметь 4 кв. м площади. Мы не вписываемся в эти параметры, – констатировал Хамадишин. – Но и изоляторы не резиновые. Здания казанских СИЗО были построены в начале XIX века. Из-за ветхости пришлось закрыть в СИЗО-1 целый корпус и помещение в СИЗО-2.

Чтобы исправить ситуацию, в Казани планируют построить новый СИЗО на 930 мест. Вопрос о начале строительства должен решиться в ближайшие дни, вложения, по оценке главы республиканского УФСИН, составят около 2 млрд рублей. Земля под строительство нового СИЗО уже выделена, в настоящий момент в распоряжении УФСИН есть два участка: в Лаишевском районе и возле «Казаньоргсинтеза». В здании СИЗО-1 на улице Япеева впоследствии планируют сделать музей.

Также сейчас в УФСИН по РТ прорабатывается вопрос об открытии на базе одного из исправительных учреждений помещения, которое будет функционировать в режиме СИЗО. Это позволит решить проблему размещения следственно-арестованных, следующих через Татарстан транзитом.

Далее Хамадишин рассказал о том, как сотрудники УФСИН изымают предметы, которые в колонии пытаются доставить нелегально. За прошедший год, к примеру, изъято 140 литров спиртного, 4 тысячи сотовых телефонов, свыше полутора килограммов различных наркотиков и довольно скромная сумма в 25 тысяч рублей. Об одной истории Хадамшин решил рассказать подробнее.

– В мае этого года женщина прибыла в одну из колоний на длительное свидание с мужем. У нее обнаружили 16 граммов гашиша, в укромном месте, не буду говорить подробнее, – сообщил Хамадишин. – Чем она помогла-то? Ее муж дополнительно получил срок, ее саму, говорят, использовали «втемную», и она получила административное наказание.

Поднимался вопрос и о доступности медицинской помощи заключенным. Сейчас, по данным УФСИН, в колониях и СИЗО содержатся более 900 ВИЧ-инфицированных и более 350 больных активным туберкулезом. Хамадишин заверил, что всем больным своевременно оказывается медицинская помощь, проблема обеспечения лекарствами отсутствует, а показатели заболеваемости за минувший год снизились более, чем на 13 процентов. Кроме того, за 11 месяцев 2016 года из учреждений УФСИН 11 человек освободили от отбывания наказания по болезни.

Также Хамадишин сообщил, что за год в колониях в Татарстане произошло 7 случаев суицида, преимущественно в СИЗО. «Обычно человек узнает, к примеру, что его посадили надолго, и решается на этот шаг», – комментирует Хамадишин.

Генерал заверил, что сейчас незаконное применение насилия в колониях исключено, практически все действия персонала фиксируются на видео. Он также прокомментировал уголовные дела в отношении применивших насилие сотрудников, к примеру, замначальника отдела безопасности казанской колонии №19 Назиля Гайнатуллина, которого в этом году осудили за неправомерное применение насилия к заключенному, случившееся семь лет тому назад. «У таких людей нет уважения ни к себе, ни к своим коллегам, ни к своим семьям», – заявил Хамадишин.

По-другому Хамадишин отреагировал на вопрос о замначальника ИК-2 Игоре Леонидове и начальнике этой колонии Азфаре Кадирове. Уголовное дело в отношении обоих в ноябре направили в суд. По версии следствия, в апреле 2013 года начальник колонии Азфар Кадиров и его заместитель Игорь Леонидов предложили осужденному отремонтировать за свой счет несколько объектов на территории колонии, взамен обещали послабление режима содержания и содействие в УДО. При этом Кадиров до направления дела в суд не дожил: в январе, когда информация о поборах стала известна общественности, он совершил самоубийство.

– В отношении Кадирова тогда дела возбуждено не было, он даже не был допрошен! – заявил Хамадишин. – Проводился обыск в его кабинете и по месту жительства, причем в 11 часов ночи. И после этого человек так поступил. Я как знавший его никогда бы не подумал... Ни Кадиров, ни Леонидов, я уверен на сто процентов, ни копейки в свой карман не положили!

Хамадишин заявил, что деньги, которые якобы собирались с заключенных – это не поборы, а «добровольные взносы на ремонт того места, где они сами проживают», к примеру, больницы и столовой.

Столовая в ИК-19

Сегодня Хамадишин раскрыл подробности недавнего пожара в ИК-2. По его словам, причиной возгорания стали действия одного из заключенных.

– На верхнем этаже есть каптерка, где хранятся лишние вещи, вроде дополнительных полотенец, – рассказал он. – Туда поднялись сотрудники, чтобы проверить, не осталось ли там заключенных (как выяснилось, остался – ред.). И тут этот товарищ взял самодельную плитку, уж не знаю, откуда она у него и зачем ему понадобилась, и бросил ее в кучу белья. Буквально за 5 секунд все загорелось. Потолок деревянный, засыпан опилками, поэтому крыша пострадала. Я думаю, в конце января там все приведут в порядок.

Завершили пресс-конференцию на праздничной ноте: начальник УФСИН рассказал, как в колониях заключенные будут праздновать Новый год. По его словам, в каждой ИК проведут праздничный обед или ужин, устроят культурную программу. По случаю праздника руководство в колониях делает небольшие послабления, к примеру, разрешает смотреть телевизор до часу ночи. «Снегурочки не будет?» – спрашивают журналисты. «Нет, Снегурочку они не признают», – ответил Хамадишин.

Александр Артемьев.

Материалы по теме
Кандалы, интриги, расследования...
06:09, 9 сентября
События
​Встретили по одежке, отказали по уму
02:05, 5 мая
События
​Голос как улика
06:06, 6 июня
События
​«Они сейчас просто пытаются меня убить»
04:06, 6 июня
События

Комментарии