Раскол в рескоме

21 декабря 2016
События

Накануне Артема Прокофьева – представителя КПРФ в Госсовете Татарстана и экс-второго секретаря реготделения партии – восстановили в должности. Такое решение приняли на заседании центральной контрольно-ревизионной комиссии (ЦКРК) КПРФ. Таким образом, Москва отменила решение татарстанского партлидера Хафиза Миргалимова, принятое на пленуме в субботу, 17 декабря. «Казанский репортер» вспоминает, с чего начинался конфликт между двумя региональными партийными лидерами и каким по счету он стал в карьере Миргалимова.

Это правда. Документ я уже получил, – сообщил восстановленный в должности второй секретарь рескома КПРФ Артем Прокофьев.

Депутату возвращают все регалии. Субботнее решение лидера партии в РТ Хафиза Миргалимова отменили на заседании центральной контрольно-ревизионной комиссии (ЦКРК) КПРФ накануне. Вопрос значился третьим в повестке дня. Но напомним, почему возникла необходимость его решать.

Противостояние двух лидеров татарстанского реготделения длится не один месяц. Точкой кипения стали события 2 ноября, когда первый секретарь Хафиз Миргалимов нанес травмы сотруднице рескома Динаре Халимдаровой. По крайней мере об этом сообщают очевидцы и сама Халимдарова. Миргалимов свою причастность к больничному сотрудницы отрицает.

Как сообщал «Коммерсантъ» со ссылкой на свой источник в партии, серьезный «диалог» с рукоприкладством завязался между Хафизом Миргалимовым, поддержанным его помощником Нафисом Гилемьяновым, с одной стороны, и Артемом Прокофьевым и Динарой Халимдаровой – с другой. Поводом стала подготовленная для ЦК партии справка о работе татарстанского отделения коммунистов с критикой деятельности Хафиза Миргалимова.

На тот момент лидеру реготделения было крайне невыгодно освещение подобной информации, особенно на фоне результатов сентябрьских парламентских выборов. Мало того, что перед стартом предвыборной кампании татарстанских коммунистов лишили собственного списка и объединили с Ульяновской областью, так и общий результат заставил задуматься – 4,07% (в 2011 году коммунисты набрали 10,6%). В ЦК КПРФ обратили внимание на то, что представители компартии занимали руководящие должности более чем в 500 избирательных комиссиях республики, однако КПРФ на этих участках получила результат ниже среднего по региону, поскольку члены комиссий могли быть зависимы от местных властей. Любая информация на этот счет не могла уйти дальше партийного кабинета.

Сторонники Миргалимова утверждают, что инициаторами потасовки стали Прокофьев и Халимдарова, которые пытались отнять документ у шефа. По словам другой стороны, зачинщиком конфликта был непосредственно лидер коммунистов. Он вывернул девушке руку, ударил ее о шкаф, а затем вместе со своим помощником напал на Прокофьева. В результате сотрудница рескома была госпитализирована в больницу: у нее диагностировали закрытый перелом руки, сотрясение мозга и ушиб шейного позвонка.

Тем интереснее было посмотреть, как два коммуниста будут вести себя на публике, благо повод не заставил себя долго ждать. Митинг по случаю годовщины Октябрьской революции прошел даже на день раньше, 6 ноября, чтобы трудящимся было удобно собраться в выходной. И Миргалимов, и Прокофьев на акции появились, стояли рядом, по разные стороны от Алексея Серова и косо поглядывали друг на друга.

И тут не обошлось без конфуза. На митинге произошла путаница с резолюциями. Среди участников акции распространили два различных по содержанию документа. В одной из резолюций было сказано, что участники митинга требуют начать ремонт ДК имени Ленина в Авиастроительном районе Казани, который к тому времени уже несколько недель как шел. Кроме того, в ней десятым, последим пунктом отмечалось следующее (орфография и пунктуация сохранены):

«Обращаемся ко всем гражданам Республики Татарстан не верит всяким провокациям, статьям и провокаторам «о первом секретаре Рескома КПРФ тов. Миргалимове Х.Г» Он служил, служит и будет служить во благо Коммунистической партии Российской Федерации» и Республики Татарстан! Долой ПРОВАВКАТРОВ из партии КПРФ!»

Судя по обилию орфографических ошибок, этот пункт писался в спешке или под воздействием сильных эмоциональных переживаний.

Организатор же митинга, первый секретарь горкома КПРФ Алексей Серов, от этой резолюции открестился, заявив, что на площадь он и сторонники КПРФ вышли по случаю 99-й годовщины революции, а не для того, чтобы защищать Миргалимова.

Организатором данного митинга был я. Эту ситуацию я могу объяснить только так, что сегодня утром я отправил в Реском свою резолюцию к митингу для распространения, а люди, которые ее распространили, преследовали свои какие-то цели. Также у нас была отдельная резолюция по вопросом дольщиков, которую они подписали. Думаю, что это сделали сторонники Миргалимова. У меня лично возникли вопросы по двум пунктам: по поводу ремонта в ДК имени Ленина – считаю это глупостью, ведь поручение по этому поводу президент республики Рустам Минниханов дал уже месяц назад. Там уже начались работы. А также по поводу якобы провокаций в сторону Миргалимова. У нас митинг не в защиту прав Миргалимова, а в честь 100-летия Великой Октябрьской революции и по социально-экономическим вопросам, – прокомментировал тогда «Казанскому репортеру» Серов.

В течение последующих полутора месяцев ситуация развивалась волнообразно. Конфликт проходил по большей части в скрытой от общественности форме, пока Хафиз Миргалимов не вышел на публику.

В понедельник, 19 декабря Миргалимов провел полутайную пресс-конференцию, где для ограниченного числа СМИ рассказал свою версию произошедшего. Он назвал любые обвинения в свой адрес недостоверными и попросил дождаться решения по проверке фактов, которую ведет следственное управление СКР по РТ. «Я здесь не при чем», – утверждал Миргалиов, всячески избегая обвинений в адрес Прокофьева и Халимдаровой. Он старался использовать обезличенные формулировки: «они оклеветали, они оболгали». При этом объявил неправдой приписанное ему средствами массовой информации нападение на Халимдарову. Все сообщения, в которых его в чем-либо обвиняют, Миргалимов назвал провокацией. Кроме того, говоря об увольнении с должности второго секретаря Артема Прокофьева, первый лидер реготделения заявил, что это действие вызвано исключительно лучшими побуждениями по укреплению депутатской вертикали. Всякую связь с событиями 2 ноября он категорически не признавал. Отметим, что подготовка этой пресс-конференции проходила в режиме строгой секретности, даже пресс-центр реготделения узнал о ней за 15 минут до начала.

Прокофьев, когда мы попросили его прокоментировать позицию Миргалимова, также сообщил, что не знал о состоявшейся встрече лидера рескома КПРФ со СМИ. По его словам, попытка Миргалимова убедить прессу в том, что увольнение второго секретаря рескома – простой перевод на другую должность, не удалась. На самом деле ситуация выглядела иначе.


Артем Прокофьев.

– После снятия с должности второго секретаря мне поступило несколько предложений, в том числе перейти на руководство «первичкой» или секретарем по депутатской вертикали. Но это было подано в контексте издевательства на фоне травли, которую организовал Миргалимов. Он предлагал все это, говоря, что для чего-то более серьезного мне лет десять учиться надо, что когда я только родился, он уже был партийным руководителем и так далее. Вообще, подобные вопросы должны решаться не на пленуме, а лично, в закрытом кабинете. А в таком ключе серьезно к ним отнестись нельзя. Партия – это не Миргалимов, как бы он ни надеялся, – сказал Прокофьев. – Могу сказать еще, что заявление Миргалимова о том, что он пальцем не тронул Динару [Халимдарову] и на ней нет ни царапины, как минимум, низко. Девушка все еще находится на больничном, ей пару дней назад гипс только сняли. Мало того, что он не извинился и не компенсировал нанесенный ущерб, так еще позволяет себе говорить о ее самочувствии. Учитывая все это, я даже не представляю, что с этим человеком можно еще обсуждать. И еще – о проверке следственного управления. Она уже закончилась, и обе стороны об этом знают. Наличие травмы у девушки подтвердили изначально в травмпункте и позже в больнице Ульяновска, где она лечится. Возбуждать уголовное дело не стали, потому что нет заявления.

Претензии Миргалимова к другим функционерам и членам партии Прокофьев считает надуманными и направленными на «чистку партийных рядов».

– То, что Миргалимов начал делать, – это не только по поводу меня, это широкое наступление. Меня отстранили от должности, Алексею Серову – руководителю казанского отделения КПРФ и главе фракции в Казанской городской Думе – вынесен строгий выговор на том же пленуме. Александру Комиссарову – третьему депутату от КПРФ в Госсовете Татарстана – вручили уведомление о вынесении предупреждения, но этот вопрос пока не ставили на голосование. Даже сама логика Миргалимова: он двух из трех депутатов Госсовета от КПРФ (всех, кроме себя самого) фактически выдворяет из партии – это разве нормально? Как он планирует работать с фракцией? Эти его действия я воспринимаю, как попытку провести зачистку в региональном отделении в преддверии рассмотрения президиумом партии в январе вопроса по самому Миргалимову. Сейчас он, похоже, пытается зачистить региональное отделение. Естественно, это решение деструктивное и по сути противоречит решению ЦКРК КПРФ.

Дело в том, что после инцидента в Госсовете РТ в татарстанское реготделение из Москвы направили представителей центральной контрольно-ревизионной комиссии (ЦКРК) КПРФ для расследования причин конфликта. По окончании проверки ЦКРК предложила президиуму ЦК объявить строгий выговор главе татарстанского отделения КПРФ Хафизу Миргалимову и выговор – второму секретарю Артему Прокофьеву.

Выговоров не последовало, и, как мы знаем, позже Миргалимов уволил Прокофьева, а затем Москва отменила это решение. На чьей стороне высшее руководство партии на этот раз, гадать не приходится. Мы связались с лидером КПРФ в Татарстане, но комментировать ситуацию он отказался, сославшись на недостаток времени. Скандал с Прокофьевым не первый в коммунистической карьере Миргалимова. Многим он запомнился еще тем, как получил должность первого секретаря.


Хафиз Миргалимов.

Первый скандал, отраженный в СМИ, датируется 2004 годом. Тогда из КПРФ исключили бывшего главу республиканского комитета партии Александра Салия и авторитетных коммунистов Насиму Столярову и Роберта Садыкова. Все трое относились к числу наиболее заметных фигур регионального отделения КПРФ и к тому же представляли партию в местном парламенте. Их исключили также с подачи Миргалимова. За несколько месяцев до пленума, где и вынесли решение, Салий, Столярова и Садыков участвовали в альтернативном съезде КПРФ, на котором лидером партии вместо Геннадия Зюганова был избран ивановский губернатор Владимир Тихонов. После того, как Минюст РФ признал съезд тихоновцев нелегитимным, в компартии начались массовые чистки, в ходе которых Александр Салий добровольно сложил с себя полномочия главы рескома, а его место занял верный зюгановец, секретарь набережночелнинского горкома партии Хафиз Миргалимов. Исключенные не считали мнение секретариата окончательным, поскольку подобные решения должны приниматься на конференциях. «Они понимают, что на конференции у них не было бы шансов, поскольку большинство делегатов опять поддержало бы нас», – заверяла тогда Столярова.

Следующий крупный скандал произошел пятью годами позже. Конфликт в реготделении КПРФ разгорелся после того, как депутатом Госсовета Татарстана по партспискам от коммунистов в марте 2009 года был избран гендиректор челнинской стройфирмы «Ихлас ДЛК» Рафаил Нурутдинов. 21 июля местный горком на конференции по вопросу «О внутриполитической ситуации в городском и региональном отделениях КПРФ» постановил, что «представитель буржуазии» Нурутдинов был «внедрен» в партию в 2008 году для ее «развала». Партийцы решили расценивать деятельность Миргалимова и Нурутдинова как «ведущую к разрушению реготделения путем подмены настоящих коммунистов перевертышами». В октябре региональное отделение КПРФ распустило набережночелнинский горком и лишило партбилета его лидера Татьяну Гурьеву, однако в конце октября эти решения отменил центральный комитет партии. Спустя несколько лет Гурьева сама покинула КПРФ и возглавила в Автограде региональное отделение партии «Коммунисты России». Мы связались с ней и попросили прокомментировать последние новости о Миргалимове.


Татьяна Гурьева.

– Я знаю Миргалимова давно, больше 20 лет. Коммунистом он никогда не был и понятно, что уже никогда не будет, потому что это далеко не честный и не порядочный человек. Карьерист высшей марки. Как партфункционер, имеет, так скажем, опыт. Делом он не занимается, чтобы удержаться на своем посту, стравливает людей. Такое уже было. Потом начинает искать виноватых. Потом их убирает. Сейчас вот начинает пресс-конференции проводить, – говорит Гурьева.

По ее словам, были случаи, когда члены партии намеревались убрать Миргалимова с должности, но всякий раз за него вступался Геннадий Зюганов.

– Благодаря вот этой поддержке, он еще держится. Но сейчас организации как таковой вообще не осталось, – считает Татьяна Гурьева.

Следующим поводом для скандала стали события 2010 года, когда Миргалимов публично поддержал Рустама Миниханова на выборах президента РТ. Коммунисты в декабре 2009 года договорились голосовать против всех кандидатов на пост главы Татарстана, но республиканский лидер КПРФ в феврале 2010-го поддержал преемника Минтимера Шаймиева. Члены партии обвинили Миргалимова в одобрении «буржуазного режима». Пять районных комитетов в Казани, горкомы в Набережных Челнах и Нижнекамске выразили свой протест по поводу политики первого секретаря, о чем уведомили партийное руководство в Москве. В Казани даже состоялась акция протеста действиям главы рескома, на которую пришли около 30 человек. После этого ЦКРК КПРФ вынесла постановление, в котором фактически обвинила руководство татарстанских коммунистов в нарушении партийного устава. Хафиз Миргалимов тогда, пытаясь вывести своих противников из партийных организаций, учредил параллельные отделения КПРФ в некоторых районах Татарстана, в которые вошли его сторонники. Выступающие против первого секретаря рескома организации попытались распустить, но это решение было признано в Москве недействительным. Сам Миргалимов тогда говорил, что его противникам не дают покоя его успехи на партийном поприще: «Мы активно сотрудничаем с Правительством Татарстана, они принимают наши решения – эта наша работа вызывает раздражение тех, кто может только протестовать».

Далее, 2011 год. Миргалимова обвиняли в намерении провалить грядущие выборы в Госдуму. На тот момент лидер избирательного списка республиканского отделения КПРФ Василий Лихачев убеждал своих сторонников на общих собраниях в том, что Миргалимов «зажимает деньги, которые Москва выделяет на избирательную кампанию в республике». По мнению Лихачева, глава рескома партии делал это из-за обиды: он занял третье, а не первое место в избирательном списке татарстанских коммунистов.

В 2014 году за обвинение партии, в частности, Миргалимова, в продаже партмест в реготделении исключили пять членов партии – тогда еще председателя фракции КПРФ в Казгордуме Ильгизяра Валеева, правозащитника Игоря Веселова, уже экс-члена ЦИК РТ Артура Гибадуллина, депутата Госсовета РТ четвертого созыва от КПРФ Рафаила Нурутдинова и одну из старейших коммунистов республики Екатерину Маклакову.

– Летом (2014 года – ред.) на конференции, когда определяли список кандидатов в депутаты Госсовета РТ от КПРФ, я выступила с резкой критикой по поводу того, что в предлагаемом списке есть судимые (ныне депутат фракции КПРФ в Госсовете Татарстана Александр Комиссаров, судимый по ч. 2 ст. 213 УК «Хулиганство» – ред.). Хотя я член кадровой комиссии, за моей спиной список составили! Я обращалась и в Следственный комитет, что они жулики – получают деньги из Москвы, а никогда не отчитываются! Возмущалась, что список кандидатов был липовый, совершенно не соответствующий нашему партийному рейтингу, – заявила тогда Маклакова «Вечерней Казани».

Чем в итоге закончилось ее обращение в следственный орган, выяснить не удалось.

– Якобы Хафизом Миргалимовым были получены денежные средства в размере трех миллионов рублей, и был даже предоставлен приходный кассовый ордер в следственные органы. Ильгизяр Валеев тогда вез из Москвы наличными эти деньги и был остановлен в московском аэропорту сотрудниками полиции, давал объяснения. А когда он привез их сюда, в Казань, передал в кассу, где они якобы были оприходованы бухгалтером рескома коммунистической партии. То есть предполагается, что деньги тогда пришли официально, но потом куда-то делись, непонятно – мы на отчете тогда так и не услышали, на что или куда их потратили. Вопрос еще в том, почему деньги были наличкой, а не переводом на счет? Я не знаю, чем закончилась проверка и каковы ее результаты, – объяснял ранее Игорь Веселов «Казанскому репортеру».


Игорь Веселов.

Похожая история повторилась и летом 2016 года. Тогда источник «Казанского репортера» сообщал, что в Следственном управлении СКР по Татарстану идет проверка по заявлению челнинского предпринимателя Николая Тятюшкина. Согласно данным собеседника, Тятюшкин в прошлом году передал лидеру татарстанских коммунистов Хафизу Миргалимову три миллиона рублей, чтобы оказаться третьим в партийном списке КПРФ на выборах в Набережночелнинский городской совет. В итоге все закончилось проверкой, оснований для уголовного дела не нашлось.

Резонансным также стало принятие в КПРФ религиозного радикала и национал-сепаратиста в мае 2015 года. В конце мая Миргалимов и Геннадий Зюганов вручили в Казани партбилеты татарскому национал-сепаратисту Наилю Набиуллину, возглавляющему националистический союз татарской молодежи «Азатлык», и адепту идеологии запрещенной в России организации «Хизб-ут Тахрир аль-ислами» Айрату Шакирову. Цели и задачи организации, в которой они состоят, противоречат программным установкам и уставу КПРФ. Спустя месяц, в июне 2015-го, по этой же причине их исключили из партии. Однако в этом году история практически повторилась. Миргалимов наградил памятной медалью «Дети войны» экс-лидера Всетатарского общественного центра (ВТОЦ) Галишана Нуриахмета. Позже за это действие его осудил первый секретарь казанского горкома Алексей Серов. Вскоре Серов получил от Миргалимова выговор за свою критику, якобы тоже противоречащую уставу партии.

Так что конфликт с Прокофьевым далеко не первый в послужном списке Миргалимова, но он отличается от остальных реакцией Москвы. Сейчас действительно непонятно, какое решение на этот раз примут в ЦК относительно Миргалимова в январе. Но пока ситуация продолжает развиваться в пределах Татарстана. Завтра, 22 декабря, первый секретарь реготделения КПРФ в стенах Госсовета расскажет журналистам о работе фракции за прошедший год. Причем, как сообщил «Казанскому репортеру» Артем Прокофьев, его вновь не предупредили о проведении брифинга, но при этом не исключил своего участия в нем. Возможно, именно там Миргалимов и покажет, о какой шкаф «сама ударилась» Динара Халимдарова и прокомментирует реакцию общественности в соцсетях на последние события внутри реготделения.


Регина Гималова.

Комментарии