Аукцион – для отвода глаз

08 ноября 2016
События

Сегодня, 8 ноября, Управление федеральной антимонопольной службы (УФАС) по Татарстану вновь рассмотрело жалобу председателя регионального отделения Трудовой партии России Ивана Климова на Главное инвестиционно-строительное управление (ГИСУ) РТ. Активист в очередной раз обвиняет управление в нарушение антимонопольного законодательства, а региональное УФАС снова разбирается с этим делом. На этот раз речь идет о предполагаемом невыполнении предписания ведомства.

Председателя отделения Трудовой партии России в Татарстане Ивана Климова уже узнают в стенах татарстанского УФАС. Здороваются со словами: «Опять вы?». Как говорит активист, это его десятая жалоба на ГИСУ за последние несколько месяцев. Сейчас он обвиняет учреждение в подделке документов, игнорировании требований УФАС, препятствии развитию малого и среднего бизнеса и возможном сговоре с подрядчиками.

Дело в том, что Главное инвестиционно-строительное управление республики некоторое время назад разместило на сайте госзакупок объявления о тендерах на обустройство водоохранных зон в Зеленодольске и Кукморе. Как позже выяснил Климов, объявления появились уже после того, как завершилось строительство. Тогда УФАС постановило отменить предложение о контракте. Тендер сняли и, вроде бы, о нем забыли.

3 ноября, по сообщениям Климова, на сайте госзакупок появилась информация о двух новых контрактах. В них речь опять идет об обустройстве водоохранных зон, но уже в 15 районах Татарстана. Среди них – и Кукмор, и Зеленодольск.

– Наша задача, чтобы закон соблюдался. Почему они укрупняют эти лоты так, что малый и средний бизнес не может в них участвовать? Идет прямое препятствие, – заявляет активист.

При этом, как заметил Климов, в данных сметы совпадает стоимость работ по реконструкции этих самых зон. Все различия только в проектной документации. В той, что УФАС республики поручил удалить, указывалось точное место. В новом документе – определен только район, где планируется проводить работы. При этом фактически строительство на всех объектах уже завершилось.

– Не знаю, в каких они программах так работают. В Paint, наверное. Здесь номера документов одинаковые, время одинаковое, но они затерли конкретизацию объекта. В ГИСУ думали, что я не буду рыться в проектной документации, но я это раскрыл буквально за две минуты. Наша цель не жалобами их забросать, а чтобы они соблюдали федеральный закон №44. Но власти никак не реагирует, Следственный комитет до сих пор не может возбудить уголовное дело. И кто-то это не комментирует, – говорит Климов.

Ответственным лицом за эти контракты по документам значится Максим Выродов. Он также присутствовал на рассмотрении жалобы, но комментировать ситуацию «Казанском репортеру» отказался. Представитель ГИСУ сослался на то, что расскажет все на самом заседании. Кстати, начало заседания задержали на полтора часа из-за срочных дел председателя комиссии УФАС по Татарстану Евгения Семагина. Пока участники процесса ждали его прибытия, Климов не переставал задавать Выродову вопросы.

Активист указывал на программу Paint, пытался понять, сколько времени можно затратить на удаление информации из готового документа и как много на этом зарабатывают. Выродов молчал, изредка вполголоса произнося «не знаю».

На самом заседании между ними завязался диалог. Климов был так же красноречив, а представитель ГИСУ республики так же немногословен.

– У вас есть распоряжение построить данный объект от Кабмина, выделили деньги, которые совпадают с проектно-сметной документацией. Работы по строительству уже завершились, и только тогда вы объявляете аукцион. Исходя из вашей логики, кто-то бесплатно за свой счет взял и отстроил все набережные. Это значит только одно: у вас сговор с подрядчиками, – утверждал Климов.

– У нас нет сговора, – отвечал ему Максим Выродов.

– Как может быть такое точное совпадение в нескольких местах [документов] и стоимости работ? – продолжал активист

– Мы не располагаем информацией, кто там работал.

– Получается, вместо проведения торгов были осуществлены работы, а это нарушение антимонопольного законодательства.

– До проведения аукциона мы информацией не располагаем. Особенно по подрядчикам, – настоял представитель ГИСУ.


Когда Евгений Семагин попросил привести доводы в защиту каждой из сторон, первым высказался председатель реготделения Трудовой партии России.

– По документам они исправляют данные, стирают конкретику так, что в проектной документации совпадает время и дата подписи, но не совпадает название закупки. В открытом доступе есть информация о том, что строительные работы, которые пытается продать ГИСУ, уже выполнены. Мы требуем отменить закупку, исключить ее из плана-графика. Также требуем проверить вероятный сговор между ГИСУ Татарстана и подрядчиками, направить все материалы в Следственный комитет республики, – сказал он.

Ответ Максима Выродова заключался в том, что Главное инвестиционно-строительное управление не занимается ретушью. По его словам, это типовая документация.

– По поводу того, что работы выполнены. Подрядчик определяется после проведения электронного аукциона. Информацией, что сейчас происходит на объекте, мы не располагаем, – заверил представитель ГИСУ.

Доводы сторон были идентичными по обеим заявкам, и поэтому комиссия УФАС по РТ огласила сразу два решения. Все жалобы Климова признали обоснованными, а ГИСУ республики обязали исключить все данные по этим закупкам.

После оглашения решения Выродов все еще отказывался комментировать ситуацию, а Климов настаивал на заинтересованности регионального УФАС в исходе дела.

– Если бы не было журналистов, исход мог бы быть совсем другим. Я планирую писать жалобы в УФАС, пока не последует какой-то реакции. Я писал письмо в аппарат президента РФ. Там они перенаправили его в ФАС России, а те в свою очередь – в Генпрокуратуру. Они признали, чтобы были неоднократные обоснованные жалобы. И на этом все, нет реакции.

Регина Гималова.


Комментарии