​Казанские слободы: проблема идентичности

10 октября 2016
Общество

В музее 1000-летия Казани Всемирный форум татарской молодежи провел очередной лекторий в рамках проекта «Акыл фабрикасы», чей девиз: «Татарское – актуализировать, актуальное – татаризировать». Посвящен он был теме исследования и обновления татарских слобод. «Казанский репортер» присутствовал на лекциях.

Попасть на них оказалось непросто даже для самих организаторов. Как пошутил Табрис Яруллин, председатель Форума татарской молодежи, пришлось пройти мини-квест «как попасть в НКЦ». Все из-за масштабной стройки перед зданием, где сооружается подземная парковка. Поплутав по дорожкам за Министерством финансов, удалось найти единственную лестницу, по которой можно подняться на холм. В ожидании заблудившихся участников уже собравшимся показали отрывок фильма о татарской слободе в Томске – по словам Табриса Яруллина, самой красивой татарской слободе в мире.

Когда, наконец, все заняли свои места, организаторы начали мероприятие с рассказа о том, почему именно они решили поднять тему реновации Ново-Татарской слободы.

Как отметил заместитель председателя Всемирного форума татарской молодежи Айрат Файзрахманов, обычно о лекториях «Акыл фабрикасы» становится известно за две-три недели, на них собирается немало слушателей, которые интенсивно занимаются в течение нескольких дней. В этот раз в уютном закутке на самом верхнем уровне музея собралось всего около 30 участников. К сожалению, по словам Файзрахманова, все пришлось делать быстро, стартовать буквально за три-четыре дня. Все потому что, что вопрос реновации Ново-Татарской слободы поставлен остро и уже в декабре должен быть представлен проект, посвященный этой среде. Изначально организаторы планировали пригласить 7-8 человек для брейнштрума, обсуждения идей, которые можно было бы представить на общественные слушания. Но, подумав, решили, почему бы не сделать мероприятие открытым? Собрать всех желающих, кому не безразлична судьба татарских слобод, татарской истории, культуры татарского народа?

– Известно в общих чертах, что там будет. Пока есть вопросы относительно сохранения исторической среды слободы, – говорит Айрат Файзрахманов. – Но в этом проекте практически нет истории живых людей, нет попытки сохранить некие культурные коды. Поэтому мы, Всемирный форум татарской молодежи, решили взяться за проект изучения и исследования Ново-Татарской слободы, чтобы зафиксировать интересные моменты, создать туристическую концепцию слободы. И к общественным слушаниям в декабре представить идеи, которые были бы интегрированы в единый проект реновации Ново-Татарской слободы.

– Почему мы выбрали именно Ново-Татарскую слободу? – продолжает Табрис Яруллин. – Потому что нас, как общественную организацию, как татарскую организацию, волнуют вопросы идентичности. История – это, наверное, самый основательный элемент идентичности народа. Человек может утратить язык, принять другую религию, но при этом утверждает, что предки были татары, поэтому и он татарин.

Слободы – это уникальная характеристика городской жизни в России. Слобода всегда жила отдельной жизнью от общегородского организма. Татарскую слободу люди, приезжавшие в Казань, всегда воспринимали как город в городе.

В последнее время много молодежи переезжает жить и учиться в город, это общемировой тренд. По словам Яруллина, большинство молодежи, с которой работает форум, попадая в городскую среду, не может найти себя в ней. Молодые пытаются это сделать через различные субкультуры и общества, которые не являются татарскими по своей сути, не соответствуют среде, где бы татарин чувствовал себя естественно. Почему так происходит? Потому что в Казани не особо сильно развита именно татарская городская культура.

– Когда мы в татарской слободе видим, что там разместили мини-зоопарк – козы, барашки, птицы… У меня внутри рождается протест. Вы видели, в татарской слободе стоит небольшой памятник курам и барашкам? Вот это меня возмущает, – говорит Табрис Яруллин. – Я не могу этого понять, для меня в первую очередь Старо-Татарская слобода – это место, где ходили Фатих Амирхан, Габдулла Тукай, Марджани. Они ступали по тем же дорожкам, по которым мы сейчас ходим. И никак у меня не вяжется это место с таким укладом жизни или памятником барашку. И мне кажется, что мы, наоборот, должны позиционировать слободы как пример татарской городской культуры. Вокруг Старо-Татарской слободы крутилась целая жизнь, начиная от рынка, заканчивая литературными обществами, формированием буржуазии и интеллигенции. Именно этим мы дорожим, именно этим интересна слобода, а не тем, что там мини-зоопарк.

Форум интересуется не только татарскими слободами в Казани, которых всего насчитывается пять, но и слободами в других городах России. Табрис Яруллин показывает присутствующим карту, на которой отмечены около 20 городов – среди них Уфа, Оренбург, Уральск, Екатеринбург, Санкт-Петербург,– все города, в которых есть или были татарские слободы, есть хотя бы несколько сохранившихся домов, разрушенная мечеть или медресе. По мнению Табриса Яруллина и Айрата Файзрахманова, если есть среда, ее можно развивать.

– Когда мы по Оренбургу ходили с местной молодежью, я предложил: «Давайте пойдем туда, где находится медресе братьев Хусаиновых, посмотрим, это же целая история», – рассказывает Яруллин. – Они спрашивают: «Это там, где мечеть?». Я им рассказал, что братья Хусаиновы отправляли людей учиться в Европу, строили дома – там целый небольшой квартал, который теперь уже является центром города. А оренбургская молодежь не знает об этом. Они говорят, вот мечеть, которая работает. Я говорю, а медресе? Его же строили для того, чтобы татарская общественность знания получала. Сейчас большинство из этих зданий – административные. Я спрашиваю, проводят ли здесь мероприятия. И они говорят, что не было ни разу.

Или история с тем же Томском: в получасовом фильме ни разу не было сказано, что там есть татарский культурный центр, татарское сообщество. Как говорит Табрис Яруллин, это оттого, что татары мало этим занимаются. Даже общественные организации не защищают и не популяризируют эти места. В Томске татарский культурный центр все же есть, там проходят мероприятия, но в целом никто не воспринимает эту местность как общую среду, куда можно привлекать людей.

– Все это накапливалось, и мы с Айратом пришли к решению, что нужен большой проект, большая программа по популяризации слобод вообще, – отмечает председатель Всемирного форума. – Имеется около двадцати городов, где есть небольшие кварталы, несколько домов, слобода. С этими городами надо работать. Показать, что слободы жили своей интересной жизнью, у нас есть богатая история, богатое наследие. Давайте ее вместе популяризировать.

– Я слушаю и сердце радуется, – говорит Радик Салихов, доктор наук и заместитель директора Института истории им. Марджани, рассказавший слушателем об истории татарских слобод. – Более 25 лет моей научной жизни были посвящены изучению истории татар, истории культуры татарского народа. Всегда была мечта, что появится новое поколение наших граждан, которые постараются вдохнуть жизнь вот в эти священные для нас кварталы города, где, фактически, отражается вся история нашего народа.

В своем выступлении он подчеркнул уникальность Старо-Татарской слободы как комплексного историко-архитектурного памятника татарского народа. Такого больше нет нигде – по той насыщенности объектами, по тем людям, которые там проживали. На его взгляд, работа по сохранению исторической зоны ведется недостаточно – нет комплексных исследований, а о Ново-Татарской слободе практически ничего и не известно. И изучать, сохранять такие объекты – наш долг, подчеркивает Радик Салихов. Слободы в России гибнут, и вряд ли мы можем остановить этот процесс.

Можно вернуть историко-культурное значение слобод, необходима модификация. Несмотря на огромную потерю памятников, мы видим, что набережная озера Кабан стала туристическим маршрутом. Но Старо-Татарская слобода не оживет, если мы не отметим те драгоценные для нас имена, которые связаны с этой слободой. Нужно больше музеев, больше объектов, памятников, которые органично связаны с районом слободы, подчеркивает историк.

– Например, памятник Фатыхе Аитовой – знаменитой просветительнице, создательнице первой татарской женской гимназии, которая вырастила целое поколение педагогов-женщин. Нет этого объекта, и дом снесен, и гимназия снесена уже,– рассказывает Радик Салихов. – В Ново-Татарской слободе необходимо восстановить комплекс, связанный с династией Амирхановых. Необходима мемориализация, музеефикация не только для туристов, но и для подрастающего поколения.

Совместная дискуссия в рамках лаборатории «Исследование историко-культурных пространств города, на примере Ново-Татарской слободы» началась с того, что спикер Мария Леонтьева, эксперт федеральной сети Центра прикладной урбанистки, собрала всех оставшихся на вторую часть лектория в круг для создания доверительной, командной атмосферы.

– На наш взгляд, города как то место совместного проживания людей, постепенно теряют свой основной смысл, – рассказывает Мария. – Если мы обратим внимание, то получится, что люди из маленьких городов и сел переезжают в региональные города, в Казань, потом в Москву или Петербург, оттуда в другие страны. Молодежь считает, что она сможет там реализоваться полнее, заработать больше денег и прожить более интересную, насыщенную жизнь. Вопрос в том, что города должны развиваться как самостоятельные, живые организмы, но кто же тогда будет их развивать, если в городах остаются только те, кто не может уехать, пожилые люди, люди, работающие в бюджетном секторе? На наш взгляд, развитие городов должно происходить с участием горожан, тех, кто из городов не уезжает.

– С нашей точки зрения, – продолжает Мария, – это представители городских сообществ, те, кто, кроме домашних дел, работы и похода в магазин, успевают делать что-то еще: проводить маленькие субботники, высаживать цветы, палисадники перед своими многоквартирными домами, защищают бездомных животных и так далее. Те, у кого есть идея, хватает сердца и разумения для того, чтобы попытаться улучшить ту среду, в которой они живут.

Но, как она отмечает, существует две проблемы. Первая – люди, которые чем-то увлеченно занимаются, со временем бросают свои увлечения, чтобы заниматься зарабатыванием денег. Вторая – человек много лет делает что-то, но у него заканчиваются эмоциональные силы, и он также решает, что пора заканчивать, он выгорает.

Как горожане в действительности принимают участие в развитии города? Очень часто вместо того, чтобы бороться с причинами, мы боремся со следствиями. Одни люди предлагают идеи, которые не отвечают запросам других. Мы не знаем, что находится и происходит в городе, мы не знаем активистов, которые занимаются городом. Отсутствует связь. Город должен развиваться, зная, в какую сторону он развивается.

Мария раздала всем листки и попросила нарисовать карту Казани так, как мы ее видим. Итоги получились довольно любопытные: кто-то нарисовал только свой район, кто-то – центр города, кто-то отметил точками только важные объекты.

– Это происходит оттого, – отметила Мария, – что мы город не представляем.

То же самое с татарской слободой – если мы там никогда не были, не видели ее, не знали, то как мы можем говорить о ее развитии? В рамках проекта запланированы исследования, экскурсии, обсуждения, рассчитанные на совместную работу всех людей, заинтересованных в сохранении культуры татарских слобод в Казани.


Вероника Уракова.

Комментарии

  1. Айрат 4 года назад
    Спасибо за материал, очень интересно
  2. Раис Сулейманов 4 года назад
    "на совместную работу всех людей, заинтересованных в сохранении культуры татарских слобод в Казани" - может не только татарских слобод, а и остальных тоже: Ягодная, Пороховая и др.
  3. Абдурашитова Кадрия 4 года назад
    Мы всегда замечаем только центральные части городов, а как интересны оказываются своей историей забытые уголки республики Татарстан. Спасибо за эту экскурсию, и фоторепортаж, где наглядно можно
    проследить маршрут по забытой нами истории!