Обездоленные

08 октября 2016
События

Митинг у памятника Муллануру Вахитову сегодня, 8 октября, собрал около 50 обманутых дольщиков соципотеки. Терпение людей достигло предела, а реакция Госжилфонда (ГЖФ) – заказчика строительства этих домов – вгоняет в ступор и заставляет обращаться за помощью к президенту Татарстана Рустаму Минниханову.

В митинге участвовали те, чьи дома должны были сдать в 2010, 2013 и 2015 годах. Вкладчики 2017 и 2018 годов нервно наблюдали за происходящим со стороны. Мы поговорили с одним из организаторов митинга Региной Калимуллиной, которая разъяснила ситуацию и рассказала о дальнейших намерениях участников соципотеки.


Регина Калимуллина.

Для начала поясним, как работает эта программа в Татарстане. Социальная ипотека отличается от коммерческой относительно небольшим первоначальным взносом (от 10 процентов стоимости квартиры), субсидируемой процентной ставкой (семь процентов), сроком кредита и выплатой безвозмездной субсидии в случае рождения ребенка. Получить соципотеку могут те, кто нуждается в улучшении жилищных условий и работает на бюджетных предприятиях или в компаниях, софинансирующих программу. К таким, например, относится ПАО «Татнефть».

Но есть здесь и свои подводные камни. Квартиру по соципотеке можно выбрать только в строго определенных домах, заказчиком строительства которых выступает Госжилфонд при президенте Татарстана. Квартиры здесь «разыгрывают» через конкурсы. Есть конкурс для уже построенных домов, а есть – для тех, что только начинают строиться или даже проектируются. Преимущество получают претенденты с наиболее высоким рейтингом. А он формируется на основании двух показателей: очередности с момента регистрации в программе и суммы, уже внесенной на соципотечный счет.

– Эту программу в свое время создал еще Шаймиев (Минтимер Шаймиев, первый президент Татарстана – ред.), – говорит Регина Калимуллина. – И была она очень хорошей примерно до 2010 года. Но те, кто в 2010-ом вложились, до сих пор не могут получить жилье. Хотя, по постановлению Кабмина Татарстана (№365 п. 5 – ред.), жильем участников соципотеки должны обеспечить в течение трех лет. Лично я перед тем, как подать документы, проводила исследование и, естественно, все проверяла. Нашла даже знакомых, которые по этой программе получили квартиру и спокойно живут. Но нам повезло меньше. Во-первых, исполком очень долго рассматривал заявку, больше года. У тех, кто подавал заявление в последние несколько лет, документы рассматриваются по два-три года.


После проблем с рассмотрением документов люди столкнулись с отсутствием в Казани земель для соципотечной застройки. Спустя время после того, как нашли земли, документы ипотечников передали Госжилфонду. Там должны были найти подрядчиков для выполнения строительства в срок.

– Я подала документы в 2012 году, а в 2015 уже должна была получить квартиру по конкурсу. В течение этих трех лет мы должны были класть деньги на специализированный счет, чтобы в итоге получить более релевантную квартиру. Сам Талгат Абдуллин (глава Госжилфонда – ред.) всегда призывал вкладывать как можно больше денег на этот счет, чтобы продвигаться вверх по рейтингу, – говорит Регина Калимуллина.

И все бы ничего, если бы эта методика работала. В апреле этого года Госжилфонд намеревался отменить результаты конкурсов для ипотечников, чьи дома еще не построили. При этом в ведомстве не объяснили, что будет с уже вложенными деньгами, удасться ли их сохранить. В это время на ипотечниках уже висели кредиты, взятые на первоначальный взнос. В итоге тема сошла на нет. Когда люди подняли скандал, Талгат Абдуллин предложил им забрать свои деньги и вернуть государству квоты на получение жилья. Возможно, это было бы хорошей идеей, если бы не рост цен. На те деньги, которые люди вложили в соципотеку, как отмечает Регина, сейчас уже невозможно купить отдельное жилье. Поэтому ипотечники не хотят забирать деньги и расторгать договоры. Единственным их желанием остается получение собственной квартиры, за которую они уже заплатили.

Остановку строительства глава Госжилфонда Талгат Абдуллин комментировал ранее. По его словам, виноваты в этом сами инвесторы.

– Есть люди, которые выбрали жилье два года назад и перестали платить взносы. А мы строим это жилье, на это нужны деньги. А еще есть люди, которые работали на полставки в бюджетных организациях, выбрали квартиру, а сейчас работают где-то в другом месте. А жилье хотят по соципотеке. Мы хотим, чтобы квартиры получили те, кто реально нуждается, – говорил Абдуллин.

Тем же, кто честно вносит платежи и не ушел из бюджетной сферы, по его словам, ничто не грозит. Однако Регина Калимуллина видит ситуацию по-другому:

– После того, как этот трехлетний срок истек, мы проходим перерегистрацию, бесконечно собираем документы. Подтверждаем, что на этот момент я продолжаю работать на бюджетном предприятии, продолжаю быть нуждающейся, что я за это время не купила коммерческую недвижимость. Мы выполняем все обязательства со своей стороны. Ведь к конкурсу не допускаются те, кто не набрал в течение трех лет эти 10 процентов от стоимости жилья. То есть мы исправно платили, собирали справки, бесконечно бегали с документами и в итоге – ничего! Почему-то Госжилфонд свои обязательства перед нами не считает нужным выполнять.


Кроме того, ипотечники возмущены нежеланием ГЖФ выходить на контакт. Активисты направили в фонд письмо, но через месяц оно вернулось по обратному адресу в нераспечатанном виде. Заметим, по федеральному закону, ответ гражданам ГЖФ должен был дать в течение 30 дней.

– Срок сдачи первой очереди «Салават Купере», а это дома на шесть тысяч семей, определили на декабрь 2015 года. Но к этому моменту полностью были построены только четыре дома. Причем их возводили четыре крупные компании. За три года – четыре дома! Всего в первой очереди 22 дома, – говорит Регина. – Мы обращались во множество вышестоящих инстанций, начиная от аппарата президента и заканчивая Минстроем и Конституционным судом. Но они опять спускают вопрос в ГЖФ, а там его даже не рассматривают.

Как считают активисты, Госжилфонд не собирается решать эти проблемы. Помимо соципотечного строительства, фонд курирует коммерческие объекты. Так, построено новое здание суда по улице Декабристов и возводятся дома в Иннополисе. При этом пока остановлено строительство ЖК «Салават Купере» и домов по Оренбургскому тракту.

Подобное отношение заставило людей выйти на улицу с плакатами и транспарантами. Кстати, активистам однажды уже отказали в митинге. Они пытались получить разрешение на его проведение 28 сентября этого года (после того, как Госжилфонд выслал по обратному адресу их обращение). Но это ни к чему не привело. Тогда активисты обратились за помощью в ЛДПР. Посредством влияния политической партии соципотечникам разрешили провести митинг 8 октября.

Кроме активистов, журналистов и случайных прохожих, на митинге присутствовал представитель исполкома Казани. Но получить у него комментарий «Казанскому репортеру» не удалось. После того, как о его присутствии сообщили по «громкой связи», мужчина пропал с глаз.

Люди, рассчитывающие на квартиры в домах от Госжилфонда, разделились на несколько категорий. 50 процентов из них – работники предприятий. Таких, как вертолетный завод и «Оргсинтез». 40 процентов – бюджетники из общей очереди, требующие улучшение жилищных условий. Остальные 10 процентов – участники программы «Молодая семья», сироты, жители аварийных домов и участники ВОВ. Они не в первый раз обращаются к президенту за помощью, не в первый раз попадают в СМИ. Но как скоро это поможет им, не известно.

Регина Гималова.




Комментарии

  1. Екатерина 3 года назад
    Спасибо, что написали правду. Вы - одни из немногих, кто осветил ситуацию как есть. В большинстве случаев нас называют халявщиками.
    Я сама участница программы. Так случилось, что много лет назад осталась одна с двумя малышами на руках. Когда вставала на программу - делала это не от хорошей жизни. Коммерческие банки брали тогда на первоначальный взнос не менее 50% стоимости квартиры. Это неподъёмные деньги для меня. Тогда - точно не осилила бы, т.к. были ещё и с садиками проблемы. И бОльшую часть зарплаты и подработок приходилось тратить, чтобы дети были под присмотром. Да ещё и квартиру снимать надо было. Почему работаю в бюджетной сфере - скажу честно. Мне дали служебное жильё. Это жирный бонус, когда понимаешь, что завтра не придёт хозяйка и не попросит подыскать что-то другое. Сейчас я плачУ коммуналку отдельно, а за право пользования служебным жильём - отдельно. В бухгалтерию предприятия. Здесь всё честно.
    Дети растут. Не за горами тот момент, когда они закончат школу, а у меня наступит пенсионный возраст. И что тогда? Поэтому соц.ипотека была единственным шансом для моей семьи купить квартиру. Первоначальный взнос 10%. Дальше ежемесячная оплата. И надежда на вселение.
    Получается пока тройная оплата жилья ежемесячно: коммуналка, в бухгалтерию и в ГЖФ за соципотеку. Но никогда я на это не жаловалась. После того, как снимаешь чужую квартиру служебное жильё и надежда на своё уже раем кажется. Да, у меня нет выходных, отпусков, и на ночь работу беру домой частенько. Но нс много таких. И вопрос остаётся открытым: если соципотека - это государственная программа, значит, она имеет право на существование? Если я честно и много работаю, результаты моей работы видны, значит, это государству надо? Тогда почему основная масса комментариев под публикациями в других изданиях называет меня и подобных мне халявщиками? Не повезло родиться с золотой ложкой во рту. Продавать тоже нечего. И помощи ждать неоткуда, вся надежда только на себя и своих детей. Я честно оплатила и продолжаю оплачивать всё. Насколько это тяжело, знает только тот, кто через это прошёл. И что теперь? Очень страшно остаться опять без всякой надежды. Обидно от ярлыка "соципотечники-халявщики". Почему среди тех, кто получает жильё по соципотеке, есть люди, сразу его продающие - вопросы только к ГЖФ. ГЖФ пропускает всех участников программы через игольное ушко. Причём, справки собираются в большом объёме, за наши же деньги и неоднократно. И только одному ГЖФ известно, откуда в программе оказываются те, у кого уже есть жильё.
    А такие как я оказываются у разбитого корыта. Адвокаты отказываются заниматься нашими документами. Говорят, это политический вопрос. Оно и понятно. Фонд же при Президенте РТ.
    Странная ситуация получается. Работники государственной сферы в стране есть, а прав у них нет. Давайте смотреть правде в глаза. И в коммерческой сфере не все смогли заработать себе на жильё. Но им ярлыки никто не вешает.
    Когда я вставала на программу, неоднократно спрашивала при оформлении документов, могу ли я, как в других регионах делают, взять квартиру на вторичке и сразу въехать? Ответ - нет. У нас в республике программа реализуется только через ГЖФ. Не хотите вступать - не вступайте. Альтернативы всё-равно нет. Вступила. Теперь и денег нет, и квартиры нет, и слова Абдуллина, которые он сказал нам при личной встрече летом: "Не врите, вам никто ничего не обещал. Стройка может идти и десять лет, и двадцать. Не нравится - забирайте деньги и уходите". А что все эти годы с моими деньгами делали - отчёта нет. Абдуллин научился ловко играть словами и увиливать от прямых ответов.
    Я могу забрать накопленное. Но коммерческие банки под мою зарплату не дадут мне жилья, потому что мой доход делится на всех членов семьи. А я пока одна кормилец. Мальчики ещё учатся в школе. Пока только соципотека для меня единственный выход. Замкнутый круг какой-то.
    Извините, что сумбурно пишу. Никогда раньше не писала. А тут прочитала публикации по итогам вчерашнего митинга, и прорвало.
    Желаю всем семьям добра, благополучия и процветания.