«Буря» в ТЮЗе: двадцать лет спустя

04 октября 2016
Культура

В Казанском государственном театре юного зрителя по случаю 20-летия с момента получения «Золотой маски» за спектакль «Буря» устроили перфоманс и встречу с актерами, принимавшими участие в постановке. «Казанский репортер» посмотрел на них двадцать лет спустя.

…Публика заполнила фойе театра задолго до начала мероприятия. Переговаривались, гадали, чем сегодня собираются удивить тюзовцы.

И вот – вспыхнули софиты. В фойе высыпали мимы – студенты театрального училища – в ярких нарядах, с ярким гримом на лицах. Они то кланяются, то танцуют, то движутся по кругу и, наконец, замирают. Меж этими изваяниями проходит девочка – Миранда? – с корабликом в руках.

«Что бурею в театр наш принесено...»

Девочка с корабликом, как флагман, уводит за собой вновь оживших мимов, увлекающих, в свою очередь, в неизвестное и зрителей. «Неизвестное» оказывается портретным залом ТЮЗа. Мимы замирают в замысловатых позах. Зрители заполоняют свободное пространство. Появляются новые действующие лица – директор театра Айгуль Горнышева и его главный режиссер Туфан Имамутдинов. Сейчас они сорвут красный покров, прикрывающий стену, и гости увидят святыни Казанского ТЮЗа – диплом и «Золотую маску».

Как выяснилось впоследствии, это копия маски, не оригинал…

«У нас впереди особый год, год 85-летия театра. И за год до этого события мы решили пролистнуть страницы истории театра. Были славные, очень яркие, но победная – получение «Золотой маски». В этом году – 20-летие с того момента, как театр удостоился награды в номинации «Лучший спектакль года» за «Бурю» Шекспира в постановке Бориса Цейтлина. Юбилейные даты для того и существуют, чтобы вспоминать, как это было. Мы решили сделать копию золотой маски и разместить ее в нашем портретном зале, чтобы каждый мог увидеть. Это и дань памяти актерам, и высокая планка для тех, кто приходит в театр сегодня», – рассказала Айгуль Горнышева «Казанскому репортеру».

…А публику уже зовут в зрительный зал. На сцене – несколько стульев, на которых, сменяя друг друга, располагаются актеры, игравшие в той, «золотой» для ТЮЗа, «Буре». Заведующая группой Любовь Лукина, ведущая вечера, представляет каждого. Александр Купцов – Алонзо. Надежда Кочнева – Золотой Ариэль. Михаил Меркушин – Фердинанд. Галина Юрченко – Тринкуло. Василий Фалалеев – Стефано. Гульнара Мухтарова – Голубой Ариэль. Роман Ерыгин – Просперо.

Спектакль, получивший в 1996 году «Золотую маску», давали сегодня не на сцене, а в записи, фрагментами. После каждого актеры, занятые в них, делились историями, связанными со своей ролью в постановке. «Есть такая традиция: посмотрел – объясни», – сказал, обращаясь к Роману Ерыгину, Василий Фалалеев.

Тот в свою очередь обратился к публике: «Это необъяснимо, волшебно. Конечно, видео – это хорошо для театра, можно сохранить. Для нас это, как фотоальбом. А что интересно вам, зрителям? Тут была важна энергетика, проникавшая в каждого зрителя на расстоянии вытянутой руки. А ни одна, даже самая гениальная камера, этого передать не может».


Под «самой гениальной камерой» подразумевался, конечно, известный казанский кинооператор Николай Морозов. Он и сегодня, как 20 лет назад, снимал происходящее в зале для истории…

Вечер был длинным и интересным, как все театральные посиделки.

…Говорили о режиссере Борисе Цейтлине. И даже с ним самим поговорили – по Skype. Голос Бориса Ильича звучал со сцены на весь зрительный зал, как и, наверное, 20 лет назад. Связались тем же образом и с Еленой Крайней, игравшей Миранду. Она сейчас тоже в Санкт-Петербурге.

…Вспомнили, как пришла к спектаклю слава.

…Вспомнили пожар 31 января 1996 года, после которого труппа шесть лет мыкалась по чужим подмосткам. Тогда сгорели все декорации, кроме декораций к «Буре».


В общем, актеры вволю понастальгировали, выдав под занавес сакраментальное: нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Да, это был легендарный спектакль, сказали они. Но ему на смену придет что-то другое. Как студенты-мимы в фойе, в театр стихийно ворвутся новые актеры, которые продолжат писать его историю своими чернилами. Но иногда, признались, приятно окунуться в прошлое и посмотреть, чем жил театр много лет назад. Это – словно надеть «Золотую маску».

Дарья Миронова.

Комментарии