На поиск затонувших кораблей. Выход в море

27 сентября 2016
Специальный репортаж

Гостеприимный Дербент и негостеприимный Каспий, наставление шейха и спасение рыбы, сложное мелководье и подводная крепостная стена – казанские исследователи отправились на поиски затонувшей флотилии Петра I.

НИЧЕГО НЕВОЗМОЖНО ОБСЛЕДОВАТЬ ДО КОНЦА

– Каспий – это господин морей! Так у нас говорят, – сказал, обращаясь к участникам экспедиции, имам Дербента шейх Исамудин-Эфенди.

– А почему? – слова шейха показались исследователям довольно неожиданными.

С географической точки зрения Каспийское море однозначно и морем-то назвать трудно. Ученые так и не решили, что это – маленькое замкнутое море или самое большое соленое озеро.

– Вы сами поймете это, – произнес Исамудин-Эфенди спокойно, с суфийским смирением.

Визит в Дагестан начинается с посещения мечети «Бабуль Абваль», что означает «Врата ворот». Говорят, это одно из древнейших названий Дербента. Здесь исследователей ждали. Местная умма прослышала про отряд из Татарстана, который два года назад во время экспедиции в Антарктиду впервые в мире привез на Ледовый континент Коран, и пригласила дайверов на вечернюю трапезу. За ужином гостей принимает сам имам Дербента. Духовному лидеру интересно, зачем пожаловал отряд в древний город.

– Сейчас у нас поисковый проект, мы ищем флотилию Петра I, которая затонула здесь во время Персидского похода, – рассказывает руководитель экспедиции Дмитрий Шиллер. – Тогда император взял без боя Дербент, но во время стоянки случился шторм и корабли затонули. Дело в том, что значительная часть судов для этого похода была сделана в Казани, в нашем адмиралтействе. Около 200 судов было построено. В 2018 году исполнится 300 лет с момента создания адмиралтейства, и этим проектом мы хотели бы напомнить, что Казань стояла у истоков российского флота.

К слову, в Дагестане отряд не впервые. Пять лет назад исследователи отправились в Чечню, на озеро Казеной-Ам, а на обратном пути заехали в Дербент.

– Дагестанские ученые попросили нас, чтобы мы проверили одну из гипотез, связанную с крепостью города Дербента, – говорит Шиллер. – Известны описания некоторых авторов о том, что «крепость уходила на 2 мили в море». Гумилев утверждал, что этого не могло быть, потому что тогда не было необходимых технологий. В подтверждение своих слов он приводит результаты собственной экспедиции, в ходе которой стена не была найдена. А мы в первый же день нашли стену под водой, но обстоятельно изучить ее не было возможности. В этот раз мы попытаемся ее до конца обследовать.

– Ничего невозможно до конца обследовать. Это же как ловушка. Все дальше, и дальше, и дальше… И в итоге человек приходит к Всевышнему, – говорит шейх, оставляя участникам экспедиции пищу для размышлений.

НЕГОСТЕПРИИМНЫЙ КАСПИЙ

Стоянка экспедиции расположилась в окрестностях Дербента, на берегу Каспийского моря. Чтобы привезти все необходимое для исследований, потребовалась целая фура. С шести утра здесь уже кипит жизнь. После того, как здесь появился десяток палаток, необходимо создать всю инфраструктуру. Кроме спальных «корпусов», установлены кухня, кают-компания, водолазный центр, умывальники, душевые и биотуалеты. В общем, все для автономной жизни. Сразу же после установки лагеря планировали приступить к работе в море, но синоптики объявили штормовое предупреждение, и руководитель отряда решил, что отправляться на воду в такую погоду нецелесообразно. Дополнительный день посвятили обустройству и укреплению лагеря.

– Мы пришли к этой схеме путем проб и ошибок. Непростым, надо сказать, путем. Так же был устроен лагерь во время экспедиции на Баренцево море, и в условиях постоянных штормов палатки поначалу просто сдувало. Потом придумали укрепление, и теперь все палатки изнутри усилены. Пару дней назад было штормовое предупреждение, весь день лил дождь, но ничего – внутри все сухо, и конструкции выдержали, – не без гордости говорит начальник лагеря Сергей Салеев.

В море домом становятся надувные моторные лодки. Здесь сухости ждать не приходится, волна то и дело накрывает с головой всех, кто находится на борту судна. Серьезной проблемой становится даже сам выход в море. Волны в прямом смысле выбрасывают на берег лодку, так что отплытие становится процедурой, похожей на штурм крепости таранным орудием. Шесть человек бегом заносят судно в воду (более 200 килограммов лодка с мотором и еще около сотни кг весит оборудование), затем один запрыгивает на борт и заводит мотор. С ним тоже приходится «повоевать».

ПОД ГРЕБНЕМ ВОЛНЫ

В море волна усиливается. Чем дальше от берега, тем выше. «Дагестанские горки» – шутливо называют работу в таких условиях дайверы. На поиски отправляются две моторки, в каждой из которых по 6 человек. Одно судно-разведчик, здесь с помощью картплоттера, специального прибора, сканируют морское дно, команда выявляет места, которые могут представлять интерес для изучения. Во второй лодке находятся аквалангисты, которые погружаются и исследуют дно Каспия.

Водолазы работают на глубине 5-10 метров. Казалось бы, сущий пустяк для исследователей, которые полгода назад покорили Полярный круг, погрузившись под лед Белого моря на 102 метра… Однако малая глубина в данном случае не облегчает работу, напротив – усложняет ее. Под водой невозможно спрятаться от волны, так что дайверам приходится очень непросто. Плюс к этому течения и волны поднимают донную взвесь, и прозрачность оставляет желать лучшего.

– Сантиметров 20 видимость, на расстоянии вытянутой руки, дальше не видать, - сообщил остальным исследователям Жан Ахметзянов, который оказался в воде первым. – На глубине очень сложно держаться на месте, волна мотает туда-сюда.

Надеяться на живописные подводные снимки в таких условиях было бы излишне оптимистично.

Еще одна проблема – браконьерские сети, в которых периодически запутываются винты лодочных моторов. Они же доставляют неприятность и для водолазов, так что с сетями исследователи не церемонятся. Ловушки снимаются, а еще живых обитателей моря отпускают на волю. Сегодня удалось спасти только четырех рыбешек, остальные уже были мертвы.


Пейзажи на дне Каспийского моря, где идут поиски, тоже безжизненны. Песок и камни. Правда, у аквалангистов появилось несколько точек, которые стоит изучить более пристально. Но в баллоне с воздухом остается всего 50 бар, так что пора возвращаться на берег.

НИКТО ЕЩЕ НЕ ЗНАЛ, КАК НАМ НУЖНО ДЕЙСТВОВАТЬ

Вечером после ужина традиционный разбор полетов. Вся команда собирается в кают-компании, чтобы обсудить итоги прошедшего дня. И составить план на следующий.

– 99 процентов нашей работы в этой экспедиции – это поиск, – говорит во время вечернего брифинга Дмитрий Шиллер, обращаясь к исследователям. – Слово «скорость» из нашего лексикона убираем, это нудная, кропотливая работа. Я напомню, мы еще ни в одной экспедиции не работали так, чтобы нам кто-то мог сказать, как это нужно сделать. Все наши экспедиции такие, что никто не знает, как нужно действовать. Так как времени у нас мало, предлагаю брать с собой в лодку дополнительную канистру топлива и работать без обеда.

Утром работы продолжатся. Исследователям не терпится продвинуться в своих поисках. Если уж не до конца, то хотя бы чуточку дальше.

Антон Райхштат.


ФОТОРЕПОРТАЖ

Комментарии