​Казанский авиапром: полет нормальный?

19 августа 2016
Мнение


Середина августа в Казани ознаменовалась не только аномальной жарой, но и крупнейшей в истории комплекса «Казанская ярмарка» выставкой «Авиакосмические технологии и оборудование» (АКТО). Это была 8-я экспозиция АКТО – самая многочисленная по количеству участников выставки. Если восемь лет назад она собрала 70 экспонентов, то в этом жарком году свои стенды развернули 120 участников.

Естественно, выставку посетил президент РТ Рустам Минниханов, а также чиновники из министерств и ведомств РФ и РТ. Включая Погосяна, который ныне занял кресло ректора Московского авиационного института.

В двух павильонах «Казанской ярмарки» и на уличной экспозиции представили свою продукцию основные игроки авиапромышленного комплекса Татарстана и некоторые заезжие купцы-производители. Пройдемся по наиболее интересным стендам, разделив их предварительно на три категории.

МАЛАЯ АВИАЦИЯ

При входе в павильон №1 публику встречали футуристичные самолетики от казанских конструкторов. Фирма МВЕН начинала свою деятельность с производства быстродействующих парашютных систем для спасения летательных аппаратов с экипажем и пассажирами, а чуть более десятка лет назад занялась производством легкомоторных самолетов. На АКТО был представлен 4-местный двухмоторный МВЕН–Мурена, вполне подходящий для съемок экшн-боевика. Другая машина – одномоторный самолет, разработанный в КНИТУ-КАИ им. Туполева, – имеет совсем уж безобидную внешность и великолепно подходит для облета лесных массивов, сельскохозяйственных угодий или бескрайних пастбищ, когда они у нас появятся.

К малой авиации можно отнести и БПЛА – беспилотные летательные аппараты. На уличной экспозиции довольно профессионально, даже, скажу, «с огоньком», рассказывали о своем беспилотнике ребята в военной униформе. Этот электрический самолетик может почти бесшумно летать 2,5 часа, снимает всю окружающую обстановку на фотокамеру/тепловизор и запускается с пневматической катапульты. Полетом руководит пилот, наблюдая за всем с дисплея в «Газели». Собственно, весь комплекс и подвозится к месту полета на этом автомобиле, а после выполнения задания самолет опускается на парашюте. Назначение комплекса для внутреннего рынка понятно: обеспечение безопасности дорожного движения и наблюдение за местами массового скопления людей. Абы чего не вышло.

Забавно, что вокруг этих полувоенных ребят постоянно толпились посетители, а на самом стенде казанского ЗАО «ЭНИКС», выпускающего этот самый комплекс дистанционного наблюдения «Элерон-10СВ» с размахом крыла 2,2 метра, почти никого не было. Это пятнистое «летающее крыло» может развивать скорость до 135 км/час, подниматься на 3-4 километра, а управляется с базовой станции на удалении до 60 км. У него есть и младший «братишка» – «Элерон-3СВ» с более скромными возможностями. А еще «ЭНИКС» выпускает беспилотные воздушные мишени с пульсирующим воздушно-реактивным двигателем, которые в случае непопадания в них летчиком-истребителем могут опускаться на парашюте до 10 раз. С производства летающих мишеней полвека назад начало свою историю и казанское КБ Симонова, анонсировавшее ныне выпуск самого тяжелого БПЛА в России. Поскольку я немного знаю мировой уровень развития БПЛА, с вашего разрешения уклонюсь от подробного описания.

БОЛЬШАЯ АВИАЦИЯ

АО «КМПО» – Казанское моторостроительное производственное объединение – к авиационной промышленности ныне имеет весьма отдаленное отношение. Несмотря на эффектный стенд в небесных тонах. Последний самолетный двигатель с турбореактивной тягой был собран в Казани во второй половине 90-х. В 1997 году КМПО подключилось к освоению, как тогда казалось, перспективного двигателя НК-93, предназначавшегося для Ил-96, Ту-204 и военно-транспортного Ил-106. Этот мотор с тягой 18 тонн начали разрабатывать в Самаре в конце 80-х, однако научно-технического задела и финансирования у ОАО «Кузнецов» не хватило, и проект, так и не пройдя сертификацию, в 2004 году был завершен.

Сегодня КМПО, более известное казанцам как 16-й завод со славной историей и традициями, продолжает работать, выпуская узлы и компоненты к вертолетному турбовентиляторному двигателю ВК-2500, разнообразное литье, изделия мехобработки, трубопроводы и композитные материалы. А самое главное – различные газотурбинные двигатели наземного применения для газоперекачивающих станций, в число которых входит НК-38СТ, созданный на базе того самого НК-93, так и не поднявшего в небо нашу гражданскую авиацию.

Самой эффектной экспозицией на выставке, наверное, был стенд ОАК-Туполев-Казанский авиационный завод им. Горбунова. Живые цветы, стендистки в красной форме «Аэрофлота», переговорная комната в виде фрагмента фюзеляжа самолета. Только вот с самими самолетами туговато. Нет, красивые макеты присутствовали, только с производством самих машин пока больше вопросов, чем ответов. Вроде, была поставлена задача возрождения серийного производства стратегических бомбардировщиков Ту-160. На мой вопрос об оцифровке чертежей на этот самолет молодой сотрудник сказал, что она идет полным ходом. Уточняю: «Пять лет, три года?». «Да, примерно так», – отвечает стендист и немедленно получает «по шапке» от очаровательной сотрудницы рангом повыше. Поскольку она сказала, что начинается работа по ремонту и модернизации нескольких десятков стратегических бомбардировщиков Ту-22М, а остальное все секретно, и она не может давать комментарии. Пришлось дождаться главу дирекции по внешним связям и ПАО «Туполев».

Сергей Раевский пояснил ближайшие перспективы «Туполева». Что касается самолета Ту-214 – основной упор делается на оборонный заказ. Ведь на платформе 214-го разработано множество модификаций, включая очень удачный самолет оперативно-стратегического назначения РЭБ (радио-электронной борьбы) или похожий «разведчик» с суровым названием «Изд.411» и летающий командный пункт Ту-214ПУ. На стенде выставлялся макет Ту-214 VIP с салоном, где есть конференц-зал, спальни, кухня и т.п. Любой каприз! А комплектуются все 214-е пермскими моторами ПС-90А с тягой 16 тонн, что должно быть обидно для казанских моторостроителей.

Напротив расположился также стенд с макетом регионального самолета Ту-324, пока это проектная машина, которая еще не видела неба. Кстати, его "старший брат" Ту-334, тоже имел весьма затянувшийся путь от проекта до полета. Разработка самолета началось в конце 80-х, а первый полет в феврале 1999 года. Хоть самолет и получил сертификат типа СТ-231, а весной 2005 года было подписано постановление Правительства РФ об организации производства на КАПО им. Горбунова, в серию машина так и не пошла.

На выставке я стал свидетелем разговора чуть не на повышенных тонах представителя «Туполева» с директором Департамента авиационной промышленности Минпромторга РФ Сергеем Емельяновым, который состоялся в присутствии замминистра торговли РТ Мингалеева. На все вопросы и доводы болеющего за свое дело заслуженного авиатора, что, мол, нам не хватает совсем немного средств на освоение производства, а вы за три года закупили импортных аналогов 334-го на гораздо большие суммы, Сергей Владимирович лишь кивал головой. Типа: «Денег нет, но вы держитесь».


Здесь надо отметить один факт. Ныне принято кивать на 90-е годы, что они послужили причиной развала промышленности России. Но! На примерах КМПО и «Туполева» можно понять, что в 90-е как раз и велись разработки с испытаниями, однако в середине нулевых из-за отсутствия финансирования и даже малейшего интереса к отечественному авиапрому со стороны руководства страны, все работы были прекращены. Хотя нефтедоллары полились тогда рекой, им нашли более мутное применение. И сегодня мы имеем то, что имеем.

Имеем мы и многоцелевой самолет-амфибию «Альбатрос» с шасси на воздушной подушке – самый большой летательный аппарат на выставке АКТО. Интересная машина с надуваемыми резиновыми понтонами глиссирующей формы имеет взлетный вес 3,7 тонны, дальность полета 850 км и один двигатель Pratt & Whitney. Началась разработка самолета в 90-х на нижегородском авиазаводе «Сокол», тогда же построили и первые образцы «Динго», как он тогда назывался. Востребованность такой машины высока, однако нулевые годы для самолета прошли бесcлавно. И вот теперь права на производство самолета-амфибии вместе со всей конструкторской документацией и единственным опытным образцом приобрело ЗАО «Казанский вертолетный центр», ранее поставлявшее комплектующие для Ми-8. Может, у них получится?

Похоже, что в большой авиации дела идут неплохо лишь у Казанского вертолетного завода, входящего в холдинг «Вертолеты России». Сегодня предприятие выпускает широкую гамму боевых, транспортных и гражданских вертолетов, а также машины специального назначения вроде пожарных, а грандиозный стенд встречал посетителей выставки в главном павильоне. На стенде было представлено лишь три макета, посему там было немноголюдно. Но два «живых» вертолета нового поколения АНСАТ на входе в павильон вызывали неизменный интерес публики. Эти машины, выпускаемые во множестве вариантов, отличались приборными панелями: если на одной был щиток с привычными аналоговыми приборами и двумя экранами навигационной системы, то другая щеголяла полностью цифровой панелью с большими дисплеями.

ТЕХНОЛОГИИ И ОБОРУДОВАНИЕ

Производители комплектующих, контрольно-измерительного оборудования и приборов, материалов для авиапрома и прочие предприятия на АКТО тоже старались блеснуть своими экспозициями. Станкостроение и оптические системы, микросхемы и лакокрасочные покрытия – в невеселую эпоху навязанного импортозамещения все пытаются как-то выжить. Хотя… Может, только наш ГИПО, состоящий в холдинге с загодочно-немецким названием «Швабе» и предлагающий высокоточную инфракрасную оптику, и еще пара компаний не позволяли усомниться в перспективах. Остальная же представленная продукция вроде различных микросхем и КИП внушала, что ты находишься на выставке начала 90-х годов.

Вот представленный на выставке Казанский электротехнический завод, входящий в оборонный комплекс и в концерн «Радиоэлектронные технологии», занимается разработкой, производством и модернизацией различных модификаций корабельных и наземных средств опознавания. Да на здоровье, поскольку война для нас – это главное. Да, забыл. Они переносной мангал еще производят.

Удивила экспозиция «Тасмы», поскольку все казанцы сейчас знают эту площадку как технопарк. Оказывается, там еще остались производственные помещения знаменитой «Кинопленки» и на них выпускают, в частности, пленки для аэро- и космической фотосъемки. Поскольку ни одна «цифра» не способна выдать такого разрешения. А вот про разрешение мне не сказали – военная тайна.

Порадовал большой стенд «Авиационного детского творчества», где были представлены действующие и летающие модели самолетов различных классов. Детишки, создавшие такие прекрасные самолетики, явно гордились своим творчеством. Только вот школьников среди посетителей, выбирающих свой путь в жизни, я не заметил. Может, просто у них каникулы?

И напоследок. Один мой друг спросил: «Какие космические технологии на казанской выставке?!». Были! Самарский Ракетно-технический центр «Прогресс» представил две свои разработки в виде макетов 1:10. Это спутник «Ресурс-П», запущенный в космос летом 2013 года и предназначенный для высокодетального широкозахватного оптико-электронного наблюдения поверхности Земли в интересах Минприроды, МЧС, Минсельхоза и прочих ведомств РФ, производящий съемку на площади 100х300 км. А также спутник «Обзор-Р», служащий примерно для тех же структур как око, взирающее на Россию с шириной высококадровой полосы 2х470 километров и покадровым разрешением в 2 метра.

Да и торсовый робот от московского НПО «Андроидная техника», в первую очередь, предназначен для обучения космонавтов точному манипулированию системами корабля в тяжелых условиях. Космический скафандр, он ведь такая вещь: не на ту кнопку ткнешь – и хана всей экспедиции…


Фарит Валиуллов.


ФОТОРЕПОРТАЖ

Комментарии