Ребенок в корзинке

19 августа, резкое похолодание, и на улицах не так уж много прохожих, однако в сквере перед железнодорожным вокзалом «Казань – 2» каждую минуту кто-то есть. Люди идут с электричек и междугородных автобусов, люди идут в здание вокзала, люди назначают здесь встречи и проводят временя на скамейках. Среди них две Ирины, организаторы #пустьмамауслышит. Одна из них усердно борется с полиэтиленом, в который запакован хэштег акции, вторая включает куклу. Раздается негромкий, но очень натуральный детский плач – так, что вторая Ирина и я невольно оборачиваемся. Девушка берет корзинку с куклой, относит на скамью в другом конце сквера и оставляет там. В ее исполнении все эти действия кажутся рутинными. Примерно в этот же момент к нам присоединяется Раушан Хакимуллин – директор фонда «Добро даром». #Пустьмамауслышит начинается.

562de85de1ac4.jpg


Как рассказывает Раушан, идея акции родилась во время одного из проектов фонда. Тогда «Добро даром» начал помогать бездомным: фонд снимал несколько помещений, где люди без определенного места жительства жили, потихоньку проходили процесс социальной адаптации, кто-то даже устраивался на работу. И однажды у них на попечении оказалась беременная девушка. Тогда встал вопрос: а что, собственно, с ней делать-то? Так в структуре фонда появился кризисный центр «Надежда», направленный на поддержку беременных женщин и матерей с младенцами, оказавшихся в трудной ситуации. Их цель – уменьшить количество «отказников», сделать так, чтобы младенец остался вместе с матерью.

- То есть, суть не в том, чтобы привлечь внимание к проблеме вот так оставленных детей? – удивляюсь я.

- Нет, суть в том, чтобы привлечь внимание к проектам фонда – поясняет Раушан – В Татарстане примерно 90% всех благотворительных фондов занимаются либо помощью больным детям, например, с ДЦП, либо помогают детским домам. А есть бездомные – социально незащищенная категория, люди, которым надо помогать. Есть женщины, у которых есть или будет ребенок, но нет возможности его растить. Им тоже надо помогать. Вот мы и помогаем.

В это время люди проходят мимо оставленной куклы, не удостаивая ее особым вниманием – поворот головы, максимум – еще один. Чтобы понять, что там не настоящий ребенок, нужно подойти к корзинке и убрать покрывало, а запись детского плача звучит как настоящий голос, хотя и заглушается шумом транспорта.

562de8b8d7b9b.jpg

Ирина отмечает, что реакции на оставленную корзину обычно две: в большинстве случаев – безразличие, и лишь немногие остановятся и подойдут и проверят, что там. «Случаев, чтобы нам сказали «вы что, такими вещами не шутят» за все время было всего два. В остальном наша акция собирает положительные отзывы». Раушан добавляет, что недавно похожую акцию провели в Петербурге – там оставляли в людном месте коляску. Однако результат был точь-в-точь такой же.

К тем, кто хотя бы остановился и обернулся на корзинку, подходят волонтеры: они рассказывают о проекте и работе фонда, просят сфотографироваться с хэштегом акции, а потом запостить фотографию в социальных сетях. Раздают листовки: на них три истории матерей, которые отказались от своих детей.

562de9325dbbe.jpg

В разговоре неизбежно всплывает тема «бэйби-боксов» (это окно-приемник в стене роддома или больницы для малышей-отказников). В «Добро даром» полагают, что «бэйби-боксы», конечно, имеют право быть, но проблему отказников решать надо по-другому. Во-первых, ребенок, оставленный в «боксе», скорее всего, попадет в детдом – судьба незавидная. Во-вторых, само явление «бэйби-боксов» вызывает большой общественный резонанс. «Сейчас в Татарстане есть только одно такое «окно» – в Челнах. И то, может быть, закроют» - предполагает Раушан.

562de95b59c3e.jpg

Ирина рассказывает, что акция #пустьмамауслышит состоит из двух частей. Вторая – это реклама в медиа, активность в социальных сетях (аудитория проекта «вконтакте» пока, впрочем, оставляет желать лучшего: на страницу акции на момент написания заметки подписано 42 человека, по хэштегу – чуть более 20 публикаций) и проведение благотворительного концерта, средства с которого пойдут на работу и развитие кризисного центра. Впрочем, деньги тут – не главная потребность, отмечает Раушан. Гораздо важнее привлечь к работе волонтеров, а также специалистов, работающих на добровольных началах. «Вот нужен нам юрист или психолог. Мы можем привлечь в фонд, условно, 5000, на них нанять специалиста. Но лучше бы, чтобы тот же специалист работал с нами как доброволец». Именно так, кстати, связаны с деятельностью фонда обе Ирины: они работают в казанском рекламном агентстве, которое безвозмездно сотрудничает с фондом.

562dea46c3d80.jpg


В то время как мы ведем разговор с представителями «Добро даром», к корзинке подходит женщина – единственная в течение часа, кто обратила внимание на оставленное дитё и решила проверить, что с ним. Пока волонтер акции шла к ней, женщина успела совершить еще одно важное для спасения предполагаемого ребенка действие: достать телефон и набрать полицию.

562de999b1af2.jpg

Что же делать, если вы действительно увидите ребенка, оставленного где-то в людном месте? Раушан советует сразу звонить в «Добро даром», однако телефоны фонда, все-таки, доступны не двадцать четыре часа в сутки. Обычно же люди набирают 02 или 03, и это правильное решение – там их переключают на Центральную городскую клиническую больницу № 18, они и занимаются решением таких проблем.

Комментарии