​Турхан Дильмач: «До этого я часто говорил о проблемах. Сейчас мы находимся в начале нового процесса»

02 июля 2016
Интервью

Главной внешнеполитической новостью этой недели в России стало письмо президента Турции президенту России с извинениями за сбитый самолет и заверениями готовности к инициативам по налаживанию отношений. За этим последовал обстоятельный телефонный разговор лидеров двух стран и решение Москвы снять санкции с Турции. Семимесячный период обострения отношений, похоже, сменяется оттепелью. Об антитурецкой пропаганде, возвращении в ТЮРКСОЙ и реакции татарстанских чиновников на обострение конфликта и его разрешение – эксклюзивное интервью генерального консула Турции Турхана Дильмача «Казанскому репортеру».

– Прежде всего, мне бы хотелось выразить глубочайшие соболезнования в связи с терактом, который произошел. Он потряс не только Россию и Турцию, но и весь мир. Я знаю, вы как раз в этот момент были в Турции, в Анталии. Как там воспринимаются последние события – история с письмом господина Эрдогана господину Путину и сближение, которое произошло в последние несколько дней?

– Я был в Анталии, но я летел через Стамбул. Взрывы в аэропорту произошли через 10-15 минут после того, как наш самолет поднялся в воздух.

Как вы заметили, терроризм перешел все границы и стал опасен на международном уровне. Когда произошел этот теракт, я вспомнил теракт в Домодедово, который случился в 2011 году. Я в то время работал в Москве. Тогда погибли таксисты, невинные люди, которые ожидали прилетающих. В последнее время также в крупных городах Европы произошли крупные террористические акты. Это нам показывает, что нужно бороться против терроризма вместе. Это общее дело.

Все террористические организации, террористические образования, эксплуатирующие религию, расистские, крайне-левые организации – они все в одной категории. И РПК (Рабочая партия Курдистана), и ИГИЛ, и Аль-Каида – все они одной категории и против них всех нужно вести борьбу.

Некоторые европейские страны недостаточно щепетильно относятся к борьбе с этой террористической организацией (РПК), которая совершает кровавые преступления, включая атаки террористов-смертников.

Что касается второй части вашего вопроса, турецко-российских отношений и отражения их на нашем консульском округе. Два президента двух больших стран немногим ранее говорили по телефону. Исходя из соглашений, достигнутых во время этого телефонного разговора, предпринимаются шаги для нормализации двусторонних отношений. На днях в Сочи министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу встречался с министром иностранных дел России господином Лавровым. Также в ближайший период ожидается, что министр экономики Турции господин Зейбекджи встретится в Шанхае с министром экономики России господином Улюкаевым. Наблюдается стремительный вход в процесс нормализации отношений после семимесячного периода.

Татарстан всегда занимал очень важное место в турецко-российских отношениях. Эта республика всегда присутствовала на повестке дня, благодаря экономическим, культурным и торговым контактам. В течение всех этих семи месяцев мы постоянно старались сохранять эти тесные контакты и отношения. Мы верим, что в предстоящий период в рамках российско-турецких отношений наше сотрудничество с Татарстаном будет во всех сферах идти вперед и развиваться.

– Отношения России и Турции испортились в буквальном смысле в одночасье после инцидента с самолетом. Как все происходило здесь, в Татарстане? Можно ли говорить, что здесь было по-другому, чем в целом по стране?

– Давайте мы с вами об этом немного позже поговорим. Пусть немного времени пройдет. Пусть все встанет на свои места. Очень кратко скажу, что в течение этих семи месяцев мы прилагали все усилия, чтобы отношения и сотрудничество, достигнутые до этого, во всех сферах сохранялись.

Многие вопросы, которые мы отслеживали, – это были важные моменты, как для Турции, так и для России. В особенности для Татарстана. Я считаю, что у нас есть крепкий фундамент, чтобы, не ощущая этого негатива и сложностей, которые были в течение семи месяцев, идти дальше.

– Чиновники в России, как известно, очень редко отходят от генеральной линии правительства или каких-то властных структур и проявляют какую-то самостоятельность в мышлении. Наверное, это не только в России, но вообще везде. В то же время, если брать пример Татарстана, тут произошло такое явное противоречие - долгие годы дружбы и крепкого сотрудничества в одночасье вступили в клинч с резким изменением внешнеполитического курса. Вы лично почувствовали какое-то изменение отношений с чиновниками или организациями в этот период?

– В течение этого периода Россия и Турция не прерывали дипломатических отношений. Генеральное консульство Турции в Казани продолжало работать точно так же, как посольство и другие генконсульства. В рамках профессиональных отношений взаимные контакты осуществлялись. Мы сохраняли и продолжали наши контакты. Были некоторые ограничения, в рамках принятых Россией мер - санкций, но в остальных сферах мы продолжали работу.

– Отношения стали прохладнее или, несмотря на формальные сложности во внешнеполитических отношениях, вас в Татарстане чиновники по-прежнему принимали как дорогого гостя?

– Я такого охлаждения не почувствовал. Даже если у стран есть некоторые противоречия, они не должны отражаться на дипломатических отношениях, тем более на человеческих взаимоотношениях. В принципе, так и было. В течение этого периода мы провели 5-6 культурных мероприятий. Участие и интерес со стороны приходящих был большой, иногда даже больше, чем до этих событий.

Я считаю, что для того, чтобы был сделан шаг для нормализации отношений, большое значение имела воля и старание двух народов.

– Соотечественники не жаловались на притеснение со стороны россиян? Я имею в виду граждан Турции, которые работают на территории России.

– До этого я часто говорил о проблемах, затрагивал их в ходе интервью, которые я давал. Сейчас мы находимся в начале нового процесса. Президенты наших стран буквально недавно осуществили телефонный разговор, только-только встретились и министры иностранных дел наших стран. Пусть все сядет на свои места, и мы с вами обсудим все произошедшее в течение семи месяцев. Я дам вам пояснения относительно проблем, с которыми люди сталкивались, а также о положительных событиях.

– На ваш взгляд, какие сферы станут передовыми для нормализации отношений? Туризм, культурное или экономическое сотрудничество?

– Все!

– Я понимаю. Но дело в том, что эмоционально все-таки есть некий разрыв, который произошел. Он воспринимается многими гражданами. Что нужно делать, чтобы наши народы стали ближе?

– Очень много было негативной пропаганды. Я уже это озвучивал, она порой доходила до абсурда. Я думаю, что в ближайший период отношения будут восстановлены. Мы старались в этот период уделять большое внимание тому, чтобы эта пропаганда не сильно подействовала на людей. Мы проводили культурные мероприятия и поддерживали связи.

Что касается отношений между Татарстаном и Турцией в рамках российско-турецких отношений, то нужно развивать их во всех сферах и в одно и то же время.

– Вы имеете в виду антитурецкую пропаганду со стороны России?

– Это больше местная пропаганда. Так как я жил в России, я большей частью смотрел российские телеканалы и читал российские газеты.

– В Стамбуле сразу после теракта оказались участники татарстанского детского ансамбля «Бисеренки». Расскажите об этом.

– В связи с терактом случилась ситуация с национальным танцевальным ансамблем из Татарстана «Бисеренки». Они из Болгарии, из города Варна, через Стамбул должны были лететь в Москву, а затем из Москвы на поезде – в Казань. То, что было далее, вы уже знаете. В некоторых СМИ присутствовала информация, что турецкие авиакомпании остались равнодушными к судьбе этого ансамбля. Это не отражает действительности. Конечно же, аппарат президента очень тесно отслеживал этот вопрос. Также Генеральное консульство России в Стамбуле, а также в особенности Полномочное представительство Республики Татарстан в Стамбуле тесно отслеживали данную ситуацию. Авиакомпания «Турецкие авиалинии» оплатила расходы по проживанию ансамбля в отеле. В период паники этот ансамбль поехал в тот отель, с которым у авиакомпании не было договора, но потом вопрос с этим был решен. Также был обеспечен их трансфер до аэропорта, а также на безвозмездной основе их билеты из Стамбула в Москву были заменены на билеты Стамбул – Казань.

Держалась также связь представителя республики в Стамбуле с аппаратом президента Татарстана и с другими компетентными органами.

– Вы сказали, что культурные и гуманитарные проекты станут клеем, который сможет склеить трещины в наших отношениях. В этом смысле очень интересно участие Татарстана в организации «Тюрксой». Эта организация довольно долго работала в республике и организовывала массу проектов. Мы даже знаем, что несколько лет назад, в 2014 году, Казань была культурной столицей тюркского мира, и было огромное количество мероприятий, связанных с сотрудничеством в этой программе. Какие перспективы здесь? Ждут ли нас еще там?

– Я до этого говорил, что вопрос по организации «Тюрксой» не связан напрямую с Турцией. У нее офис в Турции, но мы просто члены этой организации. Это международная культурная организация.

– Это как если бы ООН ассоциировалась с Бельгией?

– Да-да, вы правильно сказали. Генеральный секретарь «Тюрксой» из Казахстана. У организации есть договор о сотрудничестве, подписанный с Министерством культуры Российской Федерацией. Я не совсем понимал, какое отношение эта организация имеет к турецко-русским отношениям.

И примерно так же обстоят дела с организацией «Ирсика». В Казани должна была состояться археологическая конференция. Затем в прессе выходили новости о переносе данной конференции. Никакого отношения она не имеет к политике. Да, во главе «Ирсики» гражданин Турции. Эта организация относится к ОИС. Я думаю, что в предстоящий период в обеих этих организациях будут продвижения. Это даже больше для Татарстатна, потому что в Турции даже не знали, что тут должна была состояться какая-то археологическая конференция. Это международное мероприятие. Мы будем рады, если оно все-таки будет проведено здесь. Потому что в республике ведутся археологические работы – как в Болгаре , так и в Свияжске . Нам от этой конференции ни пользы, ни вреда, мы просто порадуемся, если она пройдет здесь.

– В этот семимесячный период работы прибавилось или, наоборот, стало меньше?

– Я тоже отвечу на этот вопрос позже. У нас всегда была работа.

– После того, как стало известно о нормализации отношений, вам, думаю, звонило множество людей. Что вам говорили?

– Все были очень рады и выразили надежду, что в ближайшее время отношения нормализуются, а совместные проекты будут набирать силу и реализовываться.

После теракта в аэропорту у нас была открыта книга соболезнований. Кроме того, мы провели в мечети ифтар, и у меня была возможность пообщаться со многими людьми. По телефону также многие звонили.

– Как в Турции восприняли эту новость? В России она стала новостью номер один, и, конечно же, все СМИ и просто граждане говорили об этом. Вы как раз находились в Анталии...

– Люди очень обрадовались. И общественность по большому счету позитивно восприняла это. Обе страны должны находиться в консультационном процессе, в отношениях. Есть много проектов, которые мы должны сделать вместе. В Турции общество восприняло позитивно, было ожидание, что все будет решено.
Насколько я наблюдал, и в Татарстане было большое ожидание и желание относительно скорейшего восстановления отношений.

– Какие события или мероприятия ждали своего часа, и сейчас можно будет приступать к их реализации?

– Очень много проектов на самом деле. В экономике, культуре, образовании. Часть из них мы пытались продолжать осуществлять и решили, что по некоторым пока нужно немного выждать время. Сейчас у всех, в принципе, есть инфраструктура, и мы будем продолжать. Самое первое – энциклопедия Тартарика переводится на турецкий язык, на 95 процентов перевод завершен. В Стамбуле состоится презентация. Возможно, позже мы также проведем какое-то мероприятие в Казани.


Беседовал Антон Райхштат.

Новости от партнеров
Материалы по теме
Открытие памятника Садри Максуди. Фоторепортаж
05:12, 12 декабря
Интервью
Объективная дипломатия
11:09, 9 сентября
Интервью
Айдар Хабутдинов о попытке государственного переворота в Турции
10:07, 7 июля
Интервью
Турхан Дильмач: «​У нас нет никаких сомнений в том, что на всей территории нашей страны в самый короткий срок установится стабильность»
12:07, 7 июля
Интервью

Комментарии

  1. Чулпан Гарипова 3 года назад
    очень актуальное интервью! Спасибо, вам Антон!!