«К человеку вернулось здравомыслие»

28 июня 2016
Общество


После вчерашних сообщений о том, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган направил Владимиру Путину письмо, посвященное ситуации со сбитым Су-24, с извинениями, общественность Татарстана замерла в ожидании: будут ли сняты контрмеры в отношении Турции, вернутся ли отношения к позиции прошлого года? «Казанский репортер» поговорил с татарстанскими политиками и экспертами и узнал, что они думают о поступке президента Турции и когда ждут потепления в отношениях между Москвой и Анкарой.

24 ноября прошлого года самолет Су-24 упал в сирийской провинции Латакия. Турецкая сторона утверждает, что предупреждала Россию о том, что бомбардировщик нарушал воздушное пространство Турции. Между тем в российском Минобороны подчеркивали, что самолет летел исключительно над территорией Сирии, которая разрешила полеты российской военной авиации.

Позже президент России Владимир Путин сообщил, что самолет был сбит ракетой типа «воздух-воздух», пущенной с турецкого F-16 над сирийской территорией, и упал в Сирии в четырех километрах от границы с Турцией. Пилот Су-24 Олег Пешков во время катапультирования был расстрелян с земли боевиками на территории, которую контролируют сирийские туркмены. Владимир Путин назвал этот инцидент «ударом в спину со стороны пособников террористов».

Потом начали рваться дипломатические, торговые, экономические, культурные и туристические связи. Россия ввела временный запрет на внешнеэкономические операции, предусматривающие ввоз на территорию страны отдельных видов турецких товаров, а также запрет для организаций, находящихся под юрисдикцией Турции, на выполнение ими отдельных видов работ и оказание услуг на территории России. Также российским работодателям запретили нанимать на работу граждан Турции. Была приостановлена реализация программ экономического сотрудничества.

МИД России тогда заявил, что не рекомендует россиянам посещать Турцию, объяснив это «нарастанием террористических угроз с территории Турции», в связи с чем, по рекомендации Ростуризма, туроператорами продажа путевок в Турцию была приостановлена.

27 июня этого года президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган направил Владимиру Путину письмо. «Я хочу еще раз выразить свое сочувствие и глубокие соболезнования семье погибшего российского пилота и говорю: извините. Всем сердцем разделяю их боль. Семью российского пилота мы воспринимаем как турецкую семью. Во имя облегчения боли и тяжести нанесенного ущерба мы готовы к любой инициативе», – приводятся выдержки из послания на сайте президента России. В письме также отмечается, что Россия является для Турции другом и стратегическим партнером, с которым турецкие власти не хотели бы портить отношения.

В тот же день, 27 июня, по сообщениям СМИ, премьер-министр Турции Бинали Йылдырым заявил, что страна готова выплатить России компенсацию за сбитый самолет. Однако уже сегодня, 28 июня, турецкий премьер заявил обратное: «мы лишь выражаем скорбь, мы разделяем это горе».

К чему приведут такие заявления со стороны Турции и какова окончательная позиция ее властей, станет известно в ближайшие дни – по инициативе России Эрдоган и Путин проведут телефонные переговоры 29 или 30 июня.


«Казанский репортер» поинтересовался у татарстанских политиков и экспертов, что они думают о поступке президента Турции и когда ждут потепления в отношениях между Москвой и Анкарой.

Рамиль Хайрутдинов, кандидат исторических наук, директор Института международных отношений, истории и востоковедения КФУ:

– Внимательным образом все мировое сообщество и, в первую очередь, дипломатические структуры России и Турции изучают ситуацию, связанную с последним заявлением Эрдогана. Общее мнение таково, что начались серьезные подвижки. Турецкая республика крайне заинтересована в стабилизации ситуации. Сегодня есть определенные шаги, предпринятые их правительством. В основном это пока только серьезная дипломатическая и закулисная работа, но это все же очевидный шаг к нормализации отношений.

Все прекрасно сознают, что во всем мире наиболее приоритетными, помимо политических решений, являются экономические связи. Здесь это вполне очевидно. И Россия, и Турция, и, конечно, Татарстан крайне заинтересованы в продолжении тех проектов, которые были намечены. Они очень масштабные и связаны с развитие экономических зон, торговли, туризма и других областей. А в Татарстане нельзя отрывать и культурный контекст. Я думаю, что руководство турецкой республики это прекрасно понимает. Так или иначе, после некоторого переосмысления выводы должны сделать все стороны. Будут какие-то корректировки. Другой ситуации просто не может быть, все зашло в тупик. И его нужно преодолевать дипломатическим путем, наращивая наши взаимоотношения.


Василий Лихачев, чрезвычайный и полномочный посол, член Центральной избирательной комиссии России:

– Человек, который занимает высший политический пост в стране, в данном случае в Турецкой Республике, конечно, несет огромную ответственность за каждое произнесенное слово. Мне кажется, что Эрдогану далось очень сложно письмо на имя Путина, но главное в нем все-таки было сделано – и уважение, и сочувствие, и создание новой атмосферы в российско-турецких отношениях. Это работа на ближайшую перспективу. Сегодня, по законам дипломатического жанра, отход от каждой точки, за которой снова многоточие, воспринимается очень плохо.

В структуре госорганов Турции президент имеет большие политические функции. Очень серьезные полномочия у премьера. Мне кажется, что заявления премьер-министра Турции дает тень на личность и статус Эрдогана. Я знаю какие сложные отношения были с прошлым премьер-министром. Сегодня перед турецкой внешней политикой стоит очень сложная задача – расставить все точки над i и все-таки защитить позицию Эрдогана, которая включала извинения, сочувствие и материальную компенсацию. Я, откровенно говоря, обрадовался обращению турецкого лидера, в том числе и потому, что вижу в плане политики отдельные шаги через межрегиональное сотрудничество, в котором у Татарстана есть очень хорошие позиции и стратегически перспективный опыт. Думаю, что сегодняшняя реакция [после заявлений об отказе выплатить компенсацию] со стороны российских политиков будет очень жесткая. Тем более, что, по некоторой информации, готовился телефонный разговор Путина и Эрдогана. Даже несмотря на эти колебания, диалог Анкары и Москвы будет восстанавливаться.


Ильшат Саетов, политолог, научный руководитель Центра исламоведения Фонда Марджани:

– Письмо Эрдогана Путину – это первый и большой шаг на пути к размораживанию и улучшению отношений. Я думаю, что в итоге так и случится, просто это будет не так быстро.

Что касается Татарстана, я думаю, что это большой плюс. Если напряжение в информационном поле вокруг Турции исчезнет – это уже будет хорошо. Не будет тогда мифических обвинений в тюркизме и так далее. Татарстан тогда сможет нормально работать в сфере экономики с Турцией.

Никакой морали и духовной составляющей в заявлении Эрдогана нет. Это чистый расчет, обстоятельства заставили. В Турции очень много людей связаны с туристической и аграрной отраслью, недовольство среди них растет. Это, видимо, пересилило ту «пользу», которую могла бы принести конфронтация с Россией. Отмечу, что она была вначале [в ноябре] – процент поддержки тех, кто выступал за внедрение президентской системы, сначала вырос, а потом начал падать. А теперь еще, видимо, на фоне экономических последствий для туризма и аграрного сектора, позиция изменилась. Главная цель Эрдогана – внедрить президентскую систему, а все остальное – только инструмент.

У Турции семь повесток дня за час. Эрдоган несколько раз менял свои слова и говорил обратное. Извиняется, кстати, он очень редко, так что это – экстраординарный случай. Пока еще не прошли переговоры, будут только разговаривать. Насчет компенсации – это рабочий момент и какими-то дипломатическими методами они все это урегулируют и заплатят. Это один из трех моментов, на которые обращал внимание Путин, так что наш МИД этого никак не упустит, какой-то способ найдут.


Артем Прокофьев, депутат Госсовета Татарстана:

– Я думаю, что здесь наступили в полной мере последствия контрмер, которые приняла Россия в отношении Турции. Эти меры, к счастью, носили не военный характер, но были весьма эффективны и заставили истеблишмент Турции изменить свою позицию. Это будет урок, в том числе и другим странам. Так подходить к гражданам России, не имея оснований убивать наших граждан, недопустимо. Они будут знать, что в ответ получат самые жесткие меры. Я думаю, что безусловно отношения будут налаживаться. Мы уже видим серию шагов со стороны Турции.


Рафил Нугуманов, депутат Госсовета Татарстана:

– Эти извинения были, наверное, нужны. Но мы его заставили это сделать. Если бы он извинился на следующий день или в тот же день, это были бы искренние извинения. А то, что его прижали, что у него турбизнес упал на нет, что он вдруг понял, что опростоволосился и начал извиняться – это уже не то. Это не те извинения, которые были бы в ноябре прошлого года. Я вот их серьезно не воспринимаю. В этом году сезон для Турции потерянный, а на следующий – время покажет. Не только Турция от нас зависит, мы тоже зависим от них – это поставка продуктов, отдых, который они организуют. Надо встречаться и разговаривать, другого пути нет.


Ксения Владимирова, депутат Госсовета Татарстана:

– Я полностью не погружалась в тему. Единственное, что я слышала, это то, что выполнено только первое условие – принесены официальные извинения. Есть же еще два условия – материальная компенсация и наказание виновных. Только тогда можно будет на уровне правительства и лично президенту нашей страны говорить о том, какими будут наши взаимоотношения с Турцией. Думаю, что это не должно привести за собой какого-то большого притока российских туристов в Турцию, там до сих пор остается нестабильной ситуация. Здесь еще потребуется ряд шагов.


Александр Славутский, депутат Госсовета Татарстана, директор театра им. В.Качалова:

– Я думаю, что к человеку вернулось здравомыслие. С моей точки зрения, всегда нужно от первой реакции, от амбиций своих отказываться, а дальше уже думать о народе и стране, которые за тобой стоят. Тем более, что точка зрения России была высказана внятно. То, что сейчас происходит, делается под влиянием внешних факторов. Это говорит о том, что внешняя политика России работает правильно. То, что делалось и принималось – это разумно, взвешено и верно. Это не может не вызывать во мне чувство гордости за страну, за ее поступки и внешнюю политику.


Вадим Лигай, депутат Госсовета Татарстана, гендиректор ПАО «Казанский вертолетный завод»:

– То, что он извинился – это хорошо. Честно говоря, хотелось бы, чтобы отношения России и Турции улучшались. Всегда лучше, когда хорошие отношения. Будем надеяться, что так и произойдет.






Разиль Валеев, председатель комитета Госсовета Татарстана по образованию, культуре, науке и национальным вопросам:

– У татар есть установка, которая идет по традиции уже тысячи лет. Она касается отношения к соседям. Я дословно не вспомню. Что-то вроде: право соседа – это божеское право. Это подстрочный перевод. Для татар сосед иногда бывает дороже, чем родственник. Просто потому, что с родственниками можно годами не видеться, а с соседями каждый день общаешься. С ними нужно всегда жить дружно. Турция для нас – ближайший сосед. Были разные времена, были и войны, были и стычки, споры, конфликты. В прошлом мы всегда стремились дружить и контактировать. В будущем мы должны стремиться к тому же. То, что случилось, уже случилось. Это можно исправить только извинениями и возмещением ущерба. Я очень обрадовался, что Эрдоган нашел в себе мужество извиниться. Это непростое испытание для мужчины – осознать свою ошибку и извиниться. Думаю, что после этого у нас должны наладиться отношения. Мы должны вернуться к тем отношениям, которые были год тому назад. Самое главное уже сделано, а все остальное решается путем переговоров.


Регина Хисамова.

Материалы по теме
Открытие памятника Садри Максуди. Фоторепортаж
05:12, 12 декабря
Общество
Айдар Хабутдинов о попытке государственного переворота в Турции
10:07, 7 июля
Общество
Турхан Дильмач: «​У нас нет никаких сомнений в том, что на всей территории нашей страны в самый короткий срок установится стабильность»
12:07, 7 июля
Общество
​Турхан Дильмач: «До этого я часто говорил о проблемах. Сейчас мы находимся в начале нового процесса»
08:07, 7 июля
Общество

Комментарии