«Найден, жив!»

13 июня 2016
Общество


На протяжении трех дней члены поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» обучали новичков основам поиска пропавших в лесу. Палатки, костер, ночные вылазки «в поля» и заветная фраза: «Найден, жив!». Мы наблюдали за отрядом, общались с координаторами, новобранцами и выяснили, что такое «Лиза Алерт» изнутри.

По статистике, ежегодно в России объявляются в розыск больше 120 тысяч без вести пропавших людей. Это, между прочим, население крупного районного центра. Находят каждый год более 65 тысяч. В базе данных информация о пропавшем человеке хранится 15 лет.

Не так давно в силу вступила новая межведомственная инструкция по работе с заявлениями об исчезновении родственников. Теперь поиски начинают не через трое суток, а сразу после поступления заявления. Более того, полиция договорилась о взаимодействии с добровольческими организациями, и ключевая из них – «Лиза Алерт».

– Если люди могут приложить себя к поискам и хоть чем-то помочь, это говорит об определенном уровне их самосознания и развития. Чем больше добровольцев присоединяется к нам, особенно в первые сутки, тем выше вероятность найти человека живым. Она доходит до 98 процентов, – говорит координатор отряда в Татарстане Айгузель Хайриева.

В этом году на сборы приехали около 60 человек. Большая часть из них – новички. Руководитель процесса обучения Евгений Лапочкин рассказал, что по каждому из направлений, будь то первая помощь или координация, разработана специализированная профессиональная программа. Сначала новобранцы слушают ряд лекций, после чего проходят практические занятия. Так, к примеру, в первый день обучения ночью участников подняли по тревоге. Им необходимо было найти потерявшихся членов отряда в лесу. Как на утро отмечали руководители, каждая из групп справилась с заданием практически на отлично.

– Отряд представляет собой сообщество неравнодушных людей, никаких материальных стимулов у нас нет. К нам приходят представители абсолютно различных сфер и слоев населения: начиная с безработных и заканчивая крупными предпринимателями. Никто не получает за это деньги, мы не берем ничего за участие и не ждем материальной поддержки от властей, – говорит Евгений Лапочкин.

– Помощь отряду может заключаться не только в непосредственном участии в поисках, но и в печатании ориентировок, содействии техникой и так далее. С нами работали даже наполовину парализованные люди, представляете! – добавляет Айгузель Хайриева.

На сборы приехали и жители соседних регионов. Добровольцы съезжаются целыми семьями, причем в некоторых из них дети – еще школьники, но с них спрашивают так же, как и со взрослых. Скидку на возраст никто не дает. Кстати, с отрядом работает группа кинологов. Некоторые добровольцы приехали со своими собаками.

– Люди терялись и теряются всегда. Нельзя популяризировать идею поиска, заставить помогать. Каждый должен дойти до этого сам. Привлекать добровольцев искусственно – не про нас. Таким путем работа не станет эффективнее. Поиск человека в лесу – очень сложная задача, наша методика предполагает тяжелые физические нагрузки, и на это пойдет не каждый, – заключает Евгений Лапочкин.

Единственным вознаграждением в конце поисков становится простое человеческое «спасибо». Магическим образом людей мотивирует фраза «Найден, жив». Идешь в лес, тяжело, проклинаешь себя, что вообще за это взялся. Мокрый бурелом, где все скользко, где нужно пролезать под упавшими деревьями. Сейчас ты упал, оцарапался, подвернул ногу, налетели комары, а потом вспоминаешь, что где-то тут лежит беспомощный человек, который ждет именно тебя. Ты должен его найти, других вариантов нет, ты не можешь не помочь.

Есть проблема – люди пропадают. Ее невозможно решать исключительно силами полиции и МЧС, здесь нужно и важно участие граждан. Поиски в природной среде требуют больших человеческих ресурсов, и помощь добровольцев в этой ситуации сродни спасательному кругу. Жизнь каждого из нас бесценна, и любой достоин получить помощь в трудной жизненной ситуации.

Регина Гималова.

Комментарии