$ 57,33
67,45
Казань +7 °C

Трагедия под Заинском: процесс пошел

30 сентября 2017 | События

Несмотря на очевидную формальность первого судебного заседания по делу об автокатастрофе под Заинском, которая произошла в июле этого года, атмосфера начала накаляться еще до начала разбирательства. Десятки потерпевших, которым пришлось проделать неблизкий путь в небольшой город в Татарстане, были заметно взволнованы присутствием большого количества журналистов и еще, пожалуй, тем фактом, что у подсудимого, простого водителя автобуса, аж 3 адвоката!

Еще в коридорах заинского Дома правосудия стал сколачиваться костяк инициативной группы потерпевших, неформальное руководство которой взяла на себя Регина Галимова. Женщина – единственная из потерпевших, кто живет в самом Заинске. В «огненном рейсе» она потеряла свою дочь. Потеряла во всех возможных смыслах. Марию пришлось опознавать по тестам ДНК. От 24-летней выпускницы самарского медколледжа осталось слишком мало, чтобы можно было идентифицировать личность визуально. Потому Регина и бабушка погибшей девушки, Наталья Патяшева, опознавали тело почти два дня, отказываясь верить в самое страшное.

– Ее почему-то в списках погибших сразу не оказалось, мы два дня ее искали, облазили все огороды на дачах рядом с местом ДТП. Думали, может, она как-то в шоковом состоянии туда ушла и там лежит без сознания. Только потом уже поняли – погибла наша девочка. Надежда угасла, нет у нас и сейчас никакой надежды. Жизнь наша стала серой и тусклой без Маши.

Взволнованы были не только потерпевшие, но и брат подсудимого, Михаил Ижмуков. Он первым подошел к журналистам и выразил недоумение по поводу того, что только его родственника назначили «козлом отпущения».

– А где водители грузовиков? – возмущался мужчина. – Он что, в столб врезался? О них ни слуху, ни духу! Они должны сесть на скамью вместе с моим братом, и еще не известно, кто на самом деле виноват! Я точно знаю, что они виноваты! Они (водители сломанного MAN и «КАМАЗа», который буксировал вышедший из строя грузовик – ред.), совершали маневр! Выехали прямо перед автобусом на трассу, без габаритных огней! Почему об этом ни слова?

После эмоционального выпада родственника атмосфера среди ожидающих начала заседания накалилась настолько, что началась перепалка между Ижмуковым-старшим и некоторыми потерпевшими. Пришлось даже вмешаться приставам и призвать всех к порядку. Благо, уже подошло время начала судебного разбирательства, и всех пригласили занять места в зале. Он, кстати самый большой в Заинском городском суде, но мест в нем все равно хватило не всем.

Председательствующая судья начала процесс с установления личности подсудимого и явки потерпевших. Перед этим еще обсудила с участниками процесса вопрос о присутствии прессы и возможности видеосъемки судебного заседания. Участники не возражали, но общаться напрямую, тем не менее, не спешили. Подсудимый вообще проигнорировал все вопросы к нему со стороны журналистов, а адвокаты к тому же призвали приставов оградить их подзащитного от внимания СМИ.

Личность подсудимого установили ожидаемо быстро, а вот с явкой потерпевших вышла незадача. Для многих потерпевших непростой путь до Заинска был проделан, по сути, зря. Троих из списка не уведомили должным образом о начале суда, и их не оказалось в зале, что дало повод защите ходатайствовать о переносе начала процесса. И ходатайство удовлетворили, сразу определив следующей датой 30 октября.

Правда, небольшая интрига все же имела место. У Ижмукова истекал срок содержания под стражей 2 октября и нужно было решить вопрос о том, будет ли он и дальше находиться в СИЗО. Гособвинитель попросил суд именно об этом. А вот тройка адвокатов выразила коллегиальное мнение что необходимость в этом отпала именно сейчас, с началом суда. В довольно аргументированном выступлении один из защитников указал, что сейчас их подзащитный уже никак не может повлиять на следствие и показания свидетелей, так как следствие закончилось. И попросил либо поместить Александра под домашний арест, либо освободить его под залог в 3 миллиона рублей, который по-прежнему готов предоставить работодатель Ижмукова – транспортная компания. Когда судья удалилась для принятия решения, потерпевшие вновь заволновались: неужели водителя отпустят?

Но решение оказалось опять-таки ожидаемым. Подсудимый останется под стражей, как минимум, до 8 декабря. А по факту наверняка намного дольше, ведь процесс обещает быть затяжным. Предстоит допросить десятки потерпевших и свидетелей. Изучить материалы нескольких экспертиз. Выслушать доводы сторон.

Пока же даже не было зачитано обвинительное заключение. Единственным аспектом, который позволяет судить о будущей позиции гособвинителя, на данный момент является заявление, которое сделал для прессы накануне суда официальный представитель Генпрокуратуры России Александр Куренной: «Ижмуков управлял автобусом рейса Самара-Ижевск. Он грубо нарушил правила дорожного движения, превысил максимально допустимую скорость, врезался в грузовик, в результате чего автобус перевернулся и загорелся».

Из этого можно сделать вывод о том, что пока Генпрокуратура согласна с выводами полицейских следователей. Ведь именно под ее контролем вел расследование заинского ДТП судебный департамент МВД РФ.

Пока остается непонятным, нашел ли в материалах следствия отражение тот факт, что участок трассы, где произошла трагедия, не был освещен. И еще – что буксируемый грузовик, вероятно, ехал без габаритных огней и, вполне возможно, действительно выезжал на трассу с обочины прямо перед пассажирским экспрессом.

Все это должно стать известно 30 октября.


Усман Арсланов.

Комментарии
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости
Loading...