$ 58,12
69,76
Казань +5 °C

18 августа – 12 сентября 1917 года. Спецвыпуск: последствия Казанской катастрофы

13 сентября 2017 | Специальный репортаж

Заметки о последствиях пожара на казанском пороховом заводе еще долго не сходили с газетных полос. Стали известны подробности гибели начальника завода генерала Лукницкаго и позорного бегства управляющего Казанской городской электрической станции господина Иванова. Город возвращался к мирной жизни, но местные власти все еще опасались провокаций со стороны тех, кто по их мнению, был виновником страшной катастрофы. Светлана Брайловская продолжает документальный проект «Последний год Империи».

«Крестьянская газета» от 18 августа 1917 года

Вчера в 4 ч.дня в ограде церкви Порохового завода похоронен с воинскими почестями, погибший при исполнении служебнаго долга, начальник Порохового завода генерал от артиллерии В.В.Лукницкий.

Покойный из лазарета штаба, где он скончался от потери крови утром 15 августа, в сопровождении почетнаго караула солдат, группы рабочих Порохового завода и толпы горожан был перенесен в Воскресенскую церковь, откуда, после панихиды, под звуки похоронного марша и пения певчих прах его был отправлен в Пороховую. За гробом погибшаго несли несколько венков, вели накрытую черной попоной его лошадь и несли красное, с черною каймою знамя, с надписью: «Рабочие сами должны выработать свободу».

Фото предоставлено группой Kazan Nostalgique

«Крестьянская газета» от 19 августа 1917 года

Вчера пепелище пожара на пороховом заводе еще дымилось. Изредка происходили взрывы снарядов и патронов, раскалившихся под грудами пепла. Опасность прохода близ территории пожара была уже не велика, в виду чего пассажиры с прибывшего в 9 ч. утра дачного поезда к станции «Лагерная» прошли к станции «Адмиралтейская» прямо по линии железной дороги, по железному мосту через р.Казанку. Мост как мы и предполагали, цел и невредим. Никаких разрушений, видимых «очевидцем» «Камско-Волжской речи» нет. Разбиты лишь несколько шпал, которые уже вчера заменены новыми.

Вчера-же на линии железной дороги приступлено к исправлению попорченной насыпи и к замене развороченных шпал и погнутых рельс, - новыми. Кроме ремонтных рабочих железной дороги, работают много солдат-саперов. Одновременно исправляются телеграфные провода и столбы. На месте бывших складов снарядов и в окрестностях масса солдат, собирающих и сортирующих разбросанныя и неразорвавшиеся снаряды и патроны. Неразорвавшихся снарядов, патронов и осколков собраны уже огромныя груды.

«Крестьянская газета» от 20 августа 1917 года

Отмена военнаго положения

По городу расклеено объявление командующаго войсками Казанскаго военнаго округа, в котором говорится, что в виду прекращения пожара на Пороховом заводе и отсутствия опасности, военной положение отменяется. Но вместе с тем жителям рекомендуется воздержатся от устройства митингов и собраний на площадях, ввиду все еще не наступившаго полнаго успокоения среди населения и виду опасности в том, что злономеренныя лица, которые распространяют по городу тревожные слухи, используют эти митинги и собрания в своих целях.

Далее говорится, что по имеющимся данным злономеренныя лица, - по-видимому являются и виновниками той страшной катастрофы, которая произошла на Пороховом заводе.

«Крестьянская газета» от 23 августа 1917 года

Гражданин редактор!

Просим поместить в вашей газете подробности бегства Управляющаго Казанской Городской Электрической Станции А.А.Иванова во время пожара на «Пороховой» 14 августа 1917 года.

После перваго взрыва, т.е. в 3 часа 10 минут управляющий станцией инженер А.А.Иванов бросил станцию, не дав никому никаких распоряжений и забыв даже свой портфель. После этого на станцию прибыл военный патруль во главе с офицером, который попросил, чтобы остановить машины и прекратить ток, так как электрические провода падают на трамвайные провода и создают еще более панику в народе и могу причинить несчастные случаи, но в виду отсутствия управляющаго А.А.Иванова пришлось находящимся на станции рабочим колебаться и не дать полнаго согласия на прекращение тока, стали по телефону делать справки в городской управе, что нам делать и от кого получать распоряжения, но от управы ответы никакого не последовало, также не последовало никакого ответа и из квартиры управляющаго А.А.Иванова. Спустя минут 15 прибыл 2-1 патруль, и офицер, который стал требовать остановить действие машин на станции, на что мы дали согласие с тем условием, чтобы он выдал нам удостоверение о своей личности, каковое мы получили и которое находится у нас, как документ.

Фото предоставлены группой Kazan Nostalgique

По распоряжению офицера и с согласия рабочих станции, действие тока было прекращено, затем один из рабочих отправился в городскую управу для выяснения, от кого принимать нам дальнейшие распоряжения, так как инженера Иванова на станции не было, но и в городской управе никого не оказалось, возле же здания управы заседал исполнительный комитет, к одному из членов котораго и обратился рабочий за советом, как поступить со станцией в дальнейшем. В это время мимо управы проезжал один из членов управы, котораго рабочий остановил и объяснил положение станции и об отсутствии Иваанова. Этот член управы выслушал объяснения рабочаго, возмутился поступком г.Иванова и сказал, что он его разыщет и пришлет на станцию, но рабочий заявил, что время не ждет, рабочим нужны пропуски по городу для осмотра и направления воздушных проводов, и чтобы иметь возможность пустить станцию на ночь в ход. По просьбе члена управы Исполнительный Комитет тут же выдал пропуск на имя Котляревскаго. Придя на станцию в 7 ч 10 мин рабочий заметил присутствие управляющаго Иванова, который говорил управляющему, зачем остановили машины на станции без его, Иванова, приказа и кто распорядился остановить их, на что Котляровский ответил ему, Иванову, что машины остановлены по распоряжению военных патрулей и наших соображений, в виду могущих произойти несчастных случаев, как в городе, так и на станции. Управляющий Иванов настаивал на том, чтобы машины были пущены сию же минуту в ход, и дан был свет, но Котляревский категорически отказался от такого распоряжения, так как воздушные провода не были осмотрены и в них была неисправность, что и подтвердил тут же находившийся рабочий Козин, говоря, что сейчас пустить машины в ход нельзя, ввиду соединения на линии проводов. Управляющий Иванов с этими доводами согласился. Котляревский приступил к осмотру и исправлению воздушной сети проводов, которые были на некоторых линиях неисправными.

По осмотру и исправлении воздушных проводов Котляревским совместно с Козиным и другими рабочими машины были пущены в ход и по всему городу был дан ток.

Фото предоставлены группой Kazan Nostalgique

В виду растерянности управляющаго, которому говорили, что для рабочих и служащих нужно взять пропуски для исполнения служебных обязанностей по городу, но это ими своевременно не было исполнено, что и препятствовало рабочим исполнять свои обязанности.

Так 15-го августа с.г. в 2 часа дня двое рабочих Корсаков и Рыжковский были посланы вставлять угли в дуговые фонари и, не имея пропусков, были задержаны и арестованы военным патрулем, которым показались угли дуговых фонарей слишком подозрительным веществом. Как ни просили рабочие справиться на станции о их личности, патруль остался непреклонен и отправил их в тюрьму, где они и пробыли почти сутки.

«Рабочий».

«Крестьянская газета» от 12 сентября 1917 года

Как и при каких обстоятельствах погиб начальник Порохового завода генерал В.В. Лукницкий?

Многие утверждают, что генерал проявил себя героем, оставшись на заводе, несмотря на опасность и делая различные распоряжения в смысле распространения еще большей опасности от пожара городу и населению.

Но многие утверждают и противное, будучи склонны обвинить покойнаго ныне генерала в нераспорядительности. Между тем нам удалось слышать рассказ очевидцев о гибели генерала, из котораго видно, что о действительном проявлении геройства генералом в момент катастрофы двух мнений быть не может.

Приводим этот рассказ почти дословно.

Когда начался пожар на станции «Пороховая» и послышались взрывы генерал быстро вышел из своего кабинета в Управлении завода и поспешил к месту пожара. Но туда уже нельзя было проехать и генерал решил объехать все мастерские завода, попасть в пироксилиновое отделение и убедиться в том, что все необходимые распоряжения сделаны…

В этом время народ (рабочие и служащие завода) в панике бежал, кто куда…

Наружная охрана завода из воинских частей также разбежалась и только немногия начальствующие лица и солдаты внутренней охраны остались на своих местах. Генерал пробовал остановить бегущих, но тщетно... Его никто не слушал…

Около Управления завода генерал увидел чиновника Харина. На вопрос:

- Вы куда, генерал, идете? – Генерал ответил:

- Еду затем, все ли на своих местах. И затем предложил Харину поехать вместе с ним. Харин, конечно, согласился. Но ехать много не пришлось…

Лошадь не пошла… Сошли с экипажа и пошли пешком.

Снаряды рвались над головами; пожар все разрастался, но генерал не обращал ни малейшего внимания на это обстоятельство и спокойно продолжал путь… Дошли до т.н. «Машиннаго дома», а отсюда отправились по мосткам через небольшое озеро «Шатиловское» к пироксилиновому отделению. Генерал во что бы то ни стало хотел попасть на пироксилиновый завод и не слушал уговоры г.Х., указавшаго на громадную опасность туда идти.

Неподалеку от пироксилинового завода их встретил младший механик пироксилинового завода г.Карженевский. Генерал остановил его и предложил пойти с ним.

Пошли втроем… Были уже близко у цели… Генерал торжествовал… И вдруг страшный взрыв, бросивший всех троих в овраг.

Фото предоставлены группой Kazan Nostalgique

Дальше идти было невозможно, но генерал не отступал и решил пробраться на завод оврагами… Пройти этим путем почти удалось… Но вдруг поблизости разорвался снаряд и генерал получил первое ранение… Ладонь правой руки раскололо вдоль, кость выше кисти переломило… Кисть повисла на коже. Генерал даже не вскрикнул, а только как бы повис на руке чиновника Харина (они шло под руку).

После этого механик Карженевский подхватил генерала под руку с другой стороны…

В таком положении генерал продолжал путь… Силой взрыва всех то и дело разбрасывало в сторону, но ни опять подползали друг к другу и продолжали путь…

Вскоре слегка был ранен и чиновник Харин… Генерал же был почти без сил… Он ослабел и не мог идти... Вид у него был ужасный… Седой, без шапки, в разорванной и окровавленной одежде он был похож на безумнаго, ибо упорно не желал вернуться, а требовал, чтобы его вели на завод…

Но сопровождающие генерала тоже обессилили и решили как-нибудь унести генерала в больницу.


Карженевский пошел искать или людей или лошадь… Харин остался с генералом – прошло много времени. Карженевский не возвращался. Что делать? Харин решил сам пойти и позвать людей, о чем и сообщил генералу.

Идите… Харин пошел. Но вдруг у него мелькнула мысль, а не подумает ли генерал, что я его просто бросил…

Он остановился и посмотрел на генерала, который действительно провожал Х. умоляющим, полным тоски взглядом. Но заметив, что Х. смотрит на него, генерал быстро отвернулся, прилег на траву и перекрестился…

С большим трудом Х. удалось найти людей, согласившихся пойти за генералом, но когда он пришел на то место, где оставил генерала, то уже не нашел его.

Оказалось, что генерала унес с солдатами вернувшийся Карженевский. Несли генерала на палке, на которую положили его грудью.

Вернее не несли, а волокли на палке и вынесли из сферы огня уже еле живого.

В.Г.


Подготовила Светлана Брайловская.

Благодарим за помощь в подготовке материала сотрудников Научной библиотеки им. Лобачевского.

Комментарии
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости
Loading...