$ 58,53
69,33
Казань +0 °C

​Митрополит Феофан и госсоветник Шаймиев обаяли гендиректора ЮНЕСКО

23 августа 2017 | События

Накануне у генерального директора ЮНЕСКО Ирины Боковой в Татарстане был не менее напряженный день, чем в понедельник, когда она побывала на острове-граде Свияжске, в обсерватории Казанского университета имени В.П. Энгельгардта. А вечером в «Пирамиде» вручила Рустаму Минниханову сертификат о включении Успенского собора и монастыря острова-града Свияжск в список Всемирного наследия ЮНЕСКО и сообщила о том, что Минтимер Шаймиев стал спецпосланником ЮНЕСКО по укреплению межкультурного диалога.

На этот раз в ее программе было посещение Великого Болгара и строящегося на месте взорванного большевиками в 1932 году собора во имя Явления Казанской иконы Божией Матери. Однако нынешнее мероприятие по адресу Казань, улица Большая Красная, 5 началось с того, чем обычно заканчиваются подобные визиты. С фотографии на память. Точнее, с нескольких фотографий. Сначала с Минтимером Шаймиевым захотели сфотографироваться женщины-богомолки, потом он позировал перед фото- и видеокамерами вместе с детками и митрополитом Феофаном и, наконец, двое мужчин, выходивших из Крестовоздвиженской церкви, отважились испросить разрешения сделать снимок с первым президентом, а ныне госсоветником Республики Татарстан.

Минтимер Шарипович возражать не стал и даже приобнял обоих за талию, чтобы их родные и знакомые лопнули от зависти, потому что в их семейном альбоме такой фотографии точно нет. Мужчины поблагодарили за оказанную честь и двинулись к выходу.

Корреспондент «МК-Поволжье» догнал их и попросил представиться.

- Николай меня зовут, - ответил первый.

- А вы?

- Амир.

- Вы откуда?

- Я из Москвы, на экскурсии сейчас, - уточнил Николай.

- Я казанский, местный, - дополнил эту информацию Амир.

- Так вы на экскурсии или верующие?

- На экскурсии и верующие, и в Бога, и в Аллаха верим, - ответил Амир за обоих.

Тем временем процессия прошла через Крестовоздвиженский храм и по ступенькам спустилась к столу, на котором были разложены археологические находки, обнаруженные в ходе раскопок на месте собора, в одночасье ликвидированного коммунистами 85 лет назад. Феофан заверил Ирину Бокову, что некоторые предметы относятся к эпохе Золотой Орды, а уж тех, что были изготовлены в более позднее время, и вовсе не сосчитать. Это и обломки красноглиняной общеболгарской керамики XIV-XV веков, и медные монеты XVIII века, и даже серебряная монета короля Швеции Юхана III чеканки 1587 года.

Путь непосредственно на стройплощадку, согласно технике безопасности, необходимо было преодолеть в касках и, конечно же, в белых, ибо в других начальство на стройке не ходит. Госсоветнику и митрополиту они достались именные, у первого сбоку было написано «Минтимер Шаймиев», у второго – «Митрополит Феофан». Спереди каска Шаймиева была украшена гербом Татарстана, каска Феофана – силуэтом церкви и надписью «Казанская и татарстанская митрополия». Ирине Боковой, которая, очевидно, не так уж часто бывает на стройке, досталась белая каска без надписей и картинок. Журналистам касок не предложили, но они ринулись в обход и пренебрегли грозным предупреждением в виде таблички с соответствующим текстом. И надо сказать, что им крупно повезло, потому что в этот самый момент с почти 40-метровой высоты, где продолжали работать несколько человек, прилетело что-то тяжелое и издало при приземлении точно такой же звук, какой издает падающий кирпич. Недолго думая акулы пера, микрофона и фотокамеры сломя голову кинулись вниз по лестнице, ведущей в пещерный храм, который уцелел при взрыве основного собора.

Митрополит и гендиректор ЮНЕСКО были уже там, но вскоре вернулись назад, в алтарную часть основного собора. По пути владыка рассказывал Ирине Боковой историю обретения в 1579 году десятилетней девочкой Матроной Казанской иконы Божией матери. А также историю собора, который при Иване Грозном был деревянным, при Борисе Годунове стал каменным, потом обветшал и был разобран по приказу Екатерины Великой, после чего здесь возвели тот, что взорвали большевики.

Феофан живописал высокой гостье, как здесь все будет выглядеть, когда все работы будут завершены. И в этот самый момент кто-то из охраны обнаружил, что на самом верху происходит некое движение.

- Прекратить там все работы! – скомандовал он.

И тут уже Минтимер Шаймиев заинтересовался, соблюдают ли рабочие требования техники безопасности и все ли у них в порядке.

- Вы там осторожно стойте, - запрокинув голову, по-отечески заботливо посоветовал он строителям, которые уже и без того бросили работу, чтобы поглазеть на представительную делегацию. – Перил нет? Голова не кружится?

После чего без паузы пообещал гендиректору ЮНЕСКО, что храм обязательно будет построен уже в этом году. И тут же увидел, что и с противоположной стороны, с самой верхотуры, за ним и всей делегацией внимательно наблюдают еще две пары глаз.

- Осторожно только! – не удержался госсоветник от окрика. – Сидите смирно.

После этого все проследовали в Крестовоздвиженскую церковь, где Ирина Бокова поставила свечку и помолилась перед Казанской иконой Божией Матери, которую папа Иоанн Павел II успел передать в столицу Татарстана незадолго до своей кончины. Было заметно, что для Ирины Георгиевны это не просто экскурсия.

- Собор, конечно же, интересовал ее как памятник архитектуры и монументального церковного зодчества, - рассказал потом Феофан журналистам. – Она была поражена и удивлена тем, как происходят работы. Когда она увидела пещерный храм на месте обретения иконы, для нее это было нечто новое, потому что она знает, что такие храмы есть в Палестине, в Вифлиеме, где родился Иисус Христос, а вот у нас таких храмов нет.

У митрополита поинтересовались, что было в пакете, который он подарил Ирине Боковой на прощанье, и он ответил, что это очень достойно изданная книга об истории иконы Казанской Богоматери и музыкальное приложение церковных богослужений.


Евгений Аксенов.

Фотографии: Евгений Аксенов
Комментарии
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости
Loading...