$ 59,63
70,36
Казань +0 °C

14–20​ августа 1917. Спецвыпуск: Казанская катастрофа

14 августа 2017 | События


Страшную трагедию пережила Казань в середине августа 1917 года. Месяцы потрясений, связанных с переменами в стране, не шли ни в какое сравнение с теми 10 днями, когда над городом нависла смертельная угроза. Эти дни вошли в историю, как «Казанская катастрофа». В документальном проекте «Последний год империи» «Казанский репортер» обращается к прессе тех лет, чтобы узнать, как отреагировали на происшествие современники катастрофы. Старые газеты читала Светлана Брайловская.

«Земская неделя» от 20 августа 1917 года

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ

ПРЕДВИДЕННАЯ ОПАСНОСТЬ

О возможности несчастия, имевшего место 14-го августа, писалось в местных газетах неоднократно. Слишком очевидна была опасность. Между тем никаких мер к предотвращению опасности не применялось и в результате произошло то, что и должно было, в конце концов произойти.

Взорвались тысячи снарядов и патронов. Погибло в огне на миллионы дорогого материала, причинены огромные убытки жителям. Жертвами взрыва стали сотни людей. Много убитых и много раненных. И еще больше заболевших от нервнаго потрясения на почве испуга.

НАЧАЛО ПОЖАРА

Пожар начался около 2 с половиной час. дня, на складе артиллерийских снарядов, возле полотна железной дороги рядом с железно-дорожным мостом, через р.Казанку и переездом Игумновой слободы в пороховой завод.

Горы ящиков со снарядами хранились частью в крытых платформах, частью прямо на земле под открытым небом и частью в вагонах. Между прочим, как передают, много вагонов были нагружены с целью отправки их с вечерним поездом.

Когда начался пожар, то с порохового завода немедленно выехали пожарные и дано было знать в город. Предупреждалось, что грозит опасность не только заводу, но и слободам, прилегающим к заводу и даже городу.

На станцию железной дороги было сообщено о том, чтобы дачный поезд в 3 часа 25 минут дня не отправили, в виду чего собравшимся на станцию пассажирам было объявлено, что поезд не пойдет.

ПЕРВЫЙ ВЗРЫВ

Первый взрыв снарядов произошел ровно в 2 час.35 мин. дня.

В городе в некоторых домах на Воскресенской ул. раскрылись окна и двери. Одновременно по Воскресенской промчались пожарные… На каланчах, кроме обычно вывешиваемых шаров, были вывешены зеленые флаги, - означающие, что городу грозит опасность. Публика первоначально не знала в чем дело и относилась к слышавшимся взрывам сравнительно спокойно. Магазины в это время были закрыты (обеденный перерыв) и публики на улицах было немного…

Все, кто был на улицах спокойно расспрашивали милиционеров в чем дело, но те ничего положительного сказать не могли. В виду этого многие стали взбираться на крыши высоких зданий, оттуда была хорошо видна картина пожара…

К трем часам дня сила взрывов стала усиливаться, что начало вселять тревогу. Появились испуганные беглецы из Адмиралтейской и других слобод, рассказывавшие ужасные вещи, вроде того, что взорвались пороховые погреба и что скоро должны взорваться и другие, более крупные погреба, отчего не устоит город… Часть публики поддалась начавшейся панике и побежала по улицам по направлению к Академической, Суконной и Арскому полю.

НАЧАЛО ПАНИКИ

Первый оглушительный взрыв, положивший начало полной паники произошел в 3 часа дня… Автор заметки в это время подходил к вокзалу… Отсюда пожар был виден очень хорошо. Сначала ввысь поднялся огромный клуб огня и дыма, затем в вышине появились отдельные вспышки от разрыва взлетевших снарядов и вдруг с ужасной силой грянул взрыв, что-то ухнуло, ударило, как бы оборвалось и затем защелкало… Земля дрогнула, вокзальная площадь ярко осветилась… Со звоном и треском полетели из окон домов и вокзала стекла и рамы… Среди прохожих послышались полные ужаса крики… Многие упали на землю… Женщины бились в истерике… Затем массы людей, охваченные ужасом, побежали давя друг друга… Спустя несколько минут раздался второй такой же по силе взрыв, после котораго уже весь город был охвачен паникой… Давя друг друга люди бежали вон из города… Вскакивали в извощичьи пролетки, умоляя увести из города… Многие совали в руки извощиков деньги, не разбирая сколько, некоторые отдавали все деньги, какие только находились в кошельке… Были случаи, что отдавали сотни… А взрывы продолжались… На Воскресенской и Б. Проломной улицах творилось что-то невероятное. Тысячи обезумевших людей мчались по тротуарам и дороге… Стоял какой-то рев… Кричали мужчины и истерически рыдали женщины… Многие владельцы магазинов только, что открывшие их, оставляли магазины незапертыми и бросались бежать вместе с толпой…

СОЛДАТЫ

Панику наводили в особенности солдаты и многие из офицеров. Публика видела в них более компетентных людей и почему, видя их отчаянное бегство, еще больше поддавалась чувству животнаго страха, предполагая, что раз и военные бегут, то значит, опасность действительно грозит и что она действительно велика; кроме того, те же военные усиливали панику еще тем, что своим видом хорошо осведомленных людей и тоном не допускающим сомнения заявляли всем, что с минуты на минуту нужно ждать взрыва пороховых погребов.

И вот, давя друг друга, все бежали вон из города падали, получали ушибы и увечья… Многие получали ранения от падавших осколков стекол из окон. К четырем часам город стал пустым, но взамен частной публики стали появляться патрули и воинские части, спешившие для охраны казенных зданий… Позднее была организована охрана и частных зданий, и имущества, т.к. оказалось, что много квартир, как в центре города, так и на окраине, были оставлены без всякого надзора, а этим обстоятельством воспользовались воры и очищали квартиры…

К вечеру уголовная полиция повела правильную облаву преступников и задерживала их десятками…

Бегство из города продолжалось до вечера… Большинство устремлялось на Арское поле по Сибирскому тракту до с.Кощакова и далее, но еще больше по проселочным дорогам за Новую Стройку, Ометьево и Калугину гору. Некоторые убегали за 30-40 и 50 верст… Были случаи, что люди убегали до Лаишева.

Как это ни странно, но большей панике поддались жители окраин. И в то время, когда многие жители с центральных улиц оставались «выжидать события» на окраинах, жители последних сплошь покидали свои жилища и бежали за десятки верст в деревни.

Правда, сила взрывов была слышна на окраинах так же, и стекла из окон вылетали, так же как в домах на центральных улицах…

Последний сильный взрыв произошел около 7 час. вечера, а затем взрывы были уже слабые, хотя продолжались почти безпрерывно до 4 час. утра 15 авг.

Беглецы расположились за Арским полем, прямо под открытым небом и в деревнях. Более «храбрые» остались на ночлег в оврагах сада «Русская Швейцария» и на Новиковой даче. В домах ночевали немногие. Те, которые почему либо остались в городе, проводили ночь на 15-е августа в садах: Лядском, Державинском, Николаевском и Черноозерском. Масса публики убегала за Плетени и уезжала на пароходах и лодках по Кабану в дер.Борисково и с.Воскресенское.

В первую очередь в город вернулись из многих тысяч «беженцев» лишь единицы. Многие и хотели бы вернуться, но не могли, не имея в городе пристанища. Это жители деревни из-за Волги и по линии железной дороги.

ДЕЙСТВИЯ ПОЖАРНЫХ

14 августа в 2ч. 27 мин. в канцелярии брандтмайора было получено сообщение, что на железно-дорожном полустанке «Пороховая» начался пожар: загорелись дрова. В виду этот тотчас на место пожара отправились пожарные обозы первых двух городских частей с автомобилями и пожарными машинами, кроме того, туда же были направлены пожарные обозы ближайшей 6-ой части и Устьинского резерва.

Но когда ехавшие из города пожарные были еще на Адмиралтейской дамбе, с места пожара начали раздаваться взрывы, постепенно все усиливавшиеся и становившиеся все более частыми. Это уже рвались от огня снаряды, в огромном количестве лежавшие на полустанке «Пороховая» в ожидании погрузки в вагоны. Осколки этих снарядов уже доносились в Адмиралтейскую слободу и падали на пути следования пожарных обозов. Тем не менее, пожарные через Адмиралтейскую слободу, въехали на деревянный мост через Казанку и в Игумнову слободу, где уже находился Устьинский резерв. Но здесь их встретил страшной силы взрыв со стороны Пороховой и целый град снарядов, осколков, кирпичей и т.п. Несколько телег с бочками были опрокинуты, ближайшие из пожарных ранены, одна паровая машина повреждена. В то де время упавшими в завод Ушаковых в Игумновой слободе снарядами огонь был на глазах пожарных зажжен. Кроме того, показалось пламя и в Адмиралтейской слободе в той части ея, которая ближе к Казанке. Взрывы продолжались, снаряды при этих взрывах неслись навстречу пожарным уже не только со стороны полустанка «Пороховая», но и со стороны самого Порохового завода.

Становилось ясным, что пожар распространяется с полустанка на завод, и что туда пожарным перебраться нельзя будет.

Уцелевшие пожарные занялись поэтому отстаиванием завода Ушковых и недопущением распространения огня из Адмиралтейской слободы в город. Направлявшаяся из города на место пожара еще одна пожарная часть была в виду безнадежной борьбы с разразившимся бедствием над Пороховым заводом возвращена с пути обратно для охраны города на случай пожара в самом городе.

Работали поэтому пожарные только в Адмиралтейской и Ягодной слободах, которые им и удалось отстоять от огня. Повредило огнем здесь лишь постройки кожевеннаго завода Готлицера и городское здание Столешниковских казарм.

От взрывов пострадало около 20 пожарных, большинство легко ранены. Брандмейстер Васильев, исполняющий обязанности брандмайора, получил ожоги при одном взрыве.

ВОРЫ НА ОКРАИНАХ

Опустевшие дома и квартиры, вследствие бегства жителей за город, подверглись нашествию воров и грабителей. Милиционеры и патрули солдат, назначенные для охраны города, еле успевали задерживать злоумышленников и отправлять их в районные управления милиции. За ночь с 14 на 15 августа было задержано воров более 200. Все они, по распоряжению начальника милиции, подвергнуты аресту и заключены в тюрьму.

РАЗБРОСАННЫЕ СНАРЯДЫ И ОСКОЛКИ

На улицах Адмиралтейской, Ягодинской и др. заречных слобод валяются снаряды, заряженные и не взорвавшиеся, а также осколки. Неразорвавшиеся снаряды находят и в некоторых домах. Такой снаряд угодил напр. в дом городской управы на весенних пристанях. Для уборки всех этих снарядов с улиц, лугов и из домов назначены особыя войсковыя части, которыя вчера и приступили к этой работе. Только после того, как вся эта местность будет очищена от снарядов, поставленные на Адмиралтейской дамбе кордоны будут сняты, и населению разрешено будет безпрепятственное движение туда и обратно.

Некоторые осколки снарядов, находимые там, носят на себе явные следы смертельного прикосновения к человеческому телу. На одном осколке, поднятом на Московской ул., оказались следы человеческих волос и мозга.

ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ

Большинство городского населения после первых же взрывов на пожарище, вызывавших в городе сотрясение зданий, падение дымовых труб в некоторых домах, разбитие стекол на окнах и т.п., устремилась за город - на луга, поля, в ближайшия селения. Беднейшие оставались в поле и на лугах под открытым небом всю ночь с 14-го на 15-ое августа. Чтобы согреться от холода и сырости, они раскладывали костры. Особенно много было таких беглецов из города на полях по Сибирскому, Зюрейскому и Оренбургскому трактам, в Троицком лесу, на лугах возле Бакалды.

Выбегали на поля, в леса, на луга и оставались там на ночь не только горожане, но и обитатели подгородных селений – Савиново, Калугина гора, Новая Стройка на Клыковской земле, Ометьево и др.

15-го августа утром все эти пункты расположения беженцев объехали, по распоряжению коменданта города, особыя воинския команды и оповестили, что пожар на заводе не угрожает городу уже никакой опасностью, убеждая возвращаться домой.

От городской управы, по распоряжению члена управы Ленскаго, посланы были на эти же пункты особые уполномоченные с продовольственными припасами – хлебом для взрослых, булками для детей и т.п.

РАНЕНЫЕ УБИТЫЕ И СУМАСШЕДШИЕ

Всю ночь с 14 на 15 и день 15-го в местные госпитали и другия лечебные заведения на автомобилях привозились раненые, подбиравшиеся на Устье в Адмиралтейской слободе, Ягодной и др. Медицинская помощь жертвам пожарища и взрывов была организована городскою госпитальной организацией и местным отделам Краснаго Креста. С этой целью был сформирован особый санитарный отряд, разъезжавший для подачи медицинской помощи пострадавшим от пожара и для уборки раненых. Отрядом руководил доктор А.К.Цынк. Всего раненых было подобрано за 14 и 15 августа около 60 чел.; некоторые из них были помещены на квартирах у своих родственников.

Было задержано на улицах в разное время и в разных местах 4 сошедших с ума и бредивших по поводу переживаемаго Казанью бедствия.

Количество убитых по вчерашний день еще не выяснено с точностью, но оно не значительно.

Убитые попадаются на улицах и в Ягодной и Адмиралтейской и Игумновой и Пороховой слободах.

В числе жертв пожара находится и начальник завода генерал Лукницкий. Во время одного из взрывов ему оторвало руку, и он вскоре умер от потери крови.

Экстренный выпуск газеты «Камско-Волжская речь» от 15 августа 1917 года

Светлана Брайловская.

Благодарим за помощь в подготовке материала Национальную библиотеку РТ и Национальный музей РТ.

Фотографии: из собрания Национального музея РТ
Комментарии
10 лет назад, конечно, но через 13 дней ))) стиль-то старый!
11:53, 14.08.2017 | Илья
Илья, все так. Только не 10 лет назад, а 100.
это видать последствия взрыва-милиция-полиция, УШАКОВ-Ушков, И Т.Д.
21:41, 23.08.2017 | rfpfyvfkft
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости
Loading...