$ 58,93
68,66
Казань +14 °C

​«​С приходом криптовалюты, в наш мир пришла совершенно новая философия​»​

3 июля 2017 | Интервью

В пятницу на первом форуме по блокчейну в Казани рассказали о сенсационной новости: в России собираются легализовать криптовалюты. Соответствующий закон сейчас готовится. Как ожидается, его внесут в Госдуму уже в этом году. Майнинговая лихорадка охватила Россию и страны Восточной Европы, однако каковы будут шаги государство относительно довольно нового экономического явления не было понятно. «Казанский репортер» побеседовал с руководителем вневедомственной рабочей группы по оценкам рисков оборота криптовалюты Госдумы РФ Элиной Сидоренко об особенностях закона и узнал, присоединится ли государство к майнинговой лихорадке, появится ли Роскриптонадзор и какую роль в этом играет депутат Андрей Луговой.

«ДОЛГОЕ ВРЕМЯ МУССИРОВАЛСЯ ВОПРОС ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ…»

Ваше выступление на Blockchain Meetup произвело сенсацию. Неужели криптовалюты легализуют?

– Ну, будем надеяться. По крайней мере законопроект такой готовится рабочей группой совместно с Центральным банком, Росфинмониторингом и остальными членами нашей группы по оценкам рисков по обороту криптовалют.

А какая легализации? Что это будет? Сейчас это ведь даже не объект собственности и при этом есть закон о ЦБ, который запрещает выпускать суррагаты денег.

– Первый законопроект должен быть направлен на объявление всему миру о том, что есть такое криптовалюта, каковы должны быть общие принципы, механизмы, кто должен быть участником этого нового рынка… Для того, чтобы люди понимали, с чем они имеют дело. Это будет рамочный законопроект.

То есть это будет «к городу и миру»?

– Да. Это будет абсолютно рамочный закон, в который будет вплетен основной посыл. Посыл заключается в том, что государство дает возможность бизнесу развиваться, расти, но, при этом, соблюдая определенные правила. Минимальный стандарт правил безопасности. Те, которые уже нынче существуют на финансовом рынке.

– Многие воспринимают это так, что государство, под видом заботы и поддержки, просто хочет обложить новую сферу налогами.

- Понятно, откуда эта реакция. Долгое время муссировался вопрос об уголовной ответственности, и современная общая политика, и опыт Советского Союза, дают основания так думать. Люди насторожены. Сегодняшняя реакция говорит о том, что народ не совсем верит. По сути, у него есть на это все основания. Очень долгое время государство действовало по принципу латания дыр и закрытия рисков.

Но мы не можем так существовать вечно. Мы понимаем, что экономика должна развиваться и у нас есть сейчас уникальная возможность зайти в первый вагон этого поезда, а не в последний. И мы, к счастью, вынуждены менять тактику и стратегию правового регулирования. Мы своими действиями будем доказывать, что мы делаем все во благо. Мы понимаем, что интересы бизнеса и интересы государства в этой части абсолютно совпадают.

Япония уже легализовала криптовалюты.

- Япония первая создала специальное законодательство.

Первая и пока единственная...

- Да, но было бы неправильно говорить, что в других странах не существует регулирования, оно есть. Но оно не обличено в форму такого системного закона, как это сделано в Японии. В остальных станах ограничиваются общими рекомендациями мегарегулятора, какими-то письмами, решениями судов, комиссий, министерств и ведомств. Но не более того. Подзаконная регуляторика, как и в США.

В США уже криптовалюта торгуется на бирже.

– В США она торгуется давно, потому что много лет назад она была признана commodity, то есть биржевым товаром, и дали полную свободу брокерам. Многие страны пошли по этому пути. Все ее допускают и наблюдают. Россия заняла тоже наблюдательную позицию. И те шаги, которые мы делаем, они уже достойны уважения и внимания. Хотя бы потому, что остальные страны и этих шагов не делают.

Принципиально, в чем отличие? Что мы сможем сделать такого, чего нет в США, если закон, который вы прорабатываете буде принят?

– Во-первых у нас другая система права. Если в США статутное право подчас уступает место прецеденту, и это создает некую нестабильность на рынке, наше право иное, для нас самым главным является закон. Это первый наш несомненный плюс. Второй плюс – в США многие вопросы регулируются на уровне штатов. У нас вопросы такого рода полностью попадают под федеральное ведомство. Это тоже закрывает многие вопросы. И, наконец, если долгое время в Соединенных Штатах криптовалюта воспринималась исключительно, как элемент брокерской деятельности, мы в своем понимании толкуем это расширенно. Сейчас есть основания полагать, что у нас не только брокеры включены в этот процесс. Здесь как раз важно на начальных этапах выстроить свое законодательство.

Речь о налогах вообще не идет?

– На первых порах, несомненно. Сейчас основная задача – дать бизнесу развиться. Душить его сразу же налогами неправильно.

– Хорошо, если так, то я перевожу свой реальный доход в криптовалюту и вообще не плачу налоги.

– Нет. Здесь эти вопросы будут урегулированы на уровне законодательства. Оцениваться будет исключительно ваш фиатный доход.

«КРИПТОВАЛЮТА ВАЛЮТОЙ НЕ БУДЕТ, ЭТО ПРИНЦИПИАЛЬНО ВАЖНЫЙ ВОПРОС!»

На любом деловом канале мы видим курсы доллара и евро. Когда мы, наряду с ними, увидим курсы биткоина, эфириума и других криптовалют?

– Уже в недалеком будущем, я думаю. Не хочу делать прогнозы, если регуляторика будете введена, мы от наблюдательной позиции перейдем к участию. Тут важно заметить – мы смотрим курсы валют. Криптовалюта валютой не будет, это принципиально важный вопрос! Рынок не готов сейчас к переходу к криптовалюте как к средству платежа. Это не средство платежа, это некий, выпускаемый любым человеком товар, который может войти в оборот. В нашем понимании это средство накопления и средство обмена. Вы можете как товар купить ее, купить за рубли.

Это будет ближе к акциям?

– Возможно да, за исключением того, что акция это некое выраженное в ценной бумаге обязательство выпустившей ее компании. Применительно к криптовалютам у нас нет лица, которое несет обязанность выполнения. Скорее всего это что-то среднее между товаром, акцией и деньгами. Но от денежной составляющей мы хотим уйти. И не только мы, все западные регуляторы пытаются абстрагироваться от средства платежа. Средством платежа может быть только валюта. Все остальное средством обмена. И применительно к криптовалюте, я думаю она ничего не потеряет, если мы назовем ее объектом обмена. Может быть и наоборот – приобретет. Потому, что ряд нынешних форм контроля ее не коснуться.

Когда планируете вносить законопроект в Госдуму?

– Мы называем октябрь этого года. Он будет вноситься человеком, который, по сути, начинал этот процесс, и под его руководством создана наша группа, это Андрей Константинович Луговой (депутат Госдумы от ЛДПР, в прошлом сотрудник органов государственной охраны России, Подозревается прокуратурой Великобритании в причастности к убийству Александра Литвиненко в Лондоне – прим.ред.). Но законопроект будет внесен только тогда, когда мы пройдем согласования со всеми ведомствами. Сейчас мы работаем в теснейшем контакте с Центральным банком. Позиция у ЦБ весьма и весьма лояльная. Очень компетентная и очень лояльная.

«МЫ БУДЕМ ВЫНУЖДЕНЫ ВВОЗИТЬ ОГРАНИЧЕНИЯ И ЗАПРЕТЫ. ТАКОВА ЖИЗНЬ...»

Казалось бы, криптовалюта эта история абсолютно антигосударственная. Они и созданы были, чтобы стереть на финансовом уровне границы между государствами, корпорациями и выйти из-под контроля государства. Но то, что вы делаете это попытка регуляции. Поддастся ли технология блокчейн госрегулированию или это будет что-то из области запретить торренты или заблокировать Telegram?

– Нет, не в коем случае. Мы просто идем по пути введения в правовое поле того, что уже существует.

Этот закон можно будет «надеть» на криптовалюту?

– Мы его и пишем под криптовалюту. Мы не собираемся надевать что-то что чуждо. Мы хотим идти пошагово. Первое – мы занимаемся криптовалютой. Мы, в конце концов, чему-то даем имя. Прошли те времена, когда право могло моделировать поведение напрямую и всегда. Особенно в сфере гражданского и финансового права. В уголовном, к счастью, положение сохраняется. А вот в гражданском и финансовом, право должно ухватывать те тенденции, которые существуют и максимально вводить их в правовое поле. Вот мы вводим криптовалюту в правовое поле и тем самым делаем самый главный шаг – создаем гарантии защиты лиц, которые могут пострадать в результате аферистических или других ненадлежащих действий со стороны участников рынка.

Роскриптонадзор появится?

– Вряд ли.

А какие механизмы для контроля здесь имеются?

– Вот, вы опять говорите о контроле, технологиях контроля…

Мне хочется принципиально понять – он возможен?

– Не будет ничего принципиально нового, тем более жесткого, применительно к криптовалюте. У нас есть механизмы: законодательство о фондовом рынке, о рынке ценных бумаг, о легализации преступных доходов, о финансировании терроризма. Все это прекрасно работает. Мы просто своим законом запустим щупальца в это законодательство и покажем, что оно применимо и к криптовалютам. Все. Не будет жесткого регулирования. Первое, что мы делаем мы просто легализуем. Наконец, мы просто показываем всем госорганам, всему бизнесу, какой закон смотреть, чтобы отрегулировать свои интересы и защитить их. Все.

Это все здорово звучит. Но, простите, у нас Telegram недавно чуть не заблокировали, из-за того, что через него, якобы, террористы общались. Когда находишься в информационном поле, наполненном новостями о блокировках и закручивании гаек, тенденции госрегулирования интернета очевидны. А здесь, как будто бы совсем иные тенденции.

– Нет, абсолютно никаких иных тенденций нет. Это абсолютно в тренде. Все вещи взаимосвязаны. Развитие некоторых технологий, подчас… Или возникают такие проявления, которые дают государству и мировому сообществу реальные основания опасаться угроз. И когда мы эти угрозы начинаем минимизировать, мы ставим вопрос о запретах. Это совершенно нормальная практика всех стран, и России в том числе. Мы не можем отказаться от запретов. Мы должны понимать, что введение криптовалюты позволит активно развиваться не только хорошим веселым умным людям, но и позволит активно развиваться преступному миру. И чтобы очистить одно от другого мы будем вынуждены ввозить ограничения и запреты. Такова жизнь. По мере развития криптовалюты эти ограничения будут само собой возникать. Но мы не склонны видеть необходимость жестких контрольных и надзорных функций сейчас.

Технология слишком молода, если мы ее сейчас зарежимим, мы просто не сможем выстроить эту индустрию. Индустрия не выстоится в легальном секторе, но она прекраснейшим образом выстроится в теневом. Вот этого мы не должны допустить. Мы должны всю эту пассионарную энергию, которой сейчас огромное количество, повернуть в нужное русло. Естественно будет кто-то кто пойдет по криминальному пути, на них будут запреты. Но по мере того, как мы поймем, что угроза высока и требование необходимо. Да, может быть будет не совсем уютно, не так легко, лет через 5-10, но зато будет мощная регуляторика и будут мощные гарантии.

Как думаете, появятся государственные майгинговые фермы, госкорпорации по добыче криптовалют?

– Я не думаю, что государство будет включено в этот процесс в качестве игрока, по крайней мере в ближайшее время. Я думаю это будет функция наблюдателя и модератора.

Даже не регулятора, а именно модератора?

– Модератора. С приходом криптовалюты в наше сознание, в наш мир пришла совершенно новая философия. Философия транснациональности, отсутствия границ со стороны бизнеса, отсутствие выраженного главы, лидера и полное вынужденное доверие всех в рамках этой модели. Криптовалюта явилась закономерным следствием глобализации. Это уже данность. Идеальная модель глобализации – когда отсутствует «большой босс» и все равны.

Несомненно, эта модель через некоторое время повлияет и на систему государственного управления и мы должны предупредить это. Тут два варианта. Либо остаться на архаичных позициях так называемого лидера. И завтра этот лидер будет забыт, а общество и финансовая система будут развиваться, не смотря на государство, или слегка посмеиваясь над ним. Или мы можем ослабить наши управленческие начала и перейти в режим модерирования процесса. Это поможет раскрыться всем, и государству остаться у руля.

Лет через 5 мы получим совершенно иное общество. Я не склонна разделять мнение тех футуристов, которые говорят, что государств не будет. Будут государства несомненно. Другое дело, что государство будет несколько иное. 100 лет назад никто не мог предположить, что везде будут демократии. Никто не мог считать, что женщина станет президентом и будут однополые браки в Германии. Но это случилось. Так же случилось и с криптовалютой, и системой администрирования. Мы пытаемся быть в тренде.

Это большой плюс. И Центрального банка, в том числе. Все наши начинания окончились бы неудачей, если бы у нас не был настолько продвинутый Центробанк. Нас поддерживают.

Банки будут включены в эту дейтельность?

– Пока не могу ответить на этот вопрос. Могу лишь ответить, что основные контрольные функции будут осуществляться Центральным банком. У него накоплен огромный опыт, у него вся инструментальная база, лучше их никто с этой темой не справится.

Ну и не могу не спросить, у вас есть криптовалюта?

– Да, в нашем семейном кошельке есть криптовалюта.

Для вас это…

– Исключительно эксперимент. Я ученый, мне важно исследовать.


Беседовал Антон Райхштат.

Фотографии: предоставлены Blockchain meetup
Комментарии
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости
Loading...