$ 58,12
69,76
Казань +5 °C

Здесь будет пригород-сад

Работы на Лебяжьих озерах вошли в активную стадию, чем вызвали тревогу у горожан. Беспокойство связано с обилием строительной техники в лесу и не вполне ясной судьбой озер – сейчас на их месте вырыты котлованы. Накануне мэр Казани Ильсур Метшин ознакомился с ходом восстановления водоемов. «Казанский репортер» побеседовал с градоначальником, экологами, строителями и простыми казанцами, которые любят гулять на Лебяжье и выяснил все подробности беспрецедентного проекта по восстановлению озер.

НА ДНЕ ОЗЕРА

– Вот посмотрите, это Большое Лебяжье, 19 гектаров. Представьте зеркало воды и 4 метра глубины – красота! Благоустроенные берега, пешеходные дорожки, велодорожки вокруг, места общепита, санузлы… Просто сказка, – мечтает Ильсур Метшин в духе героев стихов Маяковского. Мы едем по дну будущего озера и ощущение чего-то сюрреалистичного и несбыточного периодически накрывает меня с головой. В то, что через четыре месяца здесь будет полноценное озеро верится с трудом.

– То есть кроме озера здесь появится инфраструктура? – Спрашиваю я.

– Конечно! Это следующий этап.

– А какое-то капитальное строительство предусматривается? Насколько я понимаю, здесь зона особенная… - интересуюсь с плохо скрываемым опасением.

– Нет. Это особо охраняемая природная территория.


По особо охраняемой зоне то и дело ездят Камазы и другая тяжелая строительная техника. Некогда лесная территория сейчас больше похода на стройплощадку. И если бы не информационные щиты, расставленные на подъездах к озеру, наверняка горожане подумали бы, что здесь будет возводиться что-то ну очень масштабное.

– Это озеро благоустраивают, там вот были вывески и дальше еще тоже написано все. Хотят все восстановить, - рассказывает женщина в спортивной форме. Велосипедистов, любителей бега и прогулок по пересеченной местности здесь меньше не стало. – осторожно, грузовики едут, давайте отойдем.

Информационные стенды сообщают, что работы здесь начались еще 6 февраля этого года, и первый этап завершится в конце августа. Все же, что здесь происходит именуется «экореабилитацией системы озер Лебяжье».

Многие горожане не только не знают, что здесь ведутся какие-то работы, но и что вообще существуют несколько Лебяжьих. Со стороны дороги видно только Малое Лебяжье, которое сейчас по площади водной глади, как ни странно, самое большое. Малое является одним из четырех Лебяжьих озер: еще есть Большое, Светлое и Сухое. Некогда они соединялись протоками, но уже с 90-х вода все уходила и уходила…

«УЖЕ В 95-М ГОДУ ЭТИХ ОЗЕР, ПО СУТИ, НЕ ОСТАВАЛОСЬ »

Лебяжьи озера довольно молодые, они образовались под Казанью два столетия назад. Проблемы возникли в 70-е годы прошлого века. Строительство ветки Горьковской железной дороги через лес и Горьковского шоссе привело к горьким последствиям для местной экосистемы. Однако падение уровня воды заметили только спустя пару десятилетий.

– Почему оно высохло? Потому, что у него нет питания от грунтовых вод, а территория водосбора перерезана автодорогами и железной дорогой. Еще в 1995 году у этих озер исчезла жизнь, - рассказывает заведующая кафедрой природообустройства и водопользования КФУ Нафиса Мингазова. Она является крупнейшим специалистом по водным системам в республике. - В 70-х годах положили дороги: железную и автомобильную и территория водосбора сократилась больше чем на 90%. Соответственно, если у озер нет грунтового питания, они стали очень быстро высыхать. Уже в 95-м году этих озер, по сути, не оставалось. Где раньше была глубина 3-4 метра, оставались мелкие впадинки.

Чтобы восполнить глубину требовалась подкачка воды. В 1995 году предложили подавать воду из Юдинского карьера. Его, кстати, начали разрабатывать тоже в 70-е годы. В 1983 году там появилась вода, а к 1987 году уровень воды поднялся до нынешнего. Многие считали, что вода из Лебяжьих озер ушла туда, но это не так. Карьер выше Лебяжьих на 16 метров, а наполнился он потому, что соединяется с Куйбышевским водохранилищем. Лебяжьи же постепенно теряли воду и, не имея подпитки зарастали. Более-менее сохранялось Малое Лебяжье, оно потеряло 14,5% площади. Озера Большое и Светлое заросли наполовину, Сухое и вовсе на 83%.

– В течение последних двух лет было больше 20 совещаний, где рассматривался вопрос: как реабилитировать озера. Мы пришли к выводу, что озеро Сухое Лебяжье, которое заросло лесом просто не нужно восстанавливать. Там хороший лес, краснокнижные виды появились вокруг, достаточно много птиц, много змей. Нет никакого смысла его восстанавливать. Это озеро было самое мелководное. Оно быстрее всех заросло, и сейчас там 10-15 летний лес, – говорит Нафиса Мингазова.


– Прежде чем начать что-то делать все обсудили, и не раз, на экологическом совете. Потому, что масштаб работы огромный и средства немаленькие, – рассказывает по пути Ильсур Метшин, – Хотелось сделать это для людей, чтобы все были довольны и отдыхающие жители Казани, туристы, ну и экологи. Часто мы слышим их голос, но, по тем или иным причинам, не удается реализовать все их пожелания. Вот это тот объект, на котором хочется, чтобы мы сделали в соответствии с самыми строгими нормами экореабилитации и биотехнической реабилитации.

«ПОДОБНЫХ ПРОЕКТОВ В РОССИИ НЕТ»

Сейчас строительная техника готовит котлован. Пока углубляется дно по озеру и вокруг него беспрестанно снуют самосвалы, одни с желтым песком, другие с черным грунтом. Часть земли складируется неподалеку, часть вывозится.

– В город вывозим грунт. Мы его используем для благоустройства улиц, мешаем с землей. Это плодородная земля. А часть остается здесь, после рекультивации мы будем восстанавливать те места, которые повредили при работе тяжелой техникой вдоль берегов. Грунт сохранил все свои свойства, там сохранились семена растений, они в короткое время прорастут и будет такая же зеленая зона, – рассказывает глава комитета внешнего благоустройства Казани Игорь Куляжев.

Для того, чтобы заполнить озера необходим почти миллион кубометров воды. Единственным источником системы озер будет труба диаметром 400 миллиметров, которая тянется с озера Изумрудное (Юдинский карьер). Ее длина около полутора километров. Что-то подобное было и до 2003 года, тогда озера тоже соединялись трубой, но в начале тысячелетия трубу и насосную станцию растащили на металлолом. Теперь такого не случится. Во-первых, труба не металлическая, а полиэтиленовая, а во-вторых проходит она под землей. Ее проложили методом горизонтального бурения.

От Юдинского карьера не убудет, он сообщается с Волгой, так в сравнении с этими запасами, объем воды, необходимый для Лебяжьих озер ничтожен.


За основу взяты границы озер 70-х годов, то есть водоемы восстановят в их полноводном объеме. Озера решили сделать глубиной 4 метра, чтобы здесь можно было и купаться, и оставалось место флоры и фауны. Экологи рассчитали: летом вода прогревается на глубину до двух метров, все что ниже – жизненное пространство обитателей озера. Зимой ситуация подобная, вода промерзает до 1,5-2 метров.

– До этого глубина была не более 1,5 метра, если заливать на такую глубину оно будет просто мертвое. Поэтому, в соответствии с решением экологического совета, в соответствии с проектом делается дноуглубление до 4 метров, – рассказывает Игорь Куляжев прибывшему на место мэру Казани. – Затем будет постелена гидроизоляция на дне, после этого начнется заполнение. Гидроизоляцию мы начинаем класть с 15 июня. Она трехслойная, проведена экологическая проверка этой гидроизоляции, она безопасна.

– А эту изоляцию где-то уже используют на подобных проектах в России? – поинтересовался мэр, и тут же поправил сам себя, - хотя не совсем правильно говорить «подобных объектов», подобных в России нет, чтобы такую экореабилитацию, такой площади, в таких масштабах…

– Да, причем она применяется для агрессивных сред. Мы берем надежную гидроизоляцию, чтобы вода не уходила.

Дно котлована будет многослойным. Грунт выстелят бентонитовыми матами. Это два слоя материи, между которыми прошита бентонитовая глина. В сухом состоянии она как порошок, но как только намокает – увеличивается и создает водоупорный слой. Затем будет пленка полиэтилена низкого давления, которая также будет служить гидроизоляцией. Сверху пленки положат материал, который будет служить для защиты гидроизоляции и «исключит скользкость». Сверху этого слоя насыпят 50-70 сантиметров песка, это будет служить дополнительной защитой и растительным слоем для водорослей.

«ПОСЛЕ 15-ГО МЫ УЖЕ НА ЛОДОЧКАХ ВМЕСТЕ ПРОПЛЫВЕМ»

Жизнь животных и растений в озере – ключевой момент для всей экосистемы. Просто подготовить ванну и залить ее водой будет недостаточно, считают экологи. Вслед за гидротехническими работами, должны непременно начаться биотехнические. Нафиса Мингазова постоянно возвращалась к этой теме во время обсуждения хода работ с мэром:

– После заполнения водой обычно идет этап трофического взрыва, то есть массовое цветение сине-зеленых водорослей начинается, если не делается биотехническая реабилитация. Поэтому всегда для того, чтобы не было цветения воды, делается этот этап. К гидротехнической реабилитации нужно добавить биотехническую.

– Гидротехническую реабилитацию мы делаем и у вас вопросов нет? Все в соответствии с проектом, технологиями, как и должно было быть? – поинтересовался Ильсур Метшин

– Я очень хотела бы подчеркнуть, что часто в практике работ бывает отклонение от проекта. Поэтому здесь нужен очень строгий контроль проектировщиков, экологов, чтобы никаких отклонений не было. У нас территория особо охраняемая, поэтому не должно быть заезда в лес, чтобы не были повреждены краснокнижные растения. Не должно быть складирования нигде по краям, только в границах этого водного объекта. Потом при укладке бентонита нужно следить, чтобы все швы были соединены, это очень важно. Это же междюнные озера, снизу песок, чтобы не ушла вода.

– В этом вы не переживайте. Есть Управление капитального строительства, контроль, экспертиза. Мы здесь в ежедневном контроле. Спасибо за пожелания, но не сомневайтесь, что именно так и будет сделано. Шабашки здесь не будет!

– Что касается биотехнической реабилитации, - вновь вернулась к теме комплексного создания экосистемы Мингазова, - то этой работы еще нет. Этот проект еще нужно создавать. Если его не делать, озеро будет восстанавливаться как экосистема лет 10-15, и более того, оно еще будет цвести. Научно технический совет в Минэкологии принимал этот проект с учетом биотехнической реабилитации. Он включает в себя следующее: воссоздаются все компоненты экосистемы. Это илы, это растительность, это вода из озер. Хотя бы сотую процента привнести из аналогичных озер, то с ней приходит фитопланткон, зоопланктон, бактериопланктон, который необходим для создания экосистемы. Приносим зачатки жизни из других водоемов сюда, и они начинают участвовать в круговороте вещества и энергии и обеспечивать самоочищение водоема и доброкачественную воду. Без этого будем 15 лет ждать.

– То есть нам предстоит обратиться к президенту за вторым этапом? – Спросил Метшин.

– Да, ну я не знаю, к президенту или к спонсорам…

– К президенту. И к спонсорам.

– Но в любом случае у экологов душа радуется, что хотя бы первый этап, гидротехнический идет?

– Ильсур Раисович, я участвовала в трех проектах по восстановлению этих озер. Лично для меня этот проект очень многое значит. Для меня, как для заведующей лабораторией оптимизации водных экосистем, которая более 30 лет изучает вообще эту территорию, это очень важно. И я считаю, что вот этот проект уникален, в таком варианте он нигде не осуществлялся. Если сделаем благополучно, получим лет на 200 водные объекты без проблем. Будут радовать людей.

– На самых важных этапах мы здесь еженедельно проводим планерки. Я хочу вас попросить присутствовать, лично смотреть и если какие-то отклонения вы увидите – прошу нас сразу информировать. До 15 сентября, пока не начнется заполнение воды мы с вами будем встречаться часто.

– Я надеюсь, что и после 15-го…

– После 15-го мы уже на лодочках вместе проплывем.

– Я имею ввиду при посадке растений.

– Да.

КРУГОМ ТАИФ

Экологи считают, что если запустить программу биореабилитации, то уже через год-два начнется восстановление экосистемы. На второй этап, конечно, нужны будут деньги, но существенно меньше, чем на первый. Масштабный проект потребовал не менее масштабных инвестиций. Все расходы взяла на себя группа компания ТАИФ.

- Как же удалось договорится с ТАИФон на гигантскую сумму, - интересуюсь у мэра. Объем инвестиций пока не называют, но очевидно, что вложения тут существенные.

- ТАИФ не впервые что-то на гигантские суммы делает в республике и в Казани. Это одна из социально ответственных компаний. Надо сказать только спасибо. Сумма действительно гигантская. Спасибо им, что они свою прибыль направляют на нужды людей. Все-таки компания нефтехимическая, загрязняя экологию, они таким образом восполняют урон и спасибо им за это.

На берегу будущего озера виднеется внушительных размеров строящееся здание. Которое растет параллельно с дноуглубительными работами на озере. Можно даже подумать, что это одна и та же стройка.

- А это ТАИФ санаторий строит, у них там затон будет. Но мы к нему отношения не имеем, они сами по себе, - рассказывает один из рабочих.

Не смотря на то, что строительство развернулось прямо посреди леса, земля под ним, как утверждают источники «Казанского репортера» к особо охраняемой территории не относятся. Это, вроде как, частная земля с правом на строительство. Вид из окон санатория будет потрясающий.


Антон Райхштат.

Комментарии
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости
Loading...