$ 59,27
69,66
Казань +1 °C

Татарстан: на перекрестке трех коридоров

30 мая 2017 | Мнение

За два дня до заседания Евразийского межправительственного совета, которое прошло в Казани 26 мая, на базе Казанского федерального университета состоялся круглый стол «Поволжье в архитектуре евразийской экономической интеграции». Он был организован по инициативе Евразийской экономической комиссии.

Роль Приволжского федерального округа и, в частности, Татарстана в формировании тенденций развития Евразийского экономического союза, безусловно, высока. Помимо научно-технологического потенциала региона, основой для этого становятся и особенности географического расположения республики. На это обратил внимание в ходе прошедшего обсуждения профессор кафедры алтаистики и китаеведения КФУ Вадим Хоменко, говоря о формировании логистической системы ЕАЭС.

Как известно, Татарстан стоит на пересечении трех значимых транспортных коридоров – «Север – Юг», «Запад – Восток» и «Европа – Западный Китай». Это дает региону возможность не только следить за процессом детальной разработки логистики, но и стать в некоторой мере инициатором действий в области федеральной политики, связанной со строительством и эксплуатацией обозначенных коридоров. Актуальным и по сей день, по мнению ряда участников круглого стола, остается вопрос полноценной загруженности коридоров, хотя данные анализа говорят о целесообразности их функционирования.

К слову, часть коридоров войдет в перспективе в Экономический пояс Шелкового пути. Уже два года, с момента совместного заявления РФ и КНР о сотрудничестве по сопряжению развития Евразийского экономического союза и о проекте по созданию Экономического пояса Шелкового пути, оба проекта в некотором роде являются двумя частями одного целого.

Однако столь удачное, казалось бы, географическое расположение республики с точки зрения развития связей в ЕАЭС становится источником проблем для самого региона, заметил в ходе дискуссии доцент кафедры алтаистики и китаеведения Марат Гибадуллин.

– Территориальная удаленность Татарстана от внешних границ России объективно затрудняет установление стабильных связей с государствами дальнего зарубежья, которые на сегодня являются основными партнерами республики. Статистика свидетельствует о том, что объем внешнеторгового оборота Татарстана, даже несмотря на введенные в отношении России санкции и ответные меры страны, направлен на государства Европы, – отметил эксперт.


По его словам, из стран, входящих в ЕАЭС только с Беларусью и Казахстаном объем внешнеторгового оборота республики можно считать значительным – 6% и 3% от общего объема внешней торговли соответственно. Из государств зоны Экономического пояса Шелкового пути товарооборот с Китаем составляет лишь около 2% от общего объема внешней торговли региона. Удельный вес прочих государств еще меньше. Кроме того, внешняя торговля республики с государствами-членами ЕАЭС и зоны Экономического пояса Шелкового пути носит неустойчивый, нестабильный характер. Таким образом, на данный момент татарстанские товаропроизводители не имеют устойчивых рынков сбыта в странах этого региона мира.

Ситуацию необходимо менять в корне, убежден Марат Гибадуллин. Помочь в решении проблемы могли бы представители Евразийской экономической комиссии, включив в поле своего внимания не только вопросы межгосударственных отношений, но и вопросы развития торгово-экономического сотрудничества между регионами государств, входящих в Союз. Необходимы систематическое изучение, анализ и мониторинг рынков стран ЕАЭС и зоны Экономического пояса Шелкового пути для определения перспектив проникновения и закрепления на них российских региональных товаропроизводителей.

Как отметил эксперт впоследствии, координатором этой работы мог бы стать Институт международных отношений, истории и востоковедения КФУ. Предлагаемый «Центр Евразийских научных и прикладных исследований ВЭС и международных коммуникаций», созданный под эгидой Евразийской экономической комиссии, мог бы специализироваться на изучении внешнеэкономических связей регионов стран-членов ЕАЭС. Научное сопровождение проектов могут совместно осуществлять ИМОИиВ КФУ и АН РТ.

Вспоминая историю развития взаимодействия РФ и КНР по вопросам совместной реализации глобальных проектов государств, доцент кафедры международных отношений, мировой политики и зарубежного регионоведения Альберт Белоглазов напомнил присутствующим о том, что Россия не просто подключилась к проекту Китая, но и выступила с рядом собственных предложений. В частности, затронут был вопрос о включении в экономический пояс уже существующей в России транспортной инфраструктуры – Транссибирской магистрали, Байкало-Амурской магистрали и Северного морского пути. Кроме того, впоследствии между Россией, КНР и Монголией было заключено соглашение о создании еще одного транспортного коридора, проходящего через эти страны. Прорывом для России в этой области стала инициатива, озвученная Владимиром Путиным год назад на Петербургском экономическом форуме, о возможности создания зоны глобального сотрудничества в рамках всего континента – проекте «Большая Евразия».

Все предпринимаемые Россией на данном направлении шаги говорят о том, что она стала полноценным партнером Китая, а не ведомым государством. Однако так ли это на самом деле – таким вопросом задался в процессе дискуссии профессор кафедры алтаистики и китаеведения Ильгизар Хасанов. По мнению эксперта, важно помнить о том, что для Китая Россия выступает своего рода связующим звеном в отношениях с Западом. При этом национальный капитал Китая, становящийся транснациональным, составляет немалую конкуренцию капиталу нашего государства. А, значит, сотрудничая с КНР, мы должны использовать любую возможность получения выгоды. Само понимание выгоды при этом не должно быть примитивным. К примеру, получение средств за транзит по территории страны – это не то, что нужно России от сотрудничества с Китаем. Быть исключительно потребителями китайских товаров тоже нам не на руку.

Выстраивая отношения с КНР, российское Правительство должно думать о том, как придать стимул технологическому развитию своей страны и нивелировать безработицу среди молодого поколения, убежден эксперт. Эти задачи можно решить за счет создания на территории России совместных с Китаем инновационных производств.

– Перенять технологии у Запада или совершить прорыв в этой области самостоятельно для нас на данный момент крайне трудно – это потребует масштабных финансовых вливаний. Найти такие средства в бюджете страны в силу обстоятельств задача не из легких. Перенять же технологии у Китая вполне возможно. КНР решает при нашей помощи свои логистические задачи, мы, в свою очередь, должны предоставлять ему такую возможность на действительно выгодных для нас условиях, – отметил Ильгизар Хасанов.

При этом каждый шаг нужно продумывать более тщательно, нежели это делается сейчас. Основываться надо на итогах работы аналитиков. К примеру, получив от Китая кредит на строительство газопровода из Тюмени к его границам, Россия, по мнению эксперта, скорее проиграла, нежели выиграла: Китай получает проценты по кредиту, пусть и небольшие, получает ресурсы, добытые на территории нашей страны, перерабатывает их и реализует вновь на территории России. Мы же, как видно, проигрываем по всем фронтам. Такие случаи во взаимоотношениях двух государств повторяться не должны, подчеркнул Ильгизар Хасанов.

Возвращаясь к проблемам непосредственно Евразийского экономического союза, стоит отметить, что зачастую страны-члены Союза не понимают, какую игру ведет Россия. У них возникает ощущение, что выгода от подобного взаимодействия не так уж и велика, зато Россия заигралась в «большого брата». Чтобы подобные заблуждения не распространялись в общественных слоях государств, присоединившихся к Союзу, российским специалистам в области дипломатии необходимо вести усердную работу на данном направлении, заметил Альберт Белоглазов.

Кроме того, по мнению эксперта, объединению государств не хватает культурной составляющей в развитии связей.

– Есть экономический аспект взаимодействия – непосредственно сам ЕАЭС, есть военный аспект, реализуемый в рамках Организации Договора о коллективной безопасности, а развития отношений на межкультурном уровне не происходит. Этот момент, безусловно, требует внимания. КФУ мог бы выступить одной из площадок, на которых базировалось бы развитие культурно-гуманитарного сотрудничества, ведь опыт такой работы у вуза и региона огромный – Казань испокон веков считалась связующим звеном во взаимоотношениях Запада и Востока, – резюмировал эксперт.


Алина Искандерова.

Фотографии: prav.tatarstan.ru, rbc.ru, thegreatmiddleeast.com, 4.bp.blogspot.com
Комментарии
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости
Loading...