$ 59,27
69,66
Казань +1 °C

21 - 28 мая 1917


Улеглись немного страсти после февральской революции и отречения Николая II, и газетные публикации стали возвращаться к мирной жизни. Представители разных народностей собрались на съезд в Казани. Максим Горький стал публиковать свои смелые сказки. Наконец, в министерстве образования созрела реформа правописания. А правительство всерьез взялись за моральный облик народа, предостерегая граждан о том, что отныне пьянство будет иметь серьезные последствия. «Казанский репортер» продолжает листать подшивки дореволюционных газет, которые выходили в последний год существования Российской Империи – с 25 октября 1916 года вплоть до дня Октябрьской революции.

«Земская неделя», 28 мая 1917

Пьянство грозит смутой

В вихрь народных страстей, взбудораженных революцией, выпала опять на поверхность наша старая страсть, историческая болезнь русскаго народа, страшная язва государственного организма – это пьянство. За последнее время оно особенно усилилось как в городах, так и по деревням. На почве пьянства начинаются безчинства, драки, насилия, погромы.

Разследования показали, что многие печальные события последних дней источником своим имеют пьянство.

Откуда появилась водка в России? Кто продает ее? Кто спаивает народ? Раньше Россию спаивал царь. Пьянство в России было на руку ему, так как на пьянстве и народной темноте покоился и благородный престол. Теперь Россию спаивает притаившееся, припрятавшаяся черная сотня. Черной сотне нужна смута. Черной сотне нужно, чтобы в России началась анархия, чтобы крестьяне, рабочие, солдаты пошли брат на брата. Черной сотне нужно, чтобы широкой волной разлилось по России пьянство. За водкой придет резня, деревня пойдет против деревни, город против города. И тогда среди общей смуты вылезут из своих нор, попрятавшиеся от народнаго гнева, приспешники стараго строя. Повторяется то, что случилось в 1905 году: враги народа в грязи и крови потопят святое дело свободы, святое дело революции. Этому злу должен быть положен предел. Темные люди думают: кому какое дело, если я гоню водку. Что за беда, если я выпью малость. Так думает каждый темный человек про себя. Но когда миллионы начинают так думать, то получается повальное пьянство, разгул, смута, и выходит, что темные люди за деньги и за водку продадут родную страну в тяжелые для нея дни революции и войны. В свободной России спирт должен идти лишь на лечебныя и промышленные цели, а не для того, чтобы туманить головы граждан.

Никто не смеет ни гнать водку, ни продавать ее другим.

Никто не должен ни покупать водку, ни напиваться.

Раз пьянство грозит стране смутой, то каждый, кто напьется в эти дни, тем самым готовит смуту и делает злое дело против родины.

Временное правительство вполне сознает ту опасность, которая грозит русской свободе со стороны зеленаго змея. Оно принимает строгия меры против пьянства и опубликовало следующее постановление:

От Временнаго Правительства.

В последние дни в некоторых поселениях имели место печальные случаи нападения на винные склады, сопровождающиеся насилием над личностью мирных граждан, разгромами, похищением имущества и массовыми отравлением спиртными напитками.

Подобные поступки, представляющие огромную опасность для завоевания русским народом свободы, должны считаться в особенности недопустимыми в тех случаях, когда они совершаются воинскими чинами, на которых лежит высокая обязанность хранения безопасности государства и спокойствия населения в переживаемое отечеством трудное время.

Считая необходимым положить конец подобнаго рода возмутительным явлениям, угрожающим не только жизни и имуществу отдельных граждан, но и общему порядку и спокойствию страны, временное правительство находит необходимым установить строгия кары для виновных в означенных действиях лиц, которых народ не может не считать изменниками делу революции и врагами народной свободы.

Вследствие этого, временное правительство признало нужным издать особое по сему предмету постановление.

Министр-председатель Кн. Львов

Министр юстиции Переверзев.

Кары за злоупотребления спиртными напитками.

Особое постановление временнаго правительства по вопросу о карах, налагаемых за употребление спиртных напитков, а равно о правонарушении и покушениях на таковыя, связанных с состоянием опьянения, состоялось 13 мая.

Постановление это карает как за появление в публичном месте в состоянии явнаго опьянения, так и за явное употребление спиртных напитков вообще в местах публичных, могущее служить соблазном для окружающих.

Подобнаго рода деяния караются тюремным заключением от 1-1 ½ лет.

В случае присоединения к подобнаго рода преступным деяниям, наличности эксцессов, как-то: насилие над личностью, похищение и порча чужого имущества, врывание в чужое имущество, а равно и покушение на подобнаго рода правонарушение, виновные караются лишением всех прав состояния и ссылкой в каторжныя работы на время от 6 до 8 лет при наличии нарушения и от 4 до 6 лет при покушении на эти деяния.

Но само собой разумеется, что карательные меры без содействия самого населения безсильны принести положительные результаты. Поэтому все, кому дорого отечество, дорога свобода и порядок, кто заботится о народном здоровьи и благополучии, тот должен стать на страже трезвости.

У всех еще в памяти те бедствия, которыя являются результатом пьянства, и возврать его да еще в такой ответственный момент, как переживаемый, был бы гибельным для всего государства.

К.

«Земская неделя», 28 мая 1917

Министр народнаго просвящения А.А.Мануйлов обратился к попечителям учебных округов с предложением принять меры к осуществлению реформы русскаго правописания с начала будущаго учебнаго года. Указав, что в ближайшие дни министерство сообщит начальникам учебных заведений соображения относительно практическаго осуществления настоящей реформы русскаго правописания, циркуляр предлагает принять к руководству ряд основных пунктов, касающихся упрощения русскаго правописания. Между прочим, совершенно исключаются из русскаго алфавита буквы «ъ», «о», «i», буква «ъ» исключается в конце слов и частей сложных слов, но сохраняется в середине слов, в значении отделительнаго знака. Предлагается писать в родительном падеже прилагательных причастий и местоимений «ого» и «его», вместо «аго» и «яго»; писать в именительном и винительном падежах множественнаго числа женскаго и средняго рода прилагательных причастий и местоимений «ые» и «iе», вместо «ыя» и «iя», писать «они» вместо «он» и т.п.

«Земская неделя», 28 мая 1917

Под мелкими народностями Поволжья разумеются: чуваши (более 1 мил. душ), черемисы (400 тыс.), вотяки (400 тыс.), мордва (1 ½ мил.), зыряне (200 тыс.), пермяки (100 тыс.), калмыки (200 тыс.), крещеные татары (165 тыс.)

Каждая из этих народностей имеет свои особенности, свои нужды. Обсудить их каждая народность послала в Казань своих представителей.

На съезд явилось свыше 500 человек, эта масса представляла самую пеструю картину костюмов: духовные, штатские и военные в офицерских и солдатских мундирах, крестьяне в русских и национальных одеждах; особенно выделялись черемисы в своих белых кафтанах с национальными черемисскими шапками. Это были представители религиозной секты «Кугу-сорта». Яычники других наций были представлены пропорционально их общему количеству.

В смысле умственнаго развития представители различались таким образом: около 20 лиц с высшим образованием, свыше 300 со средним; остальные – либо с образованием двухклассного училища, либо с образованием начальных школ.

Часть инородческакого крестьянства имела в руках наказы, каковы были даны изюранным их избирателями. В наказах говорилось кратко о земле, школе, религии, местном самоуправлении. Земля должны быть получена крестьянами бесплатно; школы и богослужения должны быть построены на основе родного языка. Местное самоуправление должно быть построено так, чтобы каждой народности было обезпечено представительство пропорционально ея количеству.

Духовенство должно быть обезпечено в счет государства.

Вопросы ставились чрезвычайно разнообразные и нередко одна постановка совершенно уничтожала другую. Особенно это надо сказать о докладах, привезенных на съезд.

Так, один доклад выходит достаточным, если родной язык будет орудием преподавания в начальной школе в течение первых 2-3-х лет, другой доклад находит нужным для инородцев установить особый тип школы, подготовляющий к русской школе; из этой школы ученик может поступать прямо в русскую начальную школу с русским языком преподавания; язык же данного народа изучается здесь наравне с прочими предметами, как предмет преподавания.

Были доклады и с очень широким развитием начал национальной школы; допускалась мысли о возможности для каждой народности национальной средней школы.

Чтобы обсудить подробно все течения, были избраны 4 комиссии: школьная, церковная, издательская и по местному самоуправлению. Последней комиссии были переданы все доклады по политическим, экономическим и социальным вопросам. В каждую комиссию вошли представители ото всех народностей, из интеллигенции и крестьянства. Помимо этого, чтобы каждая народность могла понять сама себя, определеннее формулировать свои пожелания, образованы были национальные секции, с участием лишь одной данной народности. Заседания комиссий шли ежедневно начавшись в 5 ч.веч., продолжались до 2 ч.ночти. Тоже самое надо сказать и о секциях. Дебаты были очень оживленные, в комиссиях на русском, а в секциях на языках даннаго народа.

Раньше всех закончила свои работы издательская комиссия, 4 дня дебатировались вопросы церковнаго характера и по местному самоуправлению. Школьная комиссия едва успела закончить свои занятия через 6 дней, работая изо дня в день от 5 ч. веч. часто за полночь.

Изготовленные доклады прочитывались на общих собраниях.

Первым был изготовлен доклад В.М.Васильева о Казанской учительской семинарии. Совместно с другими лицами автор собрал материалы касательно семинарии. Материалы эти наглядно показывали съезду, что за дело образования инородцев в семинарии после Н.И.Ильминскаго и Н.А.Бобровникова брали лица, совершенно ничего не знавших по инородческому вопросу, а во времена министров Кассо и Кульчевскаго прямо-таки враждебно настроенные к инородческим языкам.

Вывод по отношению к Казанской учител. семинарии был ясный: нужно ее вернуть к направлению, данному Н.И.Ильминским, самую семинарию именовать так: Казанская инородческая учительская семинария имени Н.И.Ильминскаго.

Съезд этот вывод сделал и, кроме того, постановил просить председателя съезда Н.А.Бобровникова начать немеждленныя сношения по этому вопросу с министерством нар.просв. Аналогичное, хоть и в этом заседание, отношение съезда было и к семинариям в других местах. Глазовская (Вят.губ.) в центре вотскаго семинария должна быть преобразована применительно у нуждам школьного образования вотяков, Шихрановская (Каз. Г.) – для чуваш, Бирская (Уфим.губ.) – для черемисов и т.д.

В следующия заседания заслушивались и обсуждались доклады комиссий по местному самоуправлению, по издательскому, церковному и затем школьным вопросам.

Многия уездные земства, несмотря на свой исключительно инородческий состав, не имели своего национальнаго представительства. Бывало так, что чисто в черемисском земстве работали лица, не имевшие ничего общаго с черемисами. Разумеется такой порядок был ненормальным. С точки зрения каждой народности справедливее пропорциональное представительство во всех учреждениях того или иного района.

Нельзя назвать нормальным и того порядка, когда судья говорит только по-русски, а подсудимые по-чувашски или черемиски. Посредничество переводчика не обезпечивает ту или иную сторону; необходим такой состав суда, в котором и другая сторона говорили бы на общем языке; на первых порах институт судей может составляться из лиц со среднем образованием, прошедших предварительно практический курс судебнаго дела.

В. Ш-ский

«Земская неделя», 21 мая 1917

По один бок земли жили Кузьмичи, по другой – Лукичи, а между ними – река.

Земля – место тесное, люди – жадны и завистливы, и от того между людьми из-за всякаго пустяка – драки; чуть-что кому не понравилось – сейчас – ура! И – в морду.

Раздерутся, поедят друг друга, и давай прибыли убытки считать: сосчитают – что за чудо? – Будто и хорошо дрались, вовсе безпощадно, а выходить – невыгодно!

Разсуждают Кузьмичи:

- Ему, Лукичу-то, красная цена – семь копеек, а убить его рупь шесть гривен стоило. Что такое?

Лукичи тоже соображают:

- Живой Кузьмич даже по самоличной оценке ни гроша не стоит, а уничтожить его – 96 коп. вышло!

- Как это?

И со страха друг перед другом решают:

- Надо оружия побольше завести, тогда война скорее пойдет, и убийство дешевле стоить будет.

А купечество ихнее, мошну набивая, кричит:

- Ребята! Спасай отечеству! Отечества дорого стоит!

Наготовили оружия без числа, выбрали подходящее время и давай друг друга со света сживать!

Бились, бились, победили друг друга, ограбили, - опять прибыли-убытки считать – что за наваждение?

- Однако, - говорят Кузьмичи, - что-то неладно! Намедни по рупь шесть гривен убивали, а ныне за каждую погубленную душу шестнадцати целковых вышло!

Унывают! А Лукичам тоже невесело.

- Швах дело! Так дорого война обходится, хоть брось!

Но, как люди упрямые, решили:

- Недобно, братцы, смертоубойную технику пуще прежняго развивать!

А купечество ихнее, мошну набивая, орет:

- Робята! Отечества в опасности находится!

А сами, потихоньку, цены на лапти поднимают и поднимают.

Развили Лукичи с Кузьмичами смертоубойную войну, победили друг друга, пограбили, стали прибыли-убытки считать – хоть плачь!

Живой человек ни почему не ценится, а убить все дороже стоит!

В мирные дни жалуются друг другу:

- Разорит нас это дело! – говорят Лукичи.

- В корень разорит! – соглашаются Кузьмичи.

Однако, когда чья-то утка неправильно в воду нырнула – опять разодрались.

А купечество ихнее, мошну набивая, жалуется:

- Ассигнации эти – просто замучили! Сколько их не хватай – все мало!

Семь лет воевали Кузьмичи да Лукичи, лупят друг друга нещадно, города уничтожают, все жгут, даже пятилетних младенцев заставили из пулеметов палить. До того дошли, что у одних только лапти остались, а у других – ничего, кроме галстухов, - нагишем ходят нации.

Победили друг друга, пограбили, стали прибыли-убытки считать – так и обомлели и те, и эти.

Хлопают глазами и бормочут:

- Однако! Нет, ребята, видно, смертобитное дело окончательно не по кошелю нам! Глядите-ка, – на каждаго убитаго Кузьмича – по сто целковых вышло. Нет, надобно принимать другие меры…

Посоветовались, да и вышли на берег всем гуртом, на другом берегу враги стоят, тоже стадом.

Конечно, стесняются, глядят друг на друга, и стыдно им. Помялись, помялись и кричат с берега на берег:

- Вы чего?

- Мы – ничего. А вы?

- И мы – ничего.

- Мы – просто так, на реку поглядеть вышли…

- И мы…

Стоят, чешутся, которым стыдно, а другие охают в грустях.

Потом опять кричат:

- У вас дипломаты есть?

- Есть. А у вас?

- И у нас.

- Ишь вы!

- А – вы?

- Да, ведь мы-то что же?

- А – мы? И мы тоже…

Поняли друг друга, утопили дипломатов в реке и давай говорить толком:

- Знаете, по что мы пришли?

- Будто знаем!

- А - по что?

- Мириться хотите.

Удивились Кузьмичи:

- Как это вы догадались?

А Лукичи ухмыляются, говорят:

- Да ведь мы сами - тоже за этим! Уж больно дорого война стоит.

- Вот это самое!

- Хоть вы и жулики, однако давайте жить мирно, а?

- Хоша вы тоже — воры, но мы согласны!

- Давайте жить по-братски, ей Богу - дешевле будет!

- Идет!

Радостно стало всем, пляшут, скачут, точно бесноватые, костры развели, девиц друг у друга умыкают, коней крадут и кричат друг другу, обнимаясь:
- Братцы, милые, хорошо-то как, а? Хотя вы и... так сказать...

А Кузьмичи в ответ:

- Родимые! Все мы - одна душа и едино суть. Хоша вы, конечно, и того... ну - ладно!

С той поры живут Кузьмичи с Лукичами тихо, мирно, военное дело вовсе забросили и грабят друг друга легонько, по-штатски.

Ну, а купечество, как всегда, живет по Закону Божию...

(«Новая Жизнь»)

М.Горький

Комментарии
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости
Loading...