$ 59,36
69,71
Казань +19 °C

Третьяковка в Казани: всерьез и надолго!

28 апреля 2017 | Культура


Картины Михаила Врубеля, Кузьмы Петрова-Водкина, Николая Рериха, Константина Коровина, Петра Кончаловского, Михаила Ларионова приехали к нам! Полотна, которые редко покидают залы Третьяковской галереи, представлены на выставке «Гений века». Ее, без всякого сомнения, можно назвать главным выставочным проектом года в Казани. Экспозиция смогла объединить четыре музея: Третьяковка и татарстанский музей ИЗО наполнили картинами центр «Эрмитаж-Казань» в Казанском Кремле. Обозреватель «Казанского репортера» Айрат Бик-Булатов одним из первых увидел новую выставку и спешит поделиться впечатлениями.

Две истории параллельно разворачивались перед журналистами, пришедшими на пресс-показ грандиозной выставки «Гений века» (здесь это вполне уместный эпитет: шедевры из «Третьяковки» в Казани – не шутки вам!), открывающейся для широкого зрителя уже 29 апреля.

И первую историю представляли основные спикеры официального открытия, среди которых руководители всех четырех музеев (оцените масштаб!), объединившихся для данного проекта, да еще и помощник президента Татарстана Наталия Фишман. Четыре музея это: Государственная Третьяковская галерея, Государственный Эрмитаж, Государственный музей-заповедник «Казанский Кремль», и опять-таки Государственный музей изобразительных искусств Республики Татарстан. Директора практически всех названных музеев – здесь. Не хватает только Михаила Пиотровского, который не смог присутствовать, зато с нами его заместитель и главный хранитель музейной коллекции Государственного Эрмитажа Светлана Адаскина. Уровень серьезнейший!


Вторую же историю журналистам представляла всего одна хрупкая девушка – Ольга Фурман. Она – куратор выставки и главный рассказчик, наш «вергилий», вожатый по выставке, объясняющий, почему и как отбирались для нее картины, принципы их расположения, наконец, драматургию выставки. Каждая выставка – это ведь как маленькая жизнь. Логика развертывания экспозиции имеет свою завязку, развитие, кульминацию, если хотите, и финал… И мы проживали эту выставку вместе Ольгой, как проживали бы чью-то жизнь. Судьба русского авангарда – от его предчувствия (работы русских символистов и импрессионистов) в начале 1900 и до последней неравной схватки с широкоступым, накрывающим подошвами все цветы соцреализмом рубежа 1920-1930-х – развертывалась перед нами вместе с убедительными и чуточку взволнованными комментариями Ольги!

Однако и первая история заявляла о себе весьма громкими эпитетами, например, такими: «Мы начинаем новую эпоху» (помощник президента РТ Наталия Фишман); «Музейный мир Татарстана поднимется на другой уровень» (генеральный директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова). Действительно, перед нами не просто выставка. Присутствовавшая также на открытии Оксана Бондаренко, исполнительный директор фонда поддержки Третьяковской галереи, в кулуарных разговорах с журналистами пояснила: этот проект – промежуточный шаг между классической выставкой и открытием филиала Третьяковки. Это идея президента Татарстана Рустама Минниханова, чтобы в Казань приехала не просто одна выставка, а было налажено полноценное сотрудничество со знаменитой галереей.

И теперь намечено аж 4 крупных выставки. Нынешняя проходит в стенах казанского центра Государственного Эрмитажа. Следующий проект, посвященный деятельности мирового пионера светомузыки, академика, казанца Булата Галеева (умершего в 2009 году) и возглавлявшегося им НИИ «Прометей», пройдет в Москве и в Казани. В залах Третьяковки намечается также выставка Свияжского иконостаса, а еще одна выставка – готовится в обновляемых стенах ГМИИ РТ. Кроме того, в июне специалисты Третьяковской галереи проведут мастер-класс для казанских музейщиков по работе с людьми с ограниченными физическими возможностями.

А «новая эра» выражается еще и в том, что москвичи привезли в Казань новейшие музейные технологии – не просто выставили картины из своих коллекций, но и полностью оборудовали павильоны. За две недели залы центра «Эрмитаж-Казань» полностью преобразились, стены изменили цвет и фактуру, была особым образом установлена подсветка картин. На свет обращали самое пристальное внимание – от этого очень зависит восприятие картин, весь образ выставки. Самое важное, что все это оборудование (свет и прочее) потом останется в Казани.


Директор ГМИИ РТ Розалия Нургалеева не скрывала радости: «Наши картины здесь так замечательно смотрятся»! И впрямь смотрятся! И точно: не только картины Третьяковской галереи, но и нашего татарстанского музея! Выставка и задумывалась изначально с целью воссоединения в едином галерейном пространстве нашей и московских коллекций. Когда-то многие из картин входили в общие собрания, после революции по советской программе перераспределения произведений искусства многие из них оказывались в провинциальных музеях. И вот на казанской выставке некоторые картины даже одной серии, наконец, воссоединяются. Например, впервые за многие годы окажутся рядом «Провинциальная франтиха» и «Провинциальный франт» Михаила Ларионова (обе картины 1909 года, но первая сейчас хранится в казанском музее, а «франт» - в Третьяковской галерее). По такому же принципу объединены две картины Натальи Гончаровой на еврейскую тематику. Про казанскую коллекцию, представленную на выставке, Зельфира Исмаиловна говорит в превосходных тонах: «Феноменальная, фантастическая коллекция, заслуживающая самого пристального внимания».

Постигаем, «пробуем на вкус» эти современные музейные технологии мы уже снова вместе с Ольгой Фурман. Каждый зал выставки имеет свой цвет, и это не случайно… Начинается все с символистов: метущиеся, демонические (недаром открывает выставку известное казанцам врубелевское панно «Полет Фауста и Мефистофеля») – им предпослан темно-бирюзовый цвет стен галерейного зала. Его же, Михаила Врубеля, «Царевна-Лебедь» – главная картина не только зала символистов, но и всей выставки (ее «жемчужина и символ», как пишут в релизе кураторы). Эта картина – часть постоянной экспозиции Государственной Третьяковской галереи и редко покидает ее пределы, ее приезд в Казань – большая удача для наших ценителей живописи.


– Мы буквально выросли на этой картине, – делится еще один гость пресс-показа Алена Долецкая, главный редактор журналов Interview Russia и Interview Germany, первый главный редактор VOGUE Russia, член жюри национальной премии «Большая книга». – Но посмотрите, как по-особенному она смотрится здесь! Какое у нее здесь окружение, это совершенно новое ощущение! Это как долгожданный брак любимых, волнующий водоворот!

В этом же зале – картина «Гармония» Борисова-Мусатова, дореволюционные портреты молодых Ахматовой и Николая Гумилева. Здесь же картина Петрова-Водкина «У фонтана» (1906 г.). Врубелевская «Царевна-Лебедь» задает контексты, важные и для всей выставки, озвученные куратором. Это, прежде всего, «поиск идеалов красоты в пространстве самого искусства», а также тема по-новому раскрывающейся женственности, от мистических образов ранних символистов до автопортрета Зерновой (начало 1920-х), с которого смотрит на нас уверенная в себе женщина молодой Советской России.

Но это уже последний зал, в котором на самом деле гораздо чаще мы видим не уверенность, а, напротив, изломы линий и пространств в поздних натюрмортах Петрова-Водкина и Альтмана, попытки вписаться в новое пространство искусства художников прежних школ – Денисова, Фалька и прочих. Останавливаемся у картины Фалька «Женщина в красном костюме». Ольга Фурман комментирует: «Та же техника, тот же язык, но драматургия другая». Мы видим здесь художников, сопротивляющихся соцреализму, пытающихся сохранить свою индивидуальную технику, как-то приспособить под новый соцзаказ. Специально выбраны для экспозиции те художники, у которых не получилось полностью и хорошо вписаться либо наступить на горло собственной песне, которые продолжали делать попытки собственного своеобычного высказывания.


Эта скрытая трагедия художников явлена перед зрителем не в лоб, разворачивается перед нашими глазами постепенно. После темного зала символистов мы попадаем в светло-зеленый – русских импрессионистов. Тут и Коровин, и Грабарь. Рядом – картины Бялыницкого-Бирули. Застревающая в мозгу фраза гида: «национальная тематика русского импрессионизма». Это тоже надо отметить, поскольку нынешняя выставка про авангард – одновременно очень русская выставка!

Следующий зал ярко-синий – примитивисты! Синий – именно яркий, эмоциональный, подчеркивающий картины цвет. Здесь и Ларионов, и Гончарова. Главное место в зале – Нико Пиросмани! Ларионов его особенно ценил. В творчестве грузинского самородка Нико столичные мэтры особенно выделяли два аспекта: во-первых, то, что он самоучка и не связан с академическими школами; а во-вторых, его аскетичность и даже аллюзию на иконопись в его работах. Тема иконы, ее простоты – важное веяние в русском изобразительном искусстве в 1913 году.

Красный зал – художники «бубнового валета». Вот где авангард в полном соку! Именно в этой части больше всего картин нашей, казанской коллекции ГМИИ РТ. «Не каждая картина выдержит красный цвет павильона, – поясняет Ольга Фурман. – Красный цвет – бунтарский, но этим картинам как раз такой цвет и подходит! Недаром Валентин Серов как-то аттестовал работы своего ученика Машкова: «Это не живопись, а фонарь!». Работы Машкова, Кончаловского, Мильмана, Фалька, Лентулова, натюрморты Рождественского с сильной сезанновской нотой представлены в этом зале.

Возвращаясь к Серову, которого мы только что процитировали... Конечно, у всех в памяти недавние грандиозные очереди на выставку работ этого художника в Третьяковской галерее, когда даже пятнадцатиградусные январские морозы не останавливали поклонников живописи, выстаивавших несколько часов на улице ради встречи с любимыми картинами. Заговорили даже о новом культурном феномене! И сейчас о нем говорили, в день открытия казанской выставки. «Сам факт очередей в музеи, конечно, важен, но наша задача еще более широкая: фокусирование общественного внимания на музейных собраниях». Это сказала директор Государственной Третьяковской галереи Зельфира Трегулова, в конце презентации она снова взяла слово:

– Вы знаете, моим двум дочерям сейчас 33 и 35 лет, я очень люблю это поколение, они свободно мыслят. Очень важно, что нашу сегодняшнюю выставку делали молодые люди… куратор - Ольга Фурман, архитектор (организация залов, пространства выставки) – Агния Стерлигова…


Очень символично! Выставка «Гений века» заканчивалась эпохой преддверия торжества соцреализма, то есть того времени, когда художникам запрещено уже было свободомыслие, колесо русского авангарда, прежде бежавшее, и мы еле поспевали за ним, переходя по разноцветным залам от картины к картине, теперь замедляло свой бег, чтобы вскоре уже совсем остановиться. Мы видели это, в работах последнего зала… Однако, самая последняя картина проекта – художника Аркадия Рылова – неожиданно задает мажорную ноту! Мерещилась в этом какая-то уступка что ли? Хочется дать зрителям надежду, провозгласить торжество света! И вот на презентации нам объявляют: «Выставку готовили молодые люди! Люди, которые мыслят свободно!»

Что ж, может, колесо запускается заново?

– Отличная выставка! – говорю я куратору и гиду Ольге Фурман под конец нашего прохода по залам.

– Правда? – несколько смущенно откликается она. – На самом деле, это моя первая выставка!..


Это молодое смущение столь контрастирует с теми громадными планами сотрудничества Государственной Третьяковской галереи с татарстанскими музеями и республикой в целом, которые были озвучены нам на презентации выставки главными спикерами, что невольно улыбаешься. Но на самом деле, обе эти истории важны и неотделимы друг от друга. Выставка «Гений века» работает почти до конца сентября, успейте ее посетить, это и важно, и просто здорово!


Айрат Бик-Булатов.


ФОТОРЕПОРТАЖ











Фотографии: Михаил Захаров
Комментарии
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости
Loading...