$ 59,54
67,68
Казань +15°C

Домашний арест –​ грустный праздник

25 апреля 2017 | События

Президента ассоциации малого и среднего бизнеса РТ Хайдара Халиуллина сегодня, 25 марта, из СИЗО перевели под домашний арест. Верховный суд РТ изменил ранее принятое решение Вахитовского райсуда Казани об избранной мере пресечения. В деле Халиуллина семь эпизодов, квалифицированных по ч. 3, ч. 4 ст. 159 УК РФ, как «мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в крупном и особо крупном размере». «Казанский репортер» разбирался, в чем именно обвиняют президента республиканской ассоциации малого и среднего бизнеса.

Информацию о переводе Хайдара Халиуллина под домашний арест в зале суда встретили аплодисментами. Не успел еще судья дочитать решение, как присутствующие кинулись поздравлять обвиняемого. Сам Халиуллин в зале не присутствовал, он участвовал в заседании по видеосвязи. Вытирая слезы, глава ассоциации малого и среднего бизнеса вполголоса благодарил слушателей и участников процесса. «Подарок» с домашним арестом пришелся как раз к дню рождения обвиняемого, сегодня ему исполнилось 63 года.

Хайдар Халлиулин во время заседания суда 25 апреля.

После того, как Вахитовский райсуд 14 апреля арестовал Хайдара Халиуллина, в сети появилось открытое письмо бизнес-сообщества в поддержку лидера. Под документом подписались 378 человек: предприниматели, экономисты, бухгалтера, студенты и простые жители Татарстана – те, кто посчитал несправедливым арест президента ассоциации. В качестве аргумента они привели постановление пленума Верховного суда России в редакции от 24 мая 2016 года, в котором говорится, что судам нельзя избирать содержание под стражей в виде меры пресечения, если преступление совершено в предпринимательской или коммерческой сфере. Также в письме приводятся слова прокурора РТ Илдуса Нафикова. Он на коллегии надзорного ведомства тоже осудил аресты предпринимателей и назвал их недопустимыми.

Сегодня во время слушания по апелляционной жалобе адвокат Халиуллина Павел Мазуренко заявил, что, если суд не сочтет возможным изменить для его подзащитного меру пресечения на домашний арест, возможны и другие варианты. Например, освобождение под поручительство высокопоставленных лиц или под денежный залог. По его словам, предоставить залоговую сумму готовы несколько крупных предпринимателей. Позже защитник сказал, что именно этот довод сыграл немаловажную роль в переводе его подзащитного из СИЗО под домашний арест.

Но с чего вообще началось дело?

По версии следствия, история берет начало в 2014 году. Предположительно с этого времени ассоциация малого и среднего предпринимательства способствовала бизнесменам в быстром получении субсидий по программе «Лизинг-грант» за дополнительную плату. Уголовное дело возбуждено по ч. 3, ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в крупном и особо крупном размере), предусматривающей до шести лет лишения свободы. Ключевым фигурантом дела стал экс-руководитель комитета по информационным технологиям ассоциации Тимур Аюпов.

Аюпов помогал оформлять документы фирмам-однодневкам, которые заведомо обозначались победителями (конкурса – ред.). После получения грантов, фирмы испарялись. Никакое оборудование, документация уже не проверялись, – сообщил источник «Казанского репортера», близкий к следствию.

По предварительной версии, Халиуллин лоббировал интересы Аюпова в конкурсной комиссии при Минэкономики РТ. Следствие оценило ущерб по уголовному делу «Лизинг-гранта» в 20 миллионов рублей. Среди фигурантов дела 24 человека. Сам же Халиуллин своей вины не признает и утверждает, что не знаком ни с кем из обозначенных в деле лиц, за исключением Тимура Аюпова.

Тимур Аюпов.

Я обвинение не признаю, в предварительном сговоре ни с кем не состоял. Я не знаю никого из тех, кто указан в постановлении об обвинении, кроме Тимура Аюпова. Я чувствую моральную ответственность за произошедшее, за то, что Аюпов участвовал в конкурсе по доверенности. Что директора некоторых фирм подделали документы и обналичивали деньги, я не в курсе, – заявил сегодня Хайдар Халиуллин на заседании.

Программа поддержки предпринимательства «Лизинг-грант» распространялась на тех бизнесменов, кто заключил договоры лизинга для реализации готовых бизнес-проектов. Размер субсидий определялся исходя из срока существования фирмы и суммы договора лизинга: 45 процентов – для начинающих предпринимателей, от 30 процентов – для действующих и до 50 процентов – для резидентов промышленных площадок муниципального уровня. То есть программные субсидии покрывали часть расходов на оборудование. На деле же при помощи Аюпова сфера деятельности предпринимателей и другие условия не имели никакого значения: гранты получали те, кто мог за них заплатить.


«Казанский репортер» связался с одним из участников программы «Лизинг-грант». По просьбе собеседника мы не называем его имени.

Несколько лет назад мы узнали о программе «Лизинг-грант» и через знакомых быстро вышли на человека по имени Тимур (вероятно Аюпова – ред.). Он нам все расписал и объяснил. Сложилось впечатление, что человек занимается этим не первый месяц, тем более, он гарантировал, что со своей стороны прикроет и нас, и себя. Вот мы и согласились, деньги-то на развитие нужны. От нас требовался пакет липовых документов: платежки из банков, состояние счетов, документы фирмы. Мы их только печатали, все печати делал Тимур, – сообщил наш собеседник.

По его словам, вместе с Тимуром над так называемыми проектами работали некие Айдар и Михаил. Они выступали в качестве посредников: принимали и отправляли документы, регулярно держали связь с предпринимателями. Точную суммы за услуги Аюпов не называл, предприниматели выплачивали ему проценты с гранта.

По факту получилось так, что мы отдали почти 50 процентов. Тимур брал только наличкой, а грант перечислялся на расчетный счет. Он нам впоследствии предложил и обналичить эти деньги через свои какие-то фирмы, за что, собственно, тоже списал так называемую комиссию, – рассказал информатор.

К примеру, с одного миллиона 40 процентов списывались за предоставление услуг, еще шесть процентов – за обналичивание. Сейчас предпринимателя обязывают вернуть полную сумму гранта и дать показания по этому делу. Об участие в деле Хайдара Халиуллина он ничего не знает, лично с президентом ассоциации МСП не встречался.

Павел Мазуренко.

Ни в одном из протоколов (допросов – ред.), с нашей точки зрения, нет прямых доказательств того, что он участвовал в каких-либо хищениях. Мой подзащитный обвинение не признает, хотя считается ответственным в сложившейся ситуации, в первую очередь потому, что доверился недостойным людям, в том числе и гражданину Аюпову, – поясняет адвокат Павел Мазуренко.

Халиуллин пробудет под домашним арестом до 12 июля. Сейчас такая же мера пресечения избрана и для его жены Марины Халиуллиной. Тимур Аюпов же до окончания расследования отсиживается в СИЗО.


Регина Гималова.

Фотографии: Регина Гималова, inkazan.ru
Все новости
Loading...