$ 59,36
69,71
Казань +13 °C

Как чиновник парламент отрицал

28 марта 2017 | События

Средняя взятка в Татарстане составляет около 35 тысяч рублей, в день правоохранительные органы оформляют по три преступления коррупционной направленности, а вот парламента у нас, как выяснилось, нет. Сегодня, 28 марта, представители власти рассказали журналистам, как строилась работа по противодействию коррупции в минувшем 2016 году. Информацию представили заведующий организационным отделом Управления президента РТ по вопросам антикоррупционной политики Алексей Панкратов, заместитель председателя Комитета РТ по социально-экономическому мониторингу Ольга Семенова и зампред общественной палаты РТ Кирилл Пономарев. «Казанский репортер» представляет краткую сводку по всем затронутым темам и задается рядом вопросов.

Пожалуй самым неожиданным заявлением на пресс-конференции стало откровение об отсутствии в стране законодательной ветви власти. Что именно имел ввиду заведующий орготделом Управления президента РТ по вопросам антикоррупционной политики Алексей Панкратов, он не пояснил. То ли продемонстрировал отсутствие знаний политического устройства страны и республики, то ли поставил диагноз политической системе.

Парламентское расследование? Ну, в странах, где есть парламент, наверное, хорошо может повлиять. У нас парламента нет, – заявил Алексей Панкратов, когда разговор зашел об инициативе депутатов о проведении внутреннего парламентского расследования по вопросу крушения Татфондбанка.

Как нет парламента? Чем тогда является Госсовет в Татарстане? Об этом Панкратов решил не рассуждать. По его мнению, решать подобные проблемы могут исключительно представители правоохранительных органов, а народные избранники в этом вопросе не значат ничего.


Парламент, в принципе, представительный орган. У нас представительным органом является Государственная Дума и Совет Федерации. Такая форма, как парламентское расследование, в нашей стране не является широко распространенной. Я не видел, по крайней мере, – заверил Алексей Панкратов. – В нашей стране пока ни такой формы, ни такого нормативного обеспечения не существует. Поэтому эффективный метод расследования – уголовный.

Вероятно, представитель Управления президента РТ по вопросам антикоррупционной политики не знал об инициативах в парламенте и не знаком с конституционным нормами, поэтому и воспринял наш вопрос как нечто невероятное для российской действительности. В частности, основной акцент он сделал на результатах проверок управления и антикоррупционных комиссий и на последующем возбуждении уголовных дел со стороны правоохранительных органов.

Алексей Панкратов.

Национальный план противодействия коррупции прежде всего предусматривает тот самый контроль доходов и расходов, и в принципе эту работу мы организовали. В частности, нашим управлением были проанализированы доходы и расходы лиц, занимающих государственные должности в РТ. Выявлено, что у ряда из них имеются расхождения, которые послужили основанием для назначения проверок, – сообщил Алексей Панкратов.

Эти проверки впоследствии выявили факты нарушения законодательства. Их результаты передали в правоохранительные органы. Всего в 2016 году, уже по данным МВД по РТ, было выявлено 925 должностных преступлений, что на девять процентов больше, чем было в 2015 году. Панкратов уточнил, что речь идет не только о коррупционных правонарушениях.

– Нарушения самые различные. Муниципальная служба предполагает наличие ограничений и запретов <...> для муниципальных служащих. Они самые различные. Например, не вовремя рассмотрел входящее обращение, пришел не в той форме одежды. Это не обязательно коррупционные правонарушения. Что же касается непосредственно их, это сведения о доходах и нарушения с предоставлением этих сведений, – уточнил представитель управления.

Отдельно был рассмотрен вопрос о коррупционных преступлениях в сфере водоохранного законодательства. Панкратов отметил, что большой проблемой оказалось отсутствие прописанных границ лесов и рек.

Проблемой является, напомню, и то, что пока официальных границ ни у лесов, ни у водоохранных зон пока не было, чем в принципе и пользовались достаточно длительное время, – заверил он. – В настоящее время с водоохранными зонами более-менее разобрались, установлено почти 800 километров границ.

В целом за 2016 год правоохранительными органами выявлено и пресечено более тысячи преступлений коррупционной направленности. Из них 157 – по фактам получения взяток и 162 – по фактам дачи взяток. В общей сложности под уголовным преследованием оказались 323 человека. Среди них 89 работников муниципальных органов власти, 46 сотрудников федеральных учреждений, 30 работников республиканских министерств. По фактам дачи взятки ответственность понесли 144 человека.

Социологические данные свидетельствуют о том, что чаще всего в коррупционных преступлениях замешаны сотрудники ГИБДД, медработники и преподаватели вузов. Эту статистику озвучила зампред Комитета РТ по социально-экономическому мониторингу Ольга Семенова.

Ольга Семенова.

По ее словам, средний размер взяток в Татарстане по итогам прошлого года оценивается примерно в 35 тысяч рублей. Год назад озвучивалась сумма в 33 тысячи рублей.

Несмотря на рост суммы взяток, увеличение числа выявленных преступлений и последующих уголовных дел, данные Комитета РТ по социально-экономическому мониторингу «свидетельствуют о положительной оценке населением отдельных антикоррупционных механизмов, внедренных в республике».Так утверждает Ольга Семенова.

Речь идет о системе «Народный контроль». В общей сложности по итогам минувшего года от жителей Татарстана поступило 90 обращений о фактах коррупционных правонарушений, но подтверждены и опубликованы были только 15 таких обращений.


Как показывают результаты социологических исследований, деятельность органов местного самоуправления жители республики оценивают положительно, – сказала Ольга Семенова.

Почему социологические показатели отличаются от реальных данных, она не уточнила. Такой он, антикоррупционный мониторинг.

Алексей Панкратов уверяет, что на снижение уровня коррупции влияет разработка теоретических планов борьбы и обсуждение вопроса в кругу так называемых экспертов.

Мы провели научно-практическую конференцию с приглашением представителей из 56 субъектов РФ, а также федеральных министерств, аппарата президента РФ. Обменялись множеством мнений. В этом году мы продолжим эту работу. Тема достаточно старая, но не проработанная. По большому счету, понятие антикоррупционных стандартов есть, но ни законодательно, ни каким-нибудь другим образом оно пока не внедрено. Будем думать, что с этим делать и как быть, – сказал заведующий орготделом Управления президента РТ по вопросам антикоррупционной политики.

По мнению зампреда Общественной палаты РТ Кирилла Пономарева, в профилактике коррупционных преступлений большое значение может иметь работа некоммерческих общественных организаций. Рост числа подобных правонарушений он объясняет недостаточным влиянием общественного контроля.

Кирилл Пономарев.

На мой взгляд, недостаточно проявляются жесткие формы общественного контроля, как общественная проверка, общественные слушания и так далее, – говорит Пономарев. – Не так много в республике общественных организаций, которые занимаются вопросами противодействия коррупции. Пожалуй, их можно пересчитать по пальцам. Хотелось бы, чтобы таких, именно некоммерческих организаций было все-таки больше.

Но Алексей Панкратов считает неэффективным распространение антикоррупционной повестки через соцсети, которым как раз могли бы заниматься общественные организации. По его словам, они уже сталкивались с тем, что группы и сообщества не получали ожидаемого отклика населения.

– Мы несколько раз пытались использовать соцсети, создавали группы, но не могу сказать, что это привело к хорошим последствиям. В качестве эксперимента отслеживал один сайт. Через две недели появилось объявление: «Продаю колготки». Все. К сожалению, больше ничего не было. Посудачить, порассуждать, провести мероприятия по соцсетям не особо хорошо получается, – сказал он.


Не получается распространить информацию о борьбе с коррупцией в соцсетях? А у Алексея Навального почему-то получилось через соцсети подвигнуть тысячи людей на участие в антикоррупционных митингах в сотне городов страны. Кстати акции протеста спикеры предпочли не комментировать.


Регина Гималова.

Фотографии: tatar-inform.ru
Комментарии
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости
Loading...