$ 57,57
67,93
Казань +3 °C

«Мсье Ибрагим» – притча о самом важном

20 марта 2017 | Культура


В Молодежном театре на Булаке состоялась премьера спектакля «Мсье Ибрагим» по новелле Эрика-Эмманюэля Шмитта «Мсье Ибрагим и цветы Корана». Шмитт – автор востребованный. Его пьесы играют в десятках стран. Свидетелем явления на подмостках Казани очередного произведения французского писателя и драматурга, а также режиссерского дебюта молодого актера стал «Казанский репортер».

Воскресенье, вечер. В центре Казани на улицах пусто. Под ногами хрустит тонкий лед. Дует холодный ветер. Зато крылечко Молодежного театра на Булаке залито теплым светом фонаря. Оттуда же доносятся гул голосов и смех. В театре – аншлаг. Сегодня премьера спектакля по новелле Эрика-Эмманюэля Шмитта «Мсье Ибрагим и цветы Корана». «Дело не в премьере, у нас всегда столько народу», – улыбается администратор. Пришедшие выглядят празднично: яркая одежда, широкие улыбки и блеск в глазах, который бывает в предвкушении важного события.

На уютной небольшой сцене было почти пусто. Только две тумбы лихо превращались то в столы, то в прилавок, то в интерьер публичного дома, а то и в автомобиль, на котором главные герои проехали с десяток стран на пути из Франции к Золотому полумесяцу. Эти же конструкции органично послужили и экраном для проекций.

Артистов тоже было задействовано не много. Эрик Галлямов, Айнур Низамутдинов и Айгуль Мухтарова то и дело меняли маски. Но основных все же было две. Знакомьтесь: еврейский мальчик Моисей, он же Момо (Айнур Низамутдинов). Недолюблен, брошен родителями, он даже улыбаться не умеет. Лучшим другом, а затем и отчимом подростка станет мусульманин, местный араб мсье Ибрагим (Эрик Галлямов). Перед нами история взросления одинокого мальчика, обделенного родительским вниманием. Отстраненность отца ранит душу подростка. Он чувствует себя ненужным и ищет внимание на стороне – то отдаваясь в объятия женщин легкого поведения, то обращаясь к мсье Ибрагиму, хозяину соседней лавки. Араб Ибрагим становится настоящей семьей для одинокого мальчика.


Кстати, все актеры – выпускники мастерской главного режиссера театра Рустама Фаткуллина (2014 год). Они всего на один курс младше режиссера постановки Искандера Нуризянова, который окончил Казанское театральное училище в 2010 году, а в 2013-м – еще и РАТИ-ГИТИС.

Произведения Эрика-Эмманюэля Шмитта любимы как российскими режиссерами-постановщиками, так и зрителями. В самом Театре на Булаке уже давно идет проникновенный «Оскар и розовая дама». А спектакли по новелле «Мсье Ибрагим и цветы Корана» ранее ставились в Челябинске, Ростове-на-Дону, Томске, Екатеринбурге и т.д. Есть даже одноименная экранизация произведения. Интересно, что в Казани, в Доме актера имени Марселя Салимжанова днем ранее, 18 марта, выпускница Театрального института имени Бориса Щукина Елена Кудряшова представила свой дипломный спектакль «Открыт с восьми утра и до полуночи» по тому же произведению Шмитта. Любопытное совпадение.

Спектакль у молодой команды Театра на Булаке получился очень понятным. Он о том, как плохо, когда человеку не хватает тепла. О том, что радоваться жизни никогда не поздно, да и вообще это не сложно. А улыбкой можно завоевать мир… Такие простые секреты счастья мальчику раскрывает не родной отец, а добрый знакомый – мсье Ибрагим.


Произведение Шмитта на сцене Молодежного театра воплотилось ярко, убедительно и тактично.

Режиссер приготовил для зрителей драму. Но средствами комедии также не побрезговал. Оттого в самом начале один из актеров появляется в образе большой розовоголовой свиньи. И лишь спустя пару минут становится понятно: это же та самая копилка, которую опустошил мальчик в своем желании скорее стать мужчиной. В сцене встречи с грабителем актеры не боятся отвесить друг другу лишних тумаков, которые отсутствуют в тексте Шмитта.


Наряду с комическими эпизодами в постановке есть и множество драматичных сцен. Особенно запоминается эпизод, когда полицейский сообщает Момо, что его отец бросился под поезд. Такие моменты всегда самые каверзные для театра. Ведь так легко переиграть или, наоборот, недожать. Молодежному театру эта сцена удалась: бессловесное рыдание мальчика, уравновешенное звуком сирены и нервным миганием красного софита, и эффект замедленного движения актеров. Эпизод получился кинематографичным. Что-то подобное можно встретить во многих фильмах, однако в театре это не выглядит штампом. Да и вообще в спектакле немало моментов, когда словно стирается грань между театром и кино. В любом случае такое режиссерское решение произвело впечатление на зрителей. Драматичную сцену прервал антракт, и на глазах зрителей можно было заметить слезы.

Зал реагировал живо не только на внешнее, внимательно вслушивался и в содержание реплик. Момо вслух проговаривал свои мысли, чувства, порой и действия, затем их иллюстрировал. Режиссер отнесся к авторскому тексту крайне бережно. В первой половине спектакля новелла звучала почти без купюр. В антракте постановщик признался: «Мне нравится, как пишет Шмитт». Оттого не поленился, скомпилировал любимые переводы.


Репетировать начали в январе. Подбирать актрису на роль Бриджит Бардо не стали, использовали отрывок из фильма. И вот французская красавица лично появилась в постановке, правда, только на экране. Ее появлению предшествует стук женских каблучков... Таких атмосферных деталей в спектакле множество. Режиссер щедро использует спектр мультимедийных возможностей, которые, впрочем, не отвлекают от актерской игры, а дополняют ее.

Айнуру Низамутдинову удалось очень точно сыграть одиннадцатилетнего мальчика. Почти весь спектакль состоял из его монолога. Он честно делился со зрителями своими чувствами. В его жестах и мимике ощущалась детская беспечность, местами неуверенность, а местами юношеский задор и неподдельная радость. Легкие погрешности актера в виде чуть заметного волнения и запинании в словах еще больше усиливали подростковую наивность. Эрик Галлямов играл остальные мужские роли, в частности мсье Ибрагима и отца Момо. К середине действия становится очевидно: это сильный режиссерский ход. На протяжении всего спектакля араба сопровождает теплый желтый свет софита. А вот когда на сцене появляется отец Момо, желтый сменяется холодным синим. На строгом лице актера не осталось и следа от восточной улыбки. Его тело напряжено, а голос отдает ледяным безразличием. От таких метаморфоз становится не по себе.

В список действующих лиц смело можно внести и саму Музыку. Она в постановке занимает одну из важнейших ролей. Французские, испанские композиции и знаменитая «Ямайка» переносят зрителя из снежной Казани прямиком на улочки романтичной Франции. А в финале исполнительница всех женских ролей Айгуль Мухтарова порадовала публику своим пением под аккомпанемент барабана дарбуки Айнура Низамутдинова.


Постановщик рассказал, что не всю музыку искали специально, что-то всплывало в голове в ходе репетиций, это был коллективный труд. Так в действии появился танец туфель. Когда Ибрагим купил мальчику новую обувь, тот был настолько счастлив, что его стопы (именно стопы и ничего больше!) самостоятельно отправились в страстный латиноамериканский танец.

Кстати, о страсти. Сцены интимной близости решены очень тактично. Зритель видел лишь красивую пластику рук.

Для Искандера Нуризянова этот спектакль – дебют в режиссуре. Хотя в Молодежном театре на Булаке он служит с момента основания, с 2010 года. «Сильный актер», – говорит его учитель Рустам Фаткуллин. Посмотрев премьеру, главный режиссер театра отозвался о ней, как о смелой: «Он (Искандер Нуризянов – ред.) продолжил традиции, сложившиеся в театре. Многие мазки знакомы. Но индивидуальность видна. Проба пера получилась интересной».


Сам режиссер премьеры был скромен и самокритичен. Признался, что очень переживает за ребят на сцене: «Не хочется подставить их плохим спектаклем». Но судя по аншлагу и тому, что к финалу зал нисколько не поредел, постановка удалась. По завершении публика поднялась на ноги, многие скандировали «Искандер!».

Спектакль вопреки своей драматичности заряжает силой и уверенностью. Данная интерпретация имеет мало общего с далеким Востоком, его притчами и философией, даже несмотря на образ мсье Ибрагима с его вечными отсылками к Корану. Скорее это спектакль о нас, о наших отношениях со своими детьми и родителями. Ведь многие из нас знакомы не понаслышке с грезами о внимании родителей, не жалеющих себя на работе – отличный повод выбраться на выходные в театр всей семьей и задуматься о том, что же все-таки в жизни самое важное.


Алиса Маркелова.


ФОТОРЕПОРТАЖ





Фотографии: Михаил Захаров
Комментарии
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости
Loading...