$ 57,47
67,55
Казань -4 °C

Заместитель по домашнему аресту

17 марта 2017 | События



Советский районный суд Казани отправил заместителя предправления Татфондбанка Рамиля Насырова под домашний арест, хотя следствие настаивало на заключении под стражу. Судебный процесс оказался довольно любопытным: по мнению адвокатов, следствие пока вообще никак не доказало причастность Насырова к делу. В самом же «деле Мусина», по которому Насыров проходит подозреваемым, сегодня обнаружились нестыковки.

К скоплению журналистов приставы Советского суда уже привыкли. Именно здесь определяют меру пресечения фигурантам дела Татфондбанка. Журналисты, в свою очередь, уже привыкли к долгим часам ожидания в тесных коридорах храма правосудия.

Перед заседаниями суда заместитель председателя Советского районного суда Сергей Жиляев долго и эмоционально объясняет журналистам, почему в судах так мало места и всем там тяжело работается. По его словам, в здании суда для расширения одного из залов даже переоборудовали соседний туалет в совещательную комнату.

– У меня была приемная, ее также переделали в совещательную комнату. Сейчас у меня есть закуток, где я выношу решения, – продолжает Жиляев и показывает руками размер закутка в несколько квадратных метров. – Вот об этом надо писать! А воздух? Вы посидите здесь, потом выйдете и зайдите со свежего воздуха сюда! Подсудимые жалуются на духоту, а мы ведь весь день этим воздухом дышим.


Сам Жиляев в сегодняшних заседаниях не участвует, но участникам процесса придется провести не один час в описанных им условиях.

Связанные с Татфондбанком дела действительно вызывают немалый ажиотаж: заседания посещают представители большинства республиканских и федеральных СМИ, иногда – вкладчики банка и общественные активисты. Один из них, Дмитрий Бердников, приходит в суд с плакатом «Вор должен сидеть в тюрьме», который приставы у него почти сразу изымают, пообещав вернуть после заседания.

Накануне стало известно о новых фигурантах дел, связанных с Татфондбанком. Первый из них, Рамиль Насыров, является заместителем Роберта Мусина и проходит с ним по одному делу. Суть его, по версии следствия, в следующем.

В сентябре 2016 года Татфондбанк получил у Центробанка кредит в 3,1 млрд рублей, указав в качестве залога ликвидный актив (якобы выданный «Нижнекамскнефтехиму» кредит, размер которого не уточняется). Кредитные обязательства затем были переведены на связанные с председателем правления ТФБ Робертом Мусиным компании – ООО «Новая нефтехимия» и ООО «Сувар Девелопмент», фактически заместившие собой тот самый «ликвидный актив». Следствие пока не установило, когда это произошло, но Насыров в дальнейшем назовет журналистам конкретную дату: 12 декабря 2016 года, то есть уже когда у ТФБ начались крупные проблемы.


При чем здесь Насыров? Следствие пока приводит лишь одно основание: он входил в кредитный совет банка, а значит, имел прямое отношение к получению этого кредита и всему тому, что с ним произошло. Это также следует из показаний сотрудников ТФБ, которые якобы есть в деле, но к ходатайству они не приложены и на заседании не фигурируют. Одного из защитников Насырова, Аиду Газиеву, такие объяснения не устроили.

– Вы можете предоставить хоть один документ, где стоит подпись Насырова и который бы свидетельствовал об умышленном характере его действий? Доказательства его причастности к хищению денег?

– Все сведения имеются в материалах уголовного дела, – уклончиво отвечает следователь.

Однако участникам судебного заседания эти материалы не предъявляются.

– В чем конкретно выразились преступные действия Насырова? – настаивает адвокат. – За что мы его сажаем?

Вам еще раз огласить постановление?

Скажите коротко. Мне вот, например, непонятно, – продолжает адвокат.


В ответ на это следователь предлагает вновь обратиться к уже озвученному постановлению, где адвокат опять не находит ничего, доказывающего причастность Насырова к делу. На заседании также присутствуют прокурор и второй адвокат, Александр Клюкин, но они, по сути, выполняют роль неких статистов, просто поддерживая аргументы сторон.

Адвокат попросила приобщить к делу всевозможные дипломы, благодарности и положительные характеристики Насырова. Среди этих документов есть, например, аттестат об окончании школы с золотой медалью и заметки из корпоративной газеты «АК БАРС» Банка, где ранее работал подозреваемый. Также на заседании неизвестно зачем обсудили зарплату Насырова: она составляла 350 тысяч рублей в месяц, но, по словам подозреваемого, была на две трети меньше, чем у других членов правления. «Перед нами трудяга, – резюмирует в прениях Газиева. – Мой подзащитный не является сыном какого-то высокопоставленного человека, он привык всего добиваться сам».


Следствие попросило арестовать подозреваемого до 16 апреля, то есть до той даты, до которой суд отправил под стражу Мусина. Вероятно, тогда бы на следующее заседание по продлению ареста Мусина и Насырова привезли бы уже вместе. Защита попросила отклонить ходатайство на все том же основании: следствие не приложило к нему ни одного документа, который доказывал бы хоть какую-то связь подозреваемого с делом:

– Подобное ходатайство представлять в суд незаконно и необоснованно! Это неуважение к участникам процесса и к суду.

В конце Газиева просит обратить внимание на одну деталь: Насырова сначала задержали, и лишь на следующий день допросили. По ее мнению это значит, что следователям было все равно, что скажет подозреваемый, им была дана установка «посадить».

Сам Насыров также подчеркнул, что никуда не собирается уезжать, под домашним арестом он никак не сможет повлиять на свидетелей по делу и готов общаться и помогать следствию.


Судья размышлял над решением в течение полутора часов. Вернувшись, суд постановил, что следствие не предоставило достаточно веских оснований для отправки Насырова под стражу. В этом случае суд по собственной инициативе принял решение поместить подозреваемого под домашний арест. Такое решение адвокаты восприняли как фактическую победу: они поздравляли с этим Насырова и обменивались с ним рукопожатиями. К слову, этот случай стал первым, когда фигуранта дела по ТФБ не стали брать под стражу, а ограничились домашним арестом.

При этом до оглашения решения суда Насыров охотно давал комментарии прессе. Из этих комментариев журналистов особенно заинтересовал один довольно важный момент: по заявлениям Насырова и его адвокатов, подсудимый впервые общался с представителями правоохранительных органов по делу Татфондбанка уже после того, как его задержали. При этом на заседании по избранию меры пресечения Роберту Мусину фигурировали показания Насырова на своего шефа. Сам Насыров и его адвокаты узнали об этом из СМИ и очень удивились.

Тем временем ожидалось, что сегодня же будет определена мера пресечения еще двух новых фигурантов дела: директора ООО «Новая нефтехимия» Рамиля Сафина и директора ООО «Роял Тайм Групп» Елены Леушиной. Однако сегодня добраться до них суд так и не успел. Их судьба на ближайший месяц решится 18 марта.


Александр Артемьев.


ФОТОРЕПОРТАЖ




Фотографии: Михаил Захаров
Комментарии
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости
Loading...