$ 56,07
60,84
Казань +3°C

Как в Татарстане борются с «группами смерти»​

13 марта 2017 | Общество

Прокуратура Кукморского района, проводя мониторинг виртуального пространства, выявила двух местных подростков 16-ти и 17-ти лет, примкнувших к так называемым «группам смерти» (фактически это интернет-клубы самоубийц). В надзорном ведомстве решили провести «профилактические мероприятия» с родителями и самими участниками групп. «Казанский репортер» обсудил с экспертами, насколько эффективными могут быть такие меры.

«В ходе мониторинга виртуального пространства выявлены факты участия двоих несовершеннолетних жителей района – 17-летнего юноши и 16-летней девушки – в так называемых «группах смерти» в социальных сетях. Между тем участие подростков в подобных группах ставит их в социально опасное положение, поскольку создает угрозу безопасности их жизни и здоровью», – говорится в материалах проверки в Кукморе.

По мнению старшего помощника прокурора РТ по взаимодействию со СМИ Руслана Галиева, профилактические меры в отношении участников сообществ могут приостановить рост числа несчастных случаев. Он считает, что выявление потенциальных жертв позволит предотвратить трагедию. Также Руслан Галиев заявил, что пока не удается задержать администраторов и организаторов этих смертельных игр, поэтому решено действовать через их потенциальную аудиторию.

В интернет-пространстве установить администраторов этих групп не так-то просто. Они могут находится в других регионах и даже в других странах. Поэтому пока ведется работа по обнаружению участников таких сообществ, – сказал Галиев. – В обязанности прокуратуры входит координация работы органов системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, мы требуем от соответствующих органов принимать меры. Комиссия по делам несовершеннолетних, администрация образовательных учреждений должны проводить внутреннюю работу по выявлению таких подростков и предупреждению суицидов. Как выясняется, прежде такая работа системно не велась, о чем свидетельствуют факты участия подростков в этих опасных группах.

Помощник прокурора отметил, что случай в Кукморе далеко не первый и такая работа ведется давно. Он также объяснил, что имеется в виду под «профилактическими мероприятиями».

Профилактическая работа будет заключаться в беседах с подростками различных специалистов: психологов, педагогов и так далее. Вполне возможно, что кого-то из слушателей возьмут на особый учет. Я не думаю, что это закончится какими-то репрессивными мерами, поскольку основная задача – вывести подростков из депрессивного состояния и пресечь их участие в деструктивных группах, – считает Руслан Галиев.


Мы связались с мальчиком Игорем, который состоял в одной из «групп смерти». Ему 13 лет, он попал в группу случайно, куратор сам нашел его. Игорь рассказал, что «закончил с этим», когда страницу администратора заблокировали во «ВКонтакте».

Потом я показал маме, мы поговорили, и больше проблема не поднималась, – сказал мальчик. – Не знаю, если бы ко мне пришли и сказали, вот мы тебя сейчас в комиссию отведем и в школе всем расскажем, я бы, наверное, не стал ждать 50 дней. Вы представляете, что будет, если все они узнают о моих мыслях?

Социолог, старший научный сотрудник петербургского Центра молодежных исследований НИУ «Высшая школа экономики» Искандер Ясавеев считает, что такие меры прокуратуры никак не повлияют на проблему.

На мой взгляд, эти действия всего лишь продемонстрируют активность прокуратуры, помогут заполнить формы отчетности, но никак не повлияют на ситуацию с подростковыми самоубийствами, – говорит он

По мнению Искандера Ясавеева, сотрудники надзорного ведомства не в полной мере представляют всю деликатность и сложность проблемы.


Искандер Ясавеев.

– «Группы смерти» – это тема, которая полностью отвечает принципам драмы, новизны и безопасности для властных элит, то есть тем принципам, которые часто определяют внимание к социальным проблемам. Важно, на мой взгляд, обращать внимание и на другие факторы, влияющие на поведение детей и подростков. Можно спросить родителей (как это делается в некоторых исследованиях): сколько минут вы сегодня, вчера или позавчера провели со своими детьми, сколько времени вы разговаривали с ними и какую долю этих разговоров составили ежедневные рутинные вопросы и ответы («как дела в школе?»). Может быть, вместо того, чтобы ужасаться действиям так называемых «групп смерти», родителям надо подумать, как сократить ту дистанцию, которая отделяет их от подростков, или изначально не порождать ее? А государству подумать о том, как разгрузить до предела перегруженных бюрократическими требованиями учителей, чтобы они больше времени смогли уделять ученикам, а не отчетам? Гораздо легче разоблачать «группы смерти», чем заниматься более глубинными факторами, способствующими подростковым самоубийствам, – утверждает Ясавеев.

Детский психолог Маргарита Филатова-Сафронова также считает, что реакция прокуратуры может только обострить ситуацию. По ее словам, преследование, передача информации в комиссию по делам несовершеннолетних не вызовет страха, но может ухудшить ситуацию.

Конечно, здорово, что подросткам оказывается внимание, но если начинается насильственная реакция, ребенок отвечает оппозицией. При ужесточении, навязывании мер, первая реакция всегда протестная. Особенно, если речь идет о детях, которые не совсем благополучно преодолевают подростковый кризис. Подобные меры могут закрыть их от общества еще больше, оказывая, наоборот, негативное влияние, – сказала психолог.


Маргарита Филатова-Сафронова

Понятно, что каждый ребенок индивидуален, все зависит от психотипа в каждом конкретном случае. Кому-то подобные меры могут помочь, а кого-то загонят в угол. Детский психолог рассказала, как специалисты взаимодействуют с проблемными подростками и на что стоит обратить внимание родителей.

У меня в практике есть похожие случаи. Если мы посмотрим на психологические особенности детей в подростковом возрасте, увидим, что у каждого есть полная убежденность в своей уникальности. Ребенок уверен, все, что происходит с ним, нетипично больше ни для кого. Когда мы сталкиваемся с таким ребенком, безусловно, нужно подчеркнуть его уникальность, но показать, что он не одинок в своих переживаниях. В «группах смерти» детей привлекают внимание и поддержка. Их принимают такими, какие они есть, с хорошими и плохими сторонами, со страхами и так далее. Что психологи, что секты, все действуют по одному принципу – изначальное принятие человека, оказание поддержки. Дальше методы и пути расходятся. Секты направляют на саморазрушение, а психологи работают над открытием возможностей в самих детях, сильных сторон, – сообщила Маргарита Филатова-Сафронова.

В любом случае, считает она, решение ситуации не за мерами прокурорского реагирования, все исключительно в руках родителей и окружения ребенка. Подобную позицию заняла и другой детский психолог Валентина Григорьева.

Карать и наказывать детей, которые входят в группу риска ни в коем случае нельзя. Нужно возложить на родителей обязанность отслеживать поведение своих детей. Если они замечают какие-то изменения в поведении, уже следует обращаться к специалистам, а не вмешиваться прокурорам, – заявила Валентина Григорьева.


Большинство спикеров сошлись во мнении, что профилактические меры по предотвращению несчастных случаев с детьми не всегда означают решение проблемы. Со сколькими бы детьми ни проводились воспитательные беседы, как бы часто им ни говорили об опасности подобных групп, найдутся те, кто снова пойдет на поводу так называемых кураторов. Особенно учитывая, что организаторы этого сообщества все еще на свободе. В Татарстане, по данным МВД, нет ни арестованных, ни подозреваемых. Проблема с предъявлением обвинения все еще актуальна (кураторы групп не попадают под действие статьи о доведении до суицида), но поправки в Уголовный кодекс уже получили отзыв российского Правительства. Далее состоится их повторное рассмотрение. Остается надеяться, что принятие поправок поможет поставить точку в затянувшемся деле «групп смерти».


Регина Гималова.

Фотографии: Михаил Захаров, stolica-s.su, ru.sputnik.kg, ukranews.com, instagram.com
Все новости
Казанский репортер: Внимание, поиск! Пропал человек
Казанский репортер на радио МиллениуМ. 107,3 FM
Loading...