$ 57,47
67,55
Казань +0 °C

​Только не порвите серебряные струны

27 февраля 2017 | Культура

В Казани идет III открытый республиканский конкурс юных исполнителей на гитаре. В первый вечер весь состав жюри вышел на сцену Делового центра имени В.В. Маяковского, чтобы дать концерт перед ребятами, приехавшими на конкурсные состязания. «Казанский репортер» имел возможность оценить профессиональный уровень судей.

Несмотря на то, что афиш по городу практически не было, а дороги к месту проведения концерта оставляли желать лучшего, зал пустым не остался. Около сотни конкурсантов, их родители и просто поклонники классической гитары заполнили все пространство на третьем этаже. И шесть титулованных мастеров один за другим выходили на авансцену, чтобы исполнить для них шестнадцать произведений выдающихся композиторов Жоржа Бизе и Иоганна Штрауса, Иоганнеса Брамса и Иоганна Себастьяна Баха, Чезаре Негри и Мауро Джулиани, Эйтора Вилла-Лобоса и Астора Пьяццоллы, Сержиу Ассада и Мануэля де Фальи…

Несмотря на то, что появление гитары в России относится приблизительно к середине XVIII века, профессиональное обучение игре на ней началось лишь в 1930-х годах. Но до сих пор в академических кругах нет единого мнения – чему и как учить гитариста: всему тому, из чего складывается цельное музыкально-художественное впечатление, очаровывающее и захватывающее слушателя, или только свободной, развитой технике? Где скрывается эстетическая привлекательность исполнителя – в положении правого локтя, в игровой форме кисти правой руки, в величине угла положения грифа по отношению к корпусу музыканта или в умении свободно «произносить», интонировать музыку с помощью живого музыкального звука?

И, по всей видимости, арбитры музыкального состязания решили наглядно продемонстрировать свое понимание музыкального профессионализма. Ведь в числе целей проводящегося в Казани конкурса первыми стоят формирование художественного вкуса, повышение художественного уровня и поднятие уровня технической и исполнительской подготовки.

Первым на сцену выходит Guitarramagia – коллектив, объединивший педагогов-гитаристов детских музыкальных школ Казани. В его составе сразу два члена жюри – гитарист, лютнист, композитор и руководитель созданного им в 2008 году этого уникального ансамбля гитаристов Александр Лаврентьев и председатель казанского городского методического объединения педагогов-гитаристов Гульнара Шайхутдинова. Из обширнейшего репертуара – в программе этого коллектива свыше полусотни произведений разных эпох, стилей, жанров – ансамбль выбрал самые, пожалуй, хитовые сочинения: «Фарандолу» Бизе, польку «Трик-трак» Штрауса, один из венгерских танцев Брамса, пару песен The Beatles (Eleanor Rigby и Back in USSR) и юмористическую пьесу Виктора Козлова «Маленький детектив», убедительно доказав, что гитаристам доступно все.

Председатель жюри – хорошо известный как в нашей стране, так и за ее пределами композитор, заместитель председателя Союза композиторов Татарстана Виталий Харисов весьма охотно откликается на мою просьбу рассказать о конкурсе.

– Фестивали наши начались в 1995 году. То, что сегодня мы имеем – третий республиканский, – это продолжение городских конкурсов. Тогда, в год пятидесятилетия Победы, на базе Дома пионеров стартовали I Казанский фестиваль классической гитары и конкурс юных исполнителей на классической гитаре. У его истоков стояли я и Александр Лаврентьев – без сомнений лучший гитарист Казани. А теперь у нас все уже достаточно стабильно. Вряд ли что-то будет «криминальное» и на сцену выйдут неподготовленные участники. Мы же оцениваем и культуру звука, и уровень владения инструментом, и репертуар, и индивидуальность подбора конкурсной программы, и яркость передачи эмоционально-образного содержания исполняемой программы…

– И пока на протяжении всех лет существования конкурса жюри отмечает неуклонный рост мастерства участников, – добавляет Михаил Нагорнов, гитарист-виртуоз, лауреат многочисленных конкурсов, еще один член жюри. – А это значит, что наши состязания развили гитарную школу в Казани и, может быть, даже шире – в Татарстане. У нас же конкурсанты не только из столицы республики, но и из Зеленодольска, Набережных Челнов, Арска и даже из Подмосковья. В дальнейшем мы будем поднимать нижнюю возрастную планку, а пока принимаем заявки от всех классов музыкальной школы. А вы сами понимаете, в чем отличие музыкальной школы от общеобразовательной: если в общеобразовательной учатся ребята одного возраста, то в первом классе музыкальной школы могут быть одновременно и пятилетки, и десятилетки. Пришлось разбить всех участников на группы, в которых им было бы максимально комфортно. Солисты у нас делятся на пять возрастных категорий – до восьми лет, девять-десять лет, одиннадцать-двенадцать лет, тринадцать-четырнадцать лет и пятнадцать-семнадцать лет. Номинация «Ансамбли», где гитарная партия должна быть солирующей или занимать не менее пятидесяти процентов звучания, разделена на две группы – до двенадцати лет и старше двенадцати лет. Мы будем слушать всех конкурсантов два дня. В первый день выступят солисты, их около семи десятков человек, и если каждый представит программу в среднем минут по десять, то это почти двенадцать часов прослушки без перерыва. А во второй будут состязаться ансамбли по типу «гитара плюс» (не только гитара с гитарой, но и гитара с домброй, гитара с лютней и так далее, тут могут участвовать и большие коллективы) и конкурсанты в номинации «Акустическая гитара, электрогитара, бас-гитара». Конкурсная программа прослушивания у нас демократично-свободная, надо сыграть два разнохарактерных произведения, соответствующих году обучения и возрастной группе участника, на свой выбор.

– Работа жюри – достаточно тонкий и непростой механизм, – вновь подхватывает разговор Харисов. – Нет, конечно, к малышам предъявляются несколько иные требования, чем к исполнителям из старшей группы. Я сам с шести лет занимаюсь музыкой. Правда, я – пианист, а гитара – это хобби, которое стало моей второй профессией. Она в моей жизни появилась в подростковом возрасте и сначала шла как отдельная линия жизни. Во дворе смотрел, как ребята играют, снимал аппликатуру, переводил в ноты и учил. Когда мне в четырнадцать лет отец подарил гитару, я уже немного владел инструментом. Мечтал о соло-гитаре, очень увлекался группой, композиции Ричи Блэкмора снимал один в один. А ровно двадцать лет назад меня пригласили в консерваторию преподавать в классе гитары…

– Но сегодня вы играете на лютне…

– Я владею всеми струнными щипковыми инструментами, – улыбается Харисов. – А представление имею о каждом инструменте симфонического оркестра. Изучил их, пока писал для них музыку. Лютня – это еще одно мое увлечение, но я с детства играю и на мандолине, и на русской семиструнной гитаре. У меня дома большая коллекция струнных щипковых инструментов, самый старый экземпляр – мандолина начала ХХ века, Неаполь, 1912 год. Есть гитары знаковых мастеров. Лютня, на которой я сегодня исполню ряд произведений, – работы самарского мастера Владимира Порываева. Коллекция моя у меня не на музейных полках пылится, а почти вся «в работе».

Существует твердое убеждение, что игра на лютне гораздо сложнее, чем на любом другом инструменте, поскольку, кроме владения техникой, требует от исполнителя высокой эрудиции. Для лютниста важна интеллектуальная составляющая. Виталий Харисов еще раз подтвердил это своим выступлением. Барочная музыка – и «Прелюдия» Иоганна Себастьяна Баха, и английская народная песня Greenleeves, и танец итальянца Чезаре Негри под названием Biancofiori – в трактовке музыканта наполнилась глубокими философскими размышлениями, создавая у слушателей образ звуковой картины единства двух миров: надбытийной вечности и быстротекущего бытия. Возможно, потому, что и сам Харисов – человек поистине возрожденческого идеала.

В составе возглавляемого Харисовым жюри не только казанцы, но и преподаватели Новосибирского музыкального колледжа имени А.Ф.Мурова Кузьма Филимонов и Михаил Ракин. Их слаженный дуэт был, пожалуй, самым ярким в концертной палитре III открытого республиканского конкурса. По мнению специалистов, сегодня они – один из ведущих коллективов России.

– Как вы оказались Казани и давно ли вместе? – спросил я у них после выступления.

– На одном из конкурсов судьба свела нас с замечательным гитаристом Михаилом Нагорновым, – первым начал говорить Ракин. – И он пригласил в этот потрясающий город. Несколько месяцев назад мы впервые приехали сюда с концертом. Наш гитарный дуэт Siberia Nuevo был организован в 2015 году…

– Но к этому времени мы уже девять лет были знакомы, присматривались друг к другу, поигрывали иногда вместе, – уточнил Филимонов.

Одними глазами поблагодарив его за уточнение, Ракин продолжил:

– С годами пришли опыт и осознание того, что в дуэте мы друг друга хорошо понимаем, что есть у нас какая-то особая специфическая коммуникация на сцене и что это можно сделать хорошим профессиональным академическим ансамблем.

В репертуар музыкантов входят как произведения признанных классиков, так и популярная джазовая и латиноамериканская музыка. Чувство одиночества и холода в «Зиме» Астора Пьяцоллы, игривая непосредственность в «Дитя» Эрмето Паскуале, акварельность сдержанно-порывистой лирики в «Элегической фуге» Марио Кастельнуово-Тедеско и щемяще-утонченная грусть в «Прощай» Сержиу Ассада – такова палитра чувств, воссозданная виртуозными музыкантами в этот вечер. Возгласы «браво!» летели со всех сторон после каждого исполненного дуэтом произведения.

Кроме них, такой реакции удостоился только еще Михаил Нагорнов.

– Сегодня будет немножко итальянского классицизма, – с программой своего выступления он познакомил меня перед самым концертом, – шесть вариаций на австрийскую народную тему выдающегося гитариста-виртуоза, композитора XVIII-XIX века Мауро Джулиани. Его музыку высоко ценили и Йозеф Гайдн, и Людвиг ван Бетховен, и Иоганн Гуммель, и Игнац Мошелес, и Никколо Паганини, и Джоаккино Россини. Потом сыграю переложение с семиструнной на шестиструнную гитару известного русского романса конца XIX – начала XX века «Дремлют плакучие ивы». И завершу выступление седьмым этюдом бразильского композитора, одного из самых известных латиноамериканских композиторов XX века Эйтора Вилла-Лобоса.

И когда он легко взлетел по ступенькам на сцену, я уже знал, чего ожидать. Так мне, по крайней мере, казалось. Но то, что я услышал, невозможно было предугадать.

Когда зазвучало сочинение Мауро Джулиани, стало понятно, что имели в виду историки музыки, говорившие о таланте итальянца, превратившем гитару в инструмент-оркестр. В исполнении Нагорнова вариации были свежи, распевны, по-весеннему праздничны. Безупречная исполнительская техника в сочетании с богатством звуковой палитры погружали слушателей то в беззаботную моцартовскую радость, то в спокойное бетховенское раздумье, то в мелодически насыщенный шубертовский порыв.

Мелодическая насыщенность и изобилие красок в популярном некогда романсе «Дремлют плакучие ивы» роднят его с жестокими романсами, которым свойственны и надрывность, и драматизм, и трагическое восприятие мира. Насыщая полифоническую музыкальную ткань мотивами-символами, Нагорнов сумел проявить здесь то главное, ради чего музыкант берется за инструмент – эмоцию. И эмоция эта росла, усиливалась, крепла и постепенно заполняла весь зал.

Специалисты относят «Этюды» Вилла-Лобоса к произведениям трансцендентной технической сложности. И, кроме того, они, как пишут музыковеды, подчеркивают статус гитары как общенационального концертного инструмента: композитор избегает в них откровенно бразильской окраски, столь ярко и образно проявившейся во всех других его произведениях. Наверное, этим и объяснялся выбор Нагорнова, стремившегося своей мини-программой передать общечеловеческое единство эмоционального восприятия мира.

После концерта я вновь подошел к музыканту.

– Сегодня вы вновь продемонстрировали не только виртуозное владение инструментом, но и высокую творческую индивидуальность. И публика оценила это: овации в вашу честь долго не смолкали…

– Вообще-то, я начал достаточно поздно заниматься гитарой – с четырнадцати лет, – рассказывает Нагорнов. – Чем раньше отдают ребенка учиться на инструменте, тем больше вероятности, что из него вырастет большой музыкант. В юном возрасте, когда закладываются основы общей культуры, легче все воспринимается. Но здесь мы сталкиваемся с другой проблемой – правильный выбор инструмента. Взрослый инструмент не подойдет маленькому ребенку: в пять лет он даже не сможет обхватить полноразмерную гитару.

Между тем, юные конкурсанты обступили нас со всех сторон.

– А можно с вами сфотографироваться? – робко произнесла какая-то девочка, восхищенно глядя на музыканта. Он кивнул в ответ.

На сцене уже вовсю шла импровизированная фотосессия с членами жюри.

– География участников неизменно расширяется, о нас узнают, хотя рекламы почти никакой нет, – Михаил Нагорнов улыбается. – Музыканты же – народ очень скромный, предпочитают оставаться в тени. Но все равно у нас есть надежда, что мы перерастем и республиканский статус, как переросли городской, станем всероссийским конкурсом. Но предварительно надо проделать огромную работу, чтоб мы не только вывеску сменили, но и сами существенно поменялись.

– Смена статуса – не принципиальный для нас вопрос, – пожимает плечами Виталий Харисов. – Даже когда конкурс был городского уровня, участникам было весьма комфортно в нем. Сейчас слишком много так называемых международных состязаний, которые «международные» лишь по статусу, а не по уровню. Для нас же важнее качественный уровень и участников, и членов жюри, то, что происходит внутри конкурса, какая здесь складывается атмосфера. Сейчас наше с Лаврентьевым начинание продолжают наши ученики: Михаил Нагорнов подхватил эстафету и активно включился в организацию конкурса. И нас с Александром Алексеевичем по-прежнему приглашает посидеть в жюри. Значит, нужное мы дело начали и хороших преемников воспитали. А разве это статусом достигается?

Зиновий Бельцев.


ФОТОРЕПОРТАЖ

Фотографии: Михаил Захаров
Комментарии
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости
Loading...