$ 0
0
Казань +3 °C

26 февраля – 5 марта 1917. Спецвыпуск: отречение

15 марта 2017 | События


Эхо февральских событий 1917 года донеслось до Казани. Газеты выходили с ежедневными отчетами о том, что происходит в Петрограде. Местные новости ушли на второй план. Настоящей информационной бомбой стало известие об отречении царя Николая II. Все, что было связано с царской фамилией, печаталось в газетах с пометкой срочно.

Манифест об отречении царя появился на первых полосах всех центральных и местных газет. Публика жаждала подробностей. Сообщить их были бы рады и сами корреспонденты, которые в те дни трудились без отдыха. Но о судьбе царской семьи стало известно лишь несколько дней спустя. В казанской прессе текст манифеста появился 5 марта 1917 года, опубликовала его «Земская газета» в своем воскресном выпуске. До этого же времени царила некая неопределенность.

«Казанский телеграф», 2 марта 1917

Наступили события чрезвычайной важности. Их можно было уже ожидать или предчувствовать.

Но не будем пока касаться их колоссального значения. Скажем только, что они нравственно обязывают каждаго гражданина прежде всего исполнить свой долг перед измученной родиной.

Этот долг требует в настоящий момент полнаго спокойствия и полнаго самообладания.

Не буем питать смуты, представляющей собой смертельную опасность для отечества.

Будем помнить, что наша главная задача – борьба с коварным врагом.

Прежде всего – победа над немцем!

Потом – остальное! Но победа в атмосфере смуты и волнений быть не может.

Поэтому, – спокойствие прежде всего!

«Казанский телеграф», 4 марта 1917

С ранняго утра в университете в последние дни царит небывалое оживление. События последних часов, развертывающиеся с молниеносной быстротой, живо комментируются студентами.

Почти дважды каждый день созываются сходки, на которых обсуждается создавшееся положение и вырабатывается тактика, какой будет придерживаться объединенное казенное студенчество. От уличных выступлений решено воздерживаться, т.к. эти выступления признаны безцельными, угрожающими спокойствию городской жизни. Сходки бывают настолько многочисленны, что присутствующих не вмещают и самыя большия аудитории. Студенческия организации вошли в контакт с организациями рабочими и общественными.

Небольшая группа правых, объединяющая вокруг портновской школы (давно уже работающей на оборону), заранее решила воздерживаться от политических выступлений впредь до окончательной победы над внешними врагами и полнаго внутренняго успокоения.

С возстановлением нормальной политической жизни члены этой группы воспользуются принадлежащим всякому русскому гражданину правом примкнуть к тем легализованным политическим партиям, программы которых будут соответствовать их убеждениям.

Профессор В.Ф.Зальский

«Казанский телеграф», 4 марта 191

События мчатся бурным, всесокрушающим потоком.

Кто знает когда, и на чем они задержат свой стихийный бег.

Вчерашния телеграммы бывшаго Телеграфнаго Агентства принесли ошеломляющую весть об отказе Государя Императора от престола и о переходе Скипетра в руки Великого Князя Михаила Александровича.

В настоящее время мы не позволим себе высказывая какия нибудь предположения по этому поводу.

Как и вся страна, мы убеждены, что шаг, предпринятый Его Величеством, продиктован исключительно, глубокой любовью к России, желанием ей добра, тишины и спокойствия.

Царь Небесный приказал так поступить Царю земному для блага и счастья русскаго народа.

Тернист и по истине тяжек был путь ушедшаго Венценосца.

Роковые события начались с самого года священнаго Коронования, когда разразилась Ходынская катастрофа.

А затем один за другим тянулись длинные годы ужасов, смут, бедствий и горя, терзавших сердце Царя.

Смиренно и высокоблагородно сносил Он удары судьбы, пока не подошел к той роковой черте, перед которой вынужден был отказаться от Престола.

Как у всякого смертного в долголетнем Верховном Водительстве Императора Николая Второго были, конечно, ошибки и большие и малыя.

В свое время история скажет о Нем, справедливое, лицеприятное слово как о Царе и Человеке.

К.Ильяшенко

«Казанский телеграф», 5 марта 1917

Казань, как и вся Россия, живет событиями последних дней.

Телеграммы и газеты берутся нарасхват.

Читают. Обсуждают. Не верят самим себе.

Такия слова и напечатаны!

- Не во сне ли я вижу? Говорит седой, как лунь старик.

Ведь это же… Он вдруг умолкает, вытаскивает носовой платок и, вытирая мокрыя глаза, добавляет:

– Теперь я умру спокойно, слава Богу дожил!

Есть и другие «старички».

Эти читают необычныя строки с сердцем, кипящим гневом.

Их возмущает необычная резкость, проявляемая некоторыми новыми деятелями в отношении к поверженным кумирам.

– Но, ведь, это же революция, возражают им.

Тут нельзя ожидать миндальных слов.

Вспомните-ка 1793 год во Франции. Благодарите Бога, что у нас такой колоссальный государственный переворот обошелся почти без крови, без жертв.

Старики не соглашаются. Они вспоминают уличные бои в Петрограде, убийство адмирала Вирена, губернатора Бюнтинга.

Им горячо возражают:

– Да поймите – это ничтожная капля в море. Жалкие единицы, может быть, десятки жертв. А торжество революции всегда, везде, во все века сопровождались потоками крови.

Россия и в этом случае является резким и редким исключением.

Старик машет рукой и дрожащим голосом говорит:

А все-таки!

Больше всего энтузиазм проявляет, конечно, пылкая, жизнерадостная молодежь обоего пола и евреи, для которых наступает давно страстно желаемое равноправие.

Юношество неузнаваемо. Воодушевленныя лица, блестящия восторгом и энергией глаза, точно какой то светлый праздник в душе.

Граждане иудейскаго вероисповедания, в большинстве случаев, не находят даже слов для выражения своего восторга и безумной радости. Но жесты! Красноречивые жесты! Игра лица!.. О! как это выразительно.

Как много говорит о ярком большом пламени, горящем в груди.

Чиновный люд – в громадном большинстве – при первых известиях об успехе революции просто на просто растерялся и не знал, как себя держать.

– Я человек маленький – говорил мне один статский советник – у меня семья. Кто знает, чья возьмет… Где уж тут радоваться, да присоединяться к резолюциям. Не ровень час, сорвется вся затея и пропишут такую ижицу, что…

Нет – слуга покорный – я молчу, молчу! Я не радуюсь, не печалюсь, а смиренно жду распоряжений начальства.

Да, ведь, ваше начальство, – простофиля вы этакий, – давно уже послало приветствие и поздравление Новым Богам…

– Вы наверное знаете, оживленно спросил статский советник?

Наверное? Не томите, скажите правду.

– Наверно! Из самого достоверного источника!

– Да здравствует революция, восторженно закричал статский советник и бросился к письменному столу составлять текст приветственной телеграммы.

К счастью таких мелких фальшивых душонок в Казани даже в царстве «входящих» и «исходящих» немного.

Большинство решительно, прямо и искренно высказывается за новый порядок вещей.

Что сказать о народе?

Судя по жадно задаваемым вопросам интерес к моменту в народной среде громадный. Но понимают плохо. По весьма серьезным соображениям, не смотря на наступившую свободу печати, я даже не могу передать своеобразных толкований, какие мне пришлось слышать.

В общем, они так далеки от действительности, так навеяны опасными течениями, что необходимо скорейшее освещение момента путем брошюр и листков, написанных общедоступным и ясным языком.

(Продолжение будет)

Олд Мэн.

«Земская неделя», 5 марта 1917

«Каждая копейка помощи ускоряет близость желанной победы, возвращения в родной кров близких и достижения Родиной созданных войной задач.

Враг сломлен, но еще силен технически: наши доблестные союзники создали на народные пожертвования ряд частных авиационных школ, которыя выпустили более тысячи прекрасно обученных авиаторов, свято исполнивших и исполняющих свой долг, не щадя жизни.

У нас в России это дело поставлено на значительной высоте, но, благодаря отсутствию частной инициативы и притока жертвований, – в меньшем масштабе, чем бы следовало по линии фронта боевых действий.

Летчик – глаза армии. Для него не существует ни естественных, ни искусственных препятствий. Через горы, леса, реки и проволочные заграждения он смело проникает во вражеский стан и орлиным оком следит за коварным наглым врагом, часто вступая в единоборство с воздушными пиратами на огромной высоте. В постоянных разведках и боях, летчики сами погибают, или настолько изнашиваются, что выходят по состоянию здоровья из строя боевых товарищей, и постоянное пополнение и увеличение количества отважно-спокойных авиаторов является большой заботой правительства.

Создающаяся в г.Казани на средства Казанского Общества воздухоплавания школа авиации может при полном сочувствии и щедрой материальной поддержке самих граждан, обучить и отправить в действующую армию несколько десятков славных сынов родного города и тем оказать огромную услугу отечеству.

Граждане г. Казани, докажите своей щедростью, что вы гордитесь честью родного города, жертвуйте, кто сколько может, на развитие авиации имени Казани.

Помните, граждане, что только от вашего благороднаго сердца и совести зависит успех и существование школы и приобретение аэропланов, а также и репутация Казанского Общества.

Пожертвования с сердечной благодарностью принимаются у организаторов и работников в этом деле:

Почетнаго председателя О-ва генерала-от-инфантерии А.Г.Сандецкаго, Председателя О-ва Главноначальствующаго П.М.Боярскаго, Казань, Дворец.

У товарищей председателя О-ва генерал-майора Добрышина, в штаб округа. У В.Е. Кусакова, Московская ул., д. Степанова.

У казначея О-ва В.И.Михайлова, Государственный банк; У городского головы В.Д.Бородина; У полковника Ю.С.Геркен (Черноозерская д.Губ.Земства). У военнаго летчика, штабс-капитана Афонскаго, Сибирские номера.

«Казанский телеграф», 4 марта 1917

К вопросу об устройстве городских бань. Госпитальная комиссия решила возбудить ходатайство перед городских комитетом об устройстве не одной центральной городской бани, как было предложено санитарным отделом Всероссийскаго союза городов, а четырех бань на окраинах, а равно и дезинфекционной камеры, устройство которых и целесообразно и по местным условиям возможно и безусловно необходимо.

«Земская неделя», 26 февраля 1917

Местный рынок

Казань, 24 февраля. Рожь 2р.80 коп., овес 3-3 руб.20 коп., греча 3 р.30 коп., мука ржаная 3 р.75 коп., гречневая крупа 7 р., пшеничная 6 р., полбенная 7 р.50 коп., горох от 6 р. до 8 р.50 коп., семя конопляное 6 р. 50 коп., – льняное 6 р., солод 5 р.40 коп.

Привоз хлебов средний. Ржи, крупы гречневой, пшенной, семя конопляного и льняного в привозе нет. Цены лавочныя.

Масло конопляное 35 р., – подсолнечное 36 р. (смешанное), 40 р. (чистое).

Мясо (цены базарные за неделю) рогатого скота от 16 р.50 коп. до 20 р., баранина от 19 до 20 р., телятина от 14 до 18 р., свинина от 18 до 20 р.

Привоз мяса малый.

Сено ввозное от 1 р. до 1 р.30 к. пуд.

Яйца 70 к. десяток.

Молоко от 1 р. до 1 р. 20 коп.

Керосин в оптовой продаже наливом 2 р.60 коп., в розницу 3 руб. пуд.

Овощной рынок. Картофель 5-6 р. мешок, лук от 5 р. 50 коп. до 6 р. за тысячу.

Журнал Казанскаго общества пчеловодства, февраль-март 1917

6 фунт. растопленнаго чуть теплаго меда, 2 ½ лота поташу, ½ чайной ложечки соды – смешать. Вбить по одному 10-ть яиц и все тереть 1 ½ часа. Затем положить неполные 4 фун. муки пшеничной и пряностей (корицы, гвоздики, бадьяну, перцу простого и душистаго) смеси этой 2 чайных ложечки (смотря по вкусу). Полученное тесто еще тереть 15 минут и затем влить в довольно глубокие листы, смазанные маслом, вставить в печь после хлеба и дать стоять 1 ½ часа.

Пряник этот получается такой же по виду, как продаваемый в магазинах и кондитерских, но гораздо лучше качеством и вкусом; кушать его с молоком.

Он также хорош и к пиву.

«Земская неделя», 26 февраля 1917

Светлана Брайловская.

Комментарии
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости
Loading...