$ 60,14
67,14
Казань +10°C

От «​​Инстаграма» до суда

30 января 2017 | Происшествия


За пост в «Инстаграме» Рамиль Ибрагимов предстал перед военным судом. Сегодня в Казанском гарнизонном военном суде начался процесс по делу о скандальной публикации в интернете, в которой руководитель Союза молодых лидеров инноваций и экс-телеведущий одобрил расстрел посетителей гей-клуба в американском Орландо. Сам пост Ибрагимов вскоре удалил, однако общественный резонанс по этому делу не стихает до сих пор. «Казанский репортер» наблюдал за ходом суда и обратил внимание, что главным сегодня неожиданно стал вопрос: «А был ли теракт?»

В коридоре казанского гарнизонного военного суда сегодня людно, абсолютное большинство толпящегося народа с диктофонами и фотоаппаратами. Пост Рамиля Ибрагимова наделал много шума еще летом прошлого года, а в этом году собрал представительную команду казанской прессы в суде. Как выразился адвокат подсудимого: «Весь союз журналистов здесь». Секретарь суда перед началом процесса просит журналистов каждой редакции написать ходатайство на разрешение вести съемку.

– От каждой редакции отдельное заявление судьи будут рассматривать? Ну, бред же! – возмущается один из журналистов.

– То есть все остальное, происходящее сегодня здесь, ты бредом не считаешь? – отвечает ему другой представитель прессы, чем вызывает всеобщий хохот пишущей братии.

Коллегия из трех судей, приехавших из Самары, судебные приставы, зорко следящие за порядком, гособвинитель, адвокат, следователи, эксперты, делавшие всевозможные заключения на этапе расследования, и вот теперь еще журналисты десятка редакций. И все это из-за нескольких предложений, опубликованных в «Инстаграме» и, как утверждает сам Рамиль Ибрагимов, удаленных через 40 минут. Позже он пытался объясниться, но механизм информационной бомбы уже был запущен.


Пост действительно буквально «взорвал» интернет, вызвав в обществе бурную реакцию. Информацию подхватили федеральные СМИ, известные блогеры, такие как Рустем Адагамов и Алексей Навальный. Комментировать пришлось даже пресс-секретарю президента России Дмитрию Пескову, который заявил, что «не знает, кто такой Ибрагимов, но такие заявления просто неприемлемы». Не осталось в стороне и посольство США в России. Друзьям Ибрагимова в соцсетях активисты начали рассылать сообщения следующего содержания: «Если вы еще не знаете, у вас в друзьях находится человек, который поддерживает убийство 50 человек и рад их гибели».

Суть наделавшего шума поста Ибрагимова вызывает отвращение даже у его адвоката, Александра Когана, но судебный оборот этого дела юрист считает просто опасным.

– Мы сейчас такой прецедент создаем! Вот вы представляете, все люди которые потом перепостили, их же надо привлекать к уголовной ответственности. Всех! Женщину, помните ведь, посадили (дело Евгении Чудновец ред.), осудили ведь! Так это из той же серии. Сейчас всех, кто посты перепостил, их нужно привлекать, это ж сколько уголовных дел будет в России. Даже те, кто не одобрил, но они же текст-то показали, представляете? Это опаснейший прецедент! Вот ты в свое время перепостил – вот тебе уголовное дело!


Не известно, звучало ли вообще когда-либо в стенах военного суда слово «Инстаграм», но, пожалуй, ранее оно никогда не употреблялось на проходящих здесь процессах так часто, как сегодня. Что любопытно, в ходе допроса свидетеля гособвинитель Руслан Губаев признался: «Я «Инстаграмом» не владею, вообще не знаю, что это такое». И все пытался выяснить, могли ли нашумевший пост видеть все пользователи интернета, или их круг был ограничен чем-либо.

Впрочем, главной темой сегодняшних судебных баталий стал вопрос о том, можно ли назвать произошедшее в ночь на 12 июня прошлого года в американском Орландо терактом или нет. Дело в том, что судят Ибрагимова по первой части 205.2 статьи УК РФ «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма». Соответственно от того, как будет квалифицирован расстрел в американском клубе, и будет зависеть будущее этого дела. Сторона обвинения уверена, что расстрел посетителей клуба был террористическим актом, приводя в доказательство выдержки публикаций из СМИ.


С этим категорически не согласны сам Ибрагимов и его адвокат, который зачитал тексты соболезнований президента России Владимира Путина, премьера Дмитрия Медведева и заявления ФБР США.

В частности, на официальном сайте президента РФ произошедшее называется «трагедией» и «варварским преступлением». Медведев от имени Правительства России и от себя лично выразил «искренние соболезнования в связи с многочисленными жертвами вооруженного нападения в Орландо». Представители ФБР сделали заявление, согласно которому «Матин оказал вооруженное сопротивление и был убит, поэтому правоохранители никогда не смогут узнать его точные мотивы». Даже Барак Обама избегал употребления слова терроризм, подчеркивает Александр Коган. Президент США сделал публичное заявление после встречи с американскими силовиками в Белом доме, где назвал преступление «доморощенным экстремизмом».

Гособвинитель ответил, что все эти заявления были сделаны уже после того, как Ибрагимов опубликовал свой пост, то есть он о них знать не мог, а значит, они к делу отношения не имеют.

К слову, в ходе процесса выяснилось, что предыдущий адвокат Ибрагимова хотел пригласить в суд в качестве свидетеля Барака Обаму, видимо, желая довести абсурдность процесса до максимума. Однако сегодня от этой идеи отказались, не без улыбки сославшись на то, что местонахождение бывшего президента США не известно, соответственно не ясно, по какому адресу отправлять повестку.

Местонахождение остальных свидетелей известно. Всего их трое. Друзья Ибрагимова Денис Шелестов и Алия Шиахметова, которые присутствовали во время написания злополучного поста, и главный редактор портала Kazanfirst Ян Гордеев. Это издание одним из первых написало о том, что Ибрагимов поддержал бойню в Ордандо. На суд прибыли Шелестов и Гордеев, девушка сейчас переехала в другой город, и ее показания зачитал гособвинитель. Другой свидетель, Денис Шелестов, поведал об обстоятельствах того вечера очно.


– Мы вместе с Рамилем и его подругой смотрели футбол, матч между Швецией и Голландией. Я читал новости на ноутбуке и прочитал, что в Орландо некий афганский парень расстрелял в гей-клубе 50 геев и 53 ранил. После того, как Рамиль услышал эту новость, он взял телефон, что-то написал и отбросил его в сторону. Спустя некоторое время, я наткнулся на его пост в «Инстаграме». Заметил комментарии, что люди писали, что Рамиль оправдывает убийство. Но Рамиль пояснил мне, что он не приемлет гомосексуализм и пост сделал, чтобы показать это. После этого он сильно расстроился и удалил пост, – ответил на вопрос гособвинителя Денис Шелестов.

– Сколько этот пост провисел в «Инстаграм»? – взял слово адвокат.

– Точно сказать не могу, но не больше 40 минут. 30-40 минут, потому что, как зашли и увидели комментарии, сразу же было видно, что он расстроился, сказал, что написал глупость и удалил, – говорит свидетель.

А в эти 40 минут разговор шел о террористическом акте?

Нет.


Второй свидетель, Ян Гордеев, рассказал, что он о записи Ибрагимова узнал от коллеги, журналиста Kazanfirst, который позвонил ему и сообщил о посте. Поняв, что Ибрагимов – лицо публичное, он решил опубликовать его реакцию на преступление. Хотя сначала не мог поверить, что написанное принадлежит руке бывшего телеведущего.

– Поначалу мы задержали публикацию новости, потому что думали, что его аккаунт кто-то взломал и от его имени написал такое. Поэтому публикация был задержана до тех пор, пока я лично не позвонил ему и не выяснил авторство этой надписи.

Основной вопрос «А был ли теракт?» всплыл и здесь. Защита спрашивала у Яна Гордеева, почему он считает, что стрельбу в Орландо устроил террорист?

– Вот вы несколько раз упомянули о теракте. В каком официальном источнике вы прочитали, что это был теракт? И мнение Правительства Российской Федерации вам известно?

– Ваш вопрос не предполагает ответа.

Почему не предполагает?

– Постройте вопрос в другой форме.

– В Каком официальном издании вы увидели, что это террористический акт.

– Я прочитал эту новость то ли в ТАСС, то ли в «Интерфаксе». И журналисты писали, по-моему, что это был террористический акт.

Сегодня же гособвинитель зачитал лингвистическую экспертизу поста, согласно которой «в представленном тексте содержатся лингвистические признаки оправдания насильственных разрушительных действий против гомосексуалистов, ...признаки унижения человеческого достоинства по признаку сексуальной ориентации, ...признаки возбуждения вражды в отношении группы лиц выделяемой по признаку сексуальной ориентации». Судебные психиатры пришли к выводу, что какими-либо психическими расстройствами Ибрагимов не страдает.


Сам подсудимый сегодня был немногословным. Пока идет суд, он решил воздержаться от комментариев для СМИ. Судьи опросят Ибрагимова, вероятно, завтра. Сегодня после допроса свидетелей, чтения результатов экспертиз и рассмотрения ходатайства, после которого к материалам дела был приобщен мониторинг публикаций, предложенный стороной защиты, коллегия судей взяла паузу. Красноречивый плакат «Не болтай!», как будто специально вывешенный в коридоре суда по случаю этого заседания, встретит участников процесса завтра.


Антон Райхштат.


ФОТОРЕПОРТАЖ







Фотографии: Михаил Захаров
Все новости
Loading...