$ 59,54
67,68
Казань +15°C

Мусорный ветер, дым из трубы...

25 января 2017 | Окружающая среда

Мусоросжигательный завод в городе – это хорошо или плохо? В «Ростехе» (госкорпорации, созданной для содействия разработке, производству и экспорту высокотехнологичной промышленной продукции) утверждают, что технологии завода избавят Казань от необходимости масштабных захоронений отходов. Сейчас в городе с этим проблемы. «Гринпис», наоборот, считает, что выбросы завода будут отравлять воздух казанцам, и поэтому даже понизили позиции Татарстана в рейтинге эффективности решения проблем замусоренности. Тем временем против строительства завода уже выступили более 11 тысяч человек. Сегодня замглавы Минстроя РТ Алексей Фролов ответил активистам, рассказав о технических параметрах нового объекта. «Казанский репортер» разбирается в ситуации.

Необходимость в изменениях в области утилизации мусора назрела в Казани уже давно. Город дает все больше отходов: сейчас в мэрии оценивают их количество в 3,5-4 млн кубометров или около 400 тысяч тонн ежегодно. Эти отходы нужно куда-то направлять и где-то хоронить. До недавнего времени город шел по пути увеличения количества полигонов. Так, шесть лет назад в Казани открылся полигон на улице Химической, а на днях получил лицензию полигон «Восточный», который прослужит еще 15 лет. Но, отслужив свое, площадки выходят из строя еще на десятилетия, и на их рекультивацию нужно тратить миллионы. К примеру, рекультивацию одного из полигонов на Самосыровской свалке оценивают в 274 млн рублей.

Сейчас в городе рассчитывают на другой путь, связанный с технологиями «нулевого захоронения отходов».

О строительстве мусоросжигательного завода впервые было объявлено в конце 2015 года. Инвестором выступает связанная с «Ростехом» компания «РТ-Инвест», объем инвестиций составит около 20 млрд рублей. По словам главы «Ростеха» Сергея Чемезова, проектная мощность завода составит 550 тысяч тонн в год, при этом схожие заводы корпорация построит и в Подмосковье:

– Мы подписали соглашение со швейцарской компанией. Сегодня эта компания занимает 30% мирового рынка, они производят заводы, мы в Санкт-Петербурге подписали с ними соглашение о том, что мы построим пять заводов. Четыре завода в Подмосковье, мощностью каждый 700 тысяч тонн, и один завод в 550 тысяч тонн в Казани.

Таким образом, завод должен полностью обеспечить потребности города в утилизации ТБО. Отметим, что «РТ-Инвест» проявил интерес к рынку утилизации отходов довольно давно. Так, компания уже приобрела в 2013 году казанскую компанию «ПЖКХ», которая работает под брендом «Чистый город» и на которую приходится не менее 80 процентов всего объема утилизации. Инвестиции в новый проект планируют «отбить» с продажи произведенной электроэнергии по льготному тарифу как экологически чистой, с производства биогаза. В Казани завод расположится неподалеку от полигона ТБО «Восточный», который запускался на деньги «ПЖКХ».

Швейцарская компания, о которой идет речь – Hitachi Zosen Inova. Она является разработчиком той самой «технологии нулевого захоронения» и тоже вложит свои средства в строительство завода. Рассказывая о строящемся заводе, мэр Казани Ильсур Метшин сравнил его с аналогичным объектом в Вене.

– Я посетил венский завод, – рассказывал мэр на сессии Казгордумы. – Как можно, обслуживая полумиллионное население, чтобы от завода не пахло? Но в Вене, на крыше этого завода – ресторан. В 70 метрах – детский сад. В 100 метрах – элитный жилой поселок. Ты стоишь у дверей, заезжают мусоровозы – и нет запаха. 40 процентов стоимости этого завода – фильтры. Все, что оттуда выходит, – это ПГС (предположительно, речь о песчано-гравийной смеси – ред.), материал для дорожного строительства. Уровень захоронения отходов – ноль. Ноль!

Мусоросжигательный завод в Вене является, по сути, местной достопримечательностью. Фото terra-z.com

В то, что завод не будет пахнуть, верят далеко не все. К примеру, петиция в адрес президента РФ Владимира Путина за то, чтобы перенести мусоросжигательный завод куда-нибудь подальше от Казани, набрала уже 11 300 подписей. Авторы петиции ссылаются на данные «Гринпис» и утверждают, что завод неизбежно навредит жителям города:

«В Казани, к сожалению, нет системы раздельного сбора мусора, поэтому в топку мусоросжигающего завода попадут все вещества, сжигание которых наносит вред окружающей среде, включая поливинилхлориды, лакокрасочные материалы и другие токсичные отходы. Как результат – высокотоксичные выбросы в окружающую среду, в первую очередь, диоксины и полициклические ароматические углеводороды – сильнейшие канцерогены и мутагены».

По мнению заместителя министра архитектуры, строительства и ЖКХ РТ Алексея Фролова, активисты заняли алармистскую позицию «в духе конца 80-х годов прошлого века и сознательно оперируют американскими данными 70-80-х годов». В то время как завод, который собираются построить в Казани по уровню экологической безопасности относится к предприятиям последнего поколения. Эта технология получила максимальное распространение в наиболее экологически ориентированных странах Евросоюза, где действует порядка 400 подобных заводов. К 2021 году, когда завод заработает в полную силу, проект позволит выйти на нулевой уровень захоронения отходов, обещает чиновник. Совсем как в Швейцарии, Дании, Голландии, Швеции, Бельгии и Японии.

Отметим, что в Казани есть станции сортировки мусора, которые принадлежат как «ПЖКХ», так и частным производителям. Их эффективность ограничена спросом на отсортированные отходы. Если стекло и алюминий охотно берут в переработку, то многие оставшиеся отходы все равно отправляются на полигон. Существующие в России мусоросжигательные заводы также предполагают наличие сортировки мусора в технологическом процессе.

Как заявил автор петиции Рустам Габдрахманов, под негативное воздействие завода попадут жители поселков Самосырово, Константиновка и ряда других, а также жители микрорайонов Азино и Горки. «Так как Самосырово является верхней точкой города, а сам город имеет форму казана, то при сильных ветрах опасные канцерогены затронут почти половину города», – полагает он.

Ветра с Самосыровской свалки уже не раз доставляли городу неприятности. Так, полигоны ТБО горели в 2008, 2011 и 2012 годах, и каждый раз на ликвидацию пожара уходило несколько дней. Возможно, было бы лучше избавиться от захороненного там мусора с помощью контролируемого сжигания на заводе?

– Если бы стоял выбор между пожарами и заводом, то да, мы бы выбрали завод, – объясняет Габдрахманов. – Но поэтому мы и просим перенести завод подальше. Я сам живу в Азино, и уверен, что строительство завода меня непосредственно затронет.

К слову, сейчас в Самосырово воздух соответствует всем нормам. Такие данные приводятся на сайте Управления гидрометеорологии и мониторигна окружающей среды РТ. Чего не скажешь, к примеру, о Вахитовском районе, где на одной из наблюдательных станции фиксируют превышение этилбензола, или о выезде из города по Горьковскому шоссе, где зафиксировано превышение предельно допустимой концентрации по аммиаку.


Против завода высказывается не только инициативная группа жителей Казани, но и представители экологической организации «Гринпис». Ежегодно они составляют рейтинг того, как губернаторы регионов справляются с проблемой замусоренности. В 2016 году Татарстан резко утратил позиции в этом рейтинге как раз в связи с мусоросжигательными технологиями.

– В трех регионах – Татарстане, республике Марий Эл и Красноярском крае – власти открыто говорят о планах сжигать мусор и отравлять воздух, которым дышат местные жители, – говорится в пояснении к рейтингу. – При сжигании отходов образуются вредные вещества, которые приводят к онкологическим заболеваниям и бесплодию.

В рекомендациях регионам «Гринпис» приводит несколько вариантов схем обращения с отходами, некоторые из которых предусматривают сортировку и сжигание, а затем – захоронение золы, которая составляет до 20 процентов от массы сжигаемых отходов. То есть на полигонах все же что-то придется хоронить.

В рекомендациях также рассматриваются технологии «ноль отходов – ноль потерь», но они предполагают раздельный сбор отходов еще на уровне каждого дома. Для эффективной реализации такой технологии, по данным «Гринписа», на термическую переработку в итоге должно направляться менее 30 процентов всех отходов – остальные должны быть отсортированы и переработаны. Та же Вена, на которую ссылается Ильсур Метшин, является одним из передовых городов в области обращения с ТБО.

Строительство завода планируют начать в октябре 2017 года, и уже к концу 2022 года он должен выйти на проектную мощность. Возможно, таким образом удастся со временем избавить город от огромных свалок. Возможно, жители окрестных районов будут не очень рады этому. Как бы то не было согласно закону строительство подобных объектов проходит с обязательными публичными слушаниями и экологической экспертизой, так, что у экоактивистов и чиновников еще будет время посоревноваться в аргументации.


Александр Артемьев.

Фотографии: Олег Иванов
Все новости
Loading...