$ 59,40
63,28
Казань -14°C

25 декабря 1916 – 1 января 1917

Вековой юбилей Октябрьской революции, до которого остался всего год, вряд ли будет отмечен пышными торжествами. За последние сто лет многое изменилось. Но игнорировать эту дату ни в коем случае нельзя. Оценку тем событиям оставим историкам, нам же было интересно узнать, как жилось казанцам в последние дни империи. Чтобы окунуться в атмосферу тех дней, мы на протяжении года будем листать подшивки дореволюционных газет, которые выходили с 25 октября 1916 года вплоть до дня Октябрьской революции.

Газеты тех дней существенно отличались от современных. Разве что бумага осталась все той же газетной. Первые полосы казанских изданий пестрели объявлениями, а вот фотографии в них – большая редкость.

Интересующий нас период пришелся на годы Первой мировой войны, так что львиная доля официальных публикаций, объявлений и заметок касаются этой темы. Именно здесь можно встретить «Объявления об утерях» – списки убитых, раненых и без вести пропавших нижних чинов, которые были призваны на фронт из Казанской губернии.

Мы выбрали самые интересные заметки и объявления, опубликованные в казанских газетах, представив их в первозданном виде. Почти все они касаются повседневной жизни. И что самое удивительное: многие проблемы, поднятые авторами в статьях сто лет назад, актуальны и сегодня. Пожелтевшие страницы газет листает Светлана Брайловская.

«Земская неделя» от 1 января 1917 года

Что год грядущий нам готовит?

Вот вопрос, который естественно волнует всех и каждаго на пороге новой годины, уже четвертой по счету с начала великой военной страды.

Вложат-ли воюющие народы окровавленный меч в ножны и примутся-ли снова за мирный, культурный труд?

Или, наоборот, они будут продолжать тот страшный поединок, который потребовал от них неизчислимых жертв человеческих и материальных?

Войдет-ли наша внутренняя русская жизнь в колею спокойнаго, рассудительнаго, безкорыстнаго служения великой родине?

Или, как и в этом году, она будет течь по естественному руслу, полному всевозможных препятствий, опасных для государственного корабля?

Благословит-ли нас Господь и в наступающем году обильным урожаем или невзгоды недорода еще более усложнят наше пошатнувшееся экономическое положение?

Большие это, сложные и тревожные вопросы.

Но разрешить их может только время.

От нас-же зависит одно: крепко сплотиться во имя решительной победы над врагом внешним и над пособниками его слишком долгих успехов.

Предугадать, когда из-за густых облаков порохового дыма засверкает солнце завоеваннаго мира – конечно, невозможно.

Конца войны еще не видно.

Но мы можем с гордостью отметить, что Русь стоит на пороге наступающего года с такой-же твердостью своей решимости одолеть врага, как она стояла в день начала великого побоища.

Невыгодному для России миру не бывать!

Война будет доведена до решительнаго победоностнаго конца.

Царский приказ войскам и единодушное решение русскаго народа – тому порукой.

Германия и ея союзницы получили достойный ответ России и держав согласия на свои, полные коварства, предложения.

Добиться мира в настоящее время она может только признав себя побежденной.

Но на этой Германия не пойдет и, несомненно, сделает все от нея зависящее, чтобы отдалить возможно дальше час своего окончательнаго поражения.

Истощение врага не подлежит сомнению, но стольже несомненно и его техническое превосходство, упорство и решимость.

Баюкать себя надеждой на легкую и быструю победу нам поэтому не следует.

Наоборот, необходимо быть готовым к долгой, упорной борьбе, к новым, может быть еще большим, жертвам.

Необходимо принять все меры к прочной, надежной организации тыла, без помощи котораго армия, как бы храбра и самоотверженна она ни была, не в силах справится с врагом.

Устройство правильнаго, планомернаго и своевременнаго снабжения фронтов, опирающагося на продовольственном обеспечении самаго тыла, устранение неслыханно разрастающейся дороговизны, удовлетворение наиболее острых нужды сельскаго хозяйства, как мера устраняющая возможность земельческой разрухи, столь опасной для страны – все это больные вопросы, которые могут быть устранены только общими усилиями правительственных и общественных организаций.

«Казанский телеграф» от 25 декабря 1916 года

В воскресенье, 7 июня 1915 г., в 11 ч. ночи, на пристани сада «Аркадия» произошла катастрофа, повлекшая за собой человеческие жертвы.

Перед причалом последняго парохода обрушился пристанской мостик, увлекший за собой массу находившейся на нем публики.

Раздались отчаянные крики о помощи.

Люди, падая в воду, увлекали за собой и других.

Некоторые сами бросались в воду спасть тонувших родственников и знакомых.

Особенно содействовала панике и безпорядку непроглядная тьма, царившая кругом.

На всей пристани не было ни одного фонарика.

Из находившихся тут лодочников никто в этой панике не осмеливался подъезжать к месту катастрофы.

Некоторые лодочники поплатились за свой риск. Едва только они очутились среди тонувших, последние, неудачно ухватившись за борты лодок, мгновенно опрокинули их вверх дном.

Бросать в воду жерди и доски тоже было опасно в темноте, рискуя кому-либо из утопавших раздробить голову и причинить ушибы.

Среди тонувших было много хороших пловцов. Но… Иные из них в панике плыли не к берегу, а вглубь озера, а некоторые едва только выплывали на поверхность, как не умевшие плавать хватали их за руки и ноги и вместе с собой увлекали в воду.

Немного спустя к месту катастрофы подоспели два хороших пловца-офицера. Они извлекли из воды не один десяток тонувших.

Место катастрофы окружила тесным кольцом флотилия лодочников.

Подошел пароход и часть извлеченных из воды и спасшихся отвез в город.

На месте катастрофы из спасательных средств ничего не оказалось.

Явилась из города полиция и привезенными с собой баграми извлекла из воды труп сына казанского купца Сабирзяна Валеева, 22 лет.

На следующий день по городу распространились слухи о невероятных размахах катастрофы на пристани сада «Аркадия».

Катастрофа произошла, как выяснилось впоследствии, от того, что масса публики хлынула на мостики во время фейерверка. Мостики не выдержали, рухнули.

Всю ночь и днем производились поиски жертв. Все место катастрофы пройдено было кошками. Поиски особенно затруднялись тем, что на месте катастрофы страшная глубина доходила до 5 сажень, сетями почти невозможно, так как на дне в этом месте масса коряг. Много также препятствовали поискам мостки, которые до прибытия следственных властей были оставлены в том виде, в каком они находились в момент катастрофы.

Мер предохранения мостков от наплыва на них публики принято не было, не было также простой решетки, заграждающей вход на мостки. Специальных лиц кои-бы следили за мостками и предупредили возможность катастрофы, тоже не было.

Так как пароход, совершающий рейсы по озеру Кабан, а также и мостки у пристани сада «Аркадия» принадлежат О.Э.Петцольд, который и обязан был следить за порядком на пристани и устойчивостью мостков для публики, то судебные власти, после произведенного ими дознания и предварительнаго следствия по сему делу и привлекли Петцольда к законной ответственности за не принятие мер предосторожности, последствием чего явилась смерть человека.

****

Дело это рассматривалось вчера в Казанском окр. суде без участия присяжных заседателей.

Обстоятельства дела, как оно выяснилось по сути, заключаются в следующем.

7-го июня 1915 г., Казанский «Яхт-Клуб» устраивал в саду «Аркадия» на озере Кабан народное гулянье и фейерверк под названием «Бомбардировка Дарданелле». Фейерверк начался в начале 11-го часа ночи и пускался в саду «Аркадия» с берега оз. Кабан и с противоположного берега. Собравшаяся публика смотрела фейерверк в саду с берега, а некоторые смотрели с деревянных мостков, которые вели с берега из сада «Аркадия» к пристани – площадке рейсирующаго по Кабану пассажирского парохода «Нептун», принадлежащего О.Э.Петцольд.

По показаниям свидетелей, во время фейерверка на указанных мостках было немного народа, не более 15-20 человек. Но неподалеку от села Воскресенскаго, пароход «Нептун», шедший из города по направлению к баракам юнкеров, расположенных недалеко от сада «Аркадия», дал сигнал, публика, желая попасть на пароход, который должен был от бараков идти в город последним рейсом, хлынула на мостки и начала по ним пробираться на площадь.

Бывшая среди публики на мостках свид. Андреева по ее словам, не будучи в состоянии попасть на 9-ти часовой пароход, хотела сесть на пароход, несмотря на то, что он отошел еще только к юнкерским баракам. Тоже самое намеревались повидимому сделать и другие пассажиры.

Когда на мостках скопилось человек 80 и пароход подходил к мосткам, раздался треск и часть мостков, примыкающих к площади, к которой приставал пароход, рухнула в воду вместе с находившеюся на них публикой.

Из упавших в воду утонул только один, купеческий сын Сабир Валеев, а все остальные были спасены.

При осмотре через эксперта губ. архитектора Абрамычева мостков, выяснилось, что мостки были сделаны из плохого дерева и слабой конструкции. Тяжесть с мостков передавалась на вбитые в дно озера сваи через поперечины, которые в большинстве не лежали на сваях, а были прибиты сбоку к сваям гвоздями. Гвозди эти проржавели и слабо держались в дереве свай, т.к. они были гнилыя и местами очень значительно. Там, где поперечины лежали на сваях, мостки уцелели. Даже и поперечины в месте, где обрушились мостки, при осмотре оказались частично подгнившими.

По заключению эксперта Абрамычева, в виду нерациональной передачи давления на сваи и гнилости материала, мостки при возможном скоплении на них народа угрожали опасностью и были безусловно недопустимы для общественного пользования. Указанная непрочность, нерациональность их устройств и гнилость материала послужила причиной опасной катастрофы.

Привлеченный в качествен обвиняемого О.Э.Петцольд, не признавая себя виновным в приписываемом ему преступлении, объяснил, что обрушившиеся мостки были устроены лишь весной 1915 года, устроены прочно и по своему назначению вполне соответствовали. Публика в большом количестве собиралась на мостках смотреть фейерверки, доказательством чего может служить то обстоятельство, что пароход шел еще по направлению к юнкерским баракам, а не в Казань, между тем для указанных целей мостки приспособлены не были, поэтому вследствие скопления народа они и рухнули.

***

Защитником подсудимого Петцольд выступал пом.прис.пов. В.Э.Иванов.

Гражданский истец со стороны Валеева прис. пов. М.С.Бухов. Иск предъявлен в 24 000 р.

Орк. суд вынес следующую резолюцию: О.Э.Петцольд признать не виновным, в гражданском иске отказано.


РЕКЛАМА

«Земская неделя» от 1 января 1917 года


Благодарим за помощь в подготовке публикации Научную библиотеку имени Н.И. Лобачевского.

Фотографии: Тимур Мухаметзянов, Светлана Брайловская
Комментарии
Очень интересно вспомнить прошлое заглянув в газеты тех лет. Ваши старания очень полезны людям.
18:22, 03.01.2017 | Николай
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости
Казанский репортер: Внимание, поиск! Пропал человек
Казанский репортер на радио МиллениуМ. 107,3 FM
Loading...