$ 59,08
67,49
Казань +22°C

​Манхэттен в казанской слободе

4 декабря 2016 | Общество


Быть ли музею ОПГ и театральной артели между тюрьмой и кладбищем? На неделе в НКЦ «Казань» городские активисты встретились с представителями властей, чтобы обсудить будущее Ново-Татарской слободы. По плану, она должна превратиться в некое подобие Манхэттена – с небоскребами и фешенебельной набережной. Ожидается, что малазийские компании APUDG и IBFD построят здесь международный финансовый центр. Как при этом сохранить татарский колорит, пытались выяснить представители Всемирного форума татарской молодежи (ВФТМ), специалисты казанского Центра прикладной урбанистики, жители Ново-Татарской слободы, просто неравнодушные казанцы и чиновник из мэрии.

Ура! Домики не снесут! – воскликнула с нотками торжества в голосе Марья Леонтьева, социолог, координатор Центра прикладной урбанистики.

– Не снесут, – улыбнулся в ответ Тимур Кадыров, заместитель главного архитектора Казани. Но на всякий случай добавил: – По крайней мере, не мы.

Гарантий никаких нет, – подал голос из зала архитектор Сергей Саначин.

– Нет гарантий, что и НКЦ завтра не снесут, – парировал Кадыров.

Председатель Всемирного форума татарской молодежи Табрис Яруллин отметил, что важно сохранить местную идентичность. Ведь сейчас, по его мнению, в процессе урбанизации Казани татарская культура не выражена в должной мере. Старо-Татарская слобода – это «отретушированное лицо Казани». Чтобы найти в ней «татарский город», «нужно отправиться в несправедливо забытую Ново-Татарскую слободу».

Но и там остались, кажется, одни крупицы – сейчас Ново-Татарская слобода как таковая выражена слабо. Среднестатистический казанец, спроси его об этой части города, скорее всего назовет ее просто промзоной. Кроме заводов, здесь находятся тюрьма и кладбище, своего рода иллюстрации к недавнему прошлому Ново-Татарской слободы – бывшей вотчины одной из крупнейших организованных преступных группировок Казани. В общем, туристы здесь не ходят. Хотя, если покопаться в более глубоких слоях истории, можно обнаружить, что именно здесь, по преданию, нашли вечный покой защитники Казани от войск Ивана Грозного.


Но урбанисты и представители новой волны татарской интеллигенции уверены: место уникальное, нужно просто подождать, пока развеется дым заводских труб и глянуть вокруг повнимательнее. В мире существуют 20 татарских слобод, и эта – одна из них. Табрис Яруллин уверен, что это территория с большим потенциалом развития и она нуждается в защите.

«Здесь жили люди отчаянные», заметил Айрат Файзрахманов, заместитель председателя ВФТМ. Он подчеркнул, что история – это не только здания, но и люди, по сей день живущие в домах, которые построили их прадеды. И останки самих прадедов покоятся здесь же, в слободе. На Ново-Татарском кладбище нашли последнее пристанище такие выдающиеся деятели татарской культуры, как Габдулла Тукай, Салих Сайдашев, Шигабутдин Марджани, Фатих Амирхан и многие другие.


Айрат Файзрахманов – историк, выходец из Ново-Татарской слободы. Несколько поколений его рода выросли в этих местах. Айрат на встрече представил фильм о людях, живущих в слободе сегодня. Ее улицы, дома и дворы выдержали неумолимое течение времени, промышленный бум, бандитский разгул.

Кстати, неоднозначное криминальное наследие неожиданно предложили «окультурить». Заместитель председателя ВФТМ Радиф Кашапов выдвинул идею создать на территории слободы музей Ново-Татарской ОПГ. Он полагает, что это было бы интересно людям, «потому что человек либо сам состоял в группировке, либо эта группировка его била». Почему бы нет? Столица американских гангстеров Чикаго зарабатывает миллионы долларов на недоброй памяти Аль Капоне. Туристы такое любят.


Кашапов полагает, что в слободе можно открыть и парк развлечений, и театр музыки, и научный лекторий, и музей слободы.

– Театральная артель – была бы смелым способом построить объект высокой культуры в месте низкой культуры, – отметил он.

Имам расположенной в Ново-Татарской слободе мечети «Иске-Таш» Надир хазрат, коренной житель тех мест, ратовал за ремонт храма и даже представил соответствующий план.


Диссонировали с вышеизложенными идеями и планами предложения маркетолога развлекательного центра Fun24 – реконструировать аквапарк «Барионикс» и построить многоквартирный дом. Как и следовало ожидать, они не нашли отклика у большинства собравшихся. В чем тут самобытность-то?

Останется ли место для этой самобытности, когда за дело возьмутся прагматичные инвесторы? Во что превратят малазийские финансовые потоки то немногое, что еще сохраняет национальный дух слободы?

На эти вопросы попытался ответить все тот же заместитель главного архитектора Казани Тимур Кадыров, по долгу службы принимающий участие в переговорах с малазийской стороной по застройке Ново-Татарской слободы.

Начал издалека. Что, мол, происходит из рода Утямышевых, среди его предков – знаменитый меценат Габдулла Утямышев, принимавший участие в строительстве многих мечетей, включая «Иске-Таш», расположенную в Ново-Татарской слободе. Поэтому-де для него не безразлична судьба этих мест. Что же касается малазийцев, то они сродни татарам по религиозной ментальности. И что именно малазийские компании, приглашенные к реконструкции слободы, изначально предложили не менять тамошнюю уличную сеть и оставить угловые мечети.


«Для них (малазийцев) это не какой-то fun абава, прикол – ред.)», – отметил Кадыров, говоря о важности сохранения татарского национального колорита.

Остается верить на слово: проектов реконструкции публике не представили. Известно лишь, что среди планов – обустройство Волжской набережной, развитие жилого сектора, создание транспортно-пересадочного узла на базе станции Вахитова.


Марсель Батыршин.

Фотографии: Марсель Батыршин, Михаил Захаров, Антон Райхштат
Все новости
Loading...