$ 56,37
60,59
Казань -8°C

23 - 30 ноября 1916

Вряд ли вековой юбилей Октябрьской революции, до которого остался всего год, будет отмечен пышными торжествами. За последние сто лет многое изменилось. Но игнорировать эту дату ни в коем случае нельзя. Оценку тем событиям оставим историкам, нам же было интересно узнать, как жилось казанцам в последние дни империи.Чтобы окунуться в атмосферу тех дней, мы на протяжении года будем листать подшивки дореволюционных газет, которые выходили с 25 октября 1916 года вплоть до дня Октябрьской революции.

Газеты тех дней существенно отличались от современных. Разве что бумага осталась все той же газетной. Первые полосы казанских изданий пестрели объявлениями, а вот фотографии в них – большая редкость.

Интересующий нас период пришелся на годы Первой мировой войны, так что львиная доля официальных публикаций, объявлений и заметок касаются этой темы. Именно здесь можно встретить «Объявления об утерях» – списки убитых, раненых и без вести пропавших нижних чинов, которые были призваны на фронт из Казанской губернии.

Мы выбрали самые интересные заметки и объявления, опубликованные в казанских газетах, представив их в первозданном виде. Почти все они касаются повседневной жизни. И что самое удивительное: многие проблемы, поднятые авторами в статьях сто лет назад, актуальны и сегодня. Пожелтевшие страницы газет листает Светлана Брайловская.

«Казанский телеграф» 25 ноября 1916

Пропали голуби. Не видно стало – совсем исчезли дикие голуби. Бывало их у каждаго дома была бездна, а теперь голубей почти на стало нигде во всем городе.

Уж не дороговизна ли и их поела в наших ресторанах и столовых? Повара народ ведь дошлый, начинят голубей всякой всячиной и скушаешь его за рябчика или другую какую-нибудь в этом роде птицу.

«Казанский телеграф» 26 ноября 1916

Масло – 3 р. 20 фунт. Вы удивлены?

Обыватель ответит мне a la герой Тургенева:

– Нет, я не удивляюсь. Если вы теперь скажите, что моего родного отца съели, – я не удивлюсь, я поверю!

Собственно 3 р. 20 к. – не предел. Услышим и 5 р., и 6, и т.д. Сулят же дровяники сажень дров в 100 целковых?

Скажите мне, что курица будет стоить 10 рублей, а гусь – 25, – я не удивлюсь, я поверю.

Не знаю, что случилось с сибирским маслом, котораго в этой стране холода, говорят, целые залежи, как кетовой икры.

Кетовая красная икра прежде сваливалась в Сибири, как отбросы, как рыбья шелуха. У нас в Москве, в Охотном ряду такой «отброс» продается теперь по 2 р. 80 к. фунт.

Сибирское масло, как мы прочитали однажды, было воспрещено вывозить. Московские торговцы хотели выписать много пудов, но… не дозволили.

Прекрасно. Значит, в Сибири оно нужно?

И вот опять новое газетное известие:

– «В настоящее время огромный излишек масла, имеющийся в Сибири, сверх того количества, которое закуплено для армии, ныне может быть допущен на внутренние рынки, и поэтому все запрещения на вывоз масла должны быть отменены».

Вы спешите возрадоваться? Не торопитесь.

На Московской бирже, как гласит новое частное известие, стало известно, что:

«Огромныя партии сибирского масла отправлены за границу».

Чорт возьми, да не ухитрились ли мародеры тыла препроводить этот продукт к немцам за удесятеренную цену!?

«Казанский телеграф» 24 ноября 1916

Пожертвовано 400 000 руб. Потомственная почетная гражданка Серафима Ивановна Сапожникова сделала городскому голове письменное заявление следующаго содержания:

Живя в Казани свыше пятидесяти лет и наблюдая жизнь города, я усмотрела, что во многих случаях больные, выходящие из городских больниц после остраго периода перенесенной им болезни и нуждающиеся в засим в долечивании на дому, не могут вполне и скоро восстановить своего здоровья по недостатку для этого средств и что в городе встречаются горожане, которые, по тем или иным основаниям, не могут быть помещены в городские богадельни, а между тем по своей бедности и по состоянию своего здоровья нуждаются в постоянном постороннем за ним уходе.

Желая придти на помощь вышеуказанным моим нуждающимся согражданам я прошу казанскую городскую думу:

1) Принять от меня капитал в размере четырех сот тысяч рублей.

2) Часть этого капитала употребить на постройку здания, в котором возможно разместить и содержать выздоравливающих вышеуказаннаго рода больных и нуждающихся в постоянном за ними уходе сограждан в количестве не менее 50 коек.

3) Остальной капитал превратить в процентные бумаги и % с него употребить на содержание имеющаго быть открытым убежища с тем, чтобы недостающия на содержание суммы доассигновывались ежегодно казанской городской думой, а остающиеся неизрасходованными суммы сопричислялись к капиталу на содержание убежища, каковой капитал должен оставаться неприкосновенным.

4) Во главе лиц, коим поручено будет исполнение моего скромного желания прошу быть городского голову Василия Дементьевича Воронина.

«Казанский телеграф» 27 ноября 1916

Опасная небрежность домовладельцев. Некоторые домовладельцы опять перестали посыпать тротуары даже в центральных частях города, хотя ходить очень скользко. Неужели нужно дождаться, когда опять еще кто нибудь сломает себе ногу, как это было 11 ноября на Поповой Горе, около дома Палицина с врачом Ш.

Эпидемические мероприятия. В виду развития среди беженцев эпидемии натуральной оспы и переполнения больниц, врачебный комитет при казанском городском комитете о беженцах постановил сохранить санитарный отряд, усилив его еще одним фельдшером и возложить на него обязанности по приему больных в амбулатории для беженцев, сохранив отпуск беженцам безплатных лекарств и расходы на перевозку больных в сумме, испрашиваемой по смете врачебного комитета. Сумму в 1911 руб., ассигнованную на врачебно-санитарную помощь на октябрь и декабрь признать совершенно недостаточной.

«Казанский телеграф» 27 ноября 1916

Кража со взломом. На Георгиевской улице, в доме Заплаткина чрез взлом пробоя у чулана квартиранта Кузикевич похищены принадлежащие последнему разныя носильныя вещи всего на сумму 105 р.

Разгром лавки. Прошлой ночью на Сибирском тракте были взломаны замки у бакалейной лавки Мухаметши Исмагилова и похищен товар и деньги всего на сумму 365 руб. В том числе полтора пуда мыла бр. Крестовниковых, очевидно припрятаннаго с спекулятивной целью, так как завод давно уже не производит продажи мыла частным лицам, отпуская мыло лишь военному ведомству и городским лавкам, затем 4000 папирос, в которых в городе ощущается недостаток, 12 фун. фамильнаго чая, 18 ф. пресованнаго и 23 фун. кирпичнаго.

«Казанский телеграф» 27 ноября 1916

Чиновники Казанской центральной телефонной конторы, получив известие на получение процентной прибавки по случаю дороговизны жизни, не взирая на свои недостатки, движимые любовью к родине, исполняя гражданский долг, организовали между собой подписку на 5 ½ % государственный военный заем второго выпуска 1916 года, давшую в трехдневный срок 17 000 руб.

Исполать вам честные труженики!

В годину тяжких испытаний дорогой нашей родины, неся тяжелую ответственную службу, терпя лишения и недостатки от получаемаго скромнаго жалования, вы, при первой возможности, получив лишь незначительное облегчение в своем бюджете, прежде всего позаботились исполнить свой святой долг перед родиной, неся поистине лепту вдовицы на алтарь дорогого отечества.

Вот истинные патриоты, день и ночь безропотно несущие тяжелый труд, пример которых достоин подражания.

Д.И.


P.S. ВНЕ ВРЕМЕНИ

«Земская неделя», 1916

Отрицательные последствия запрещения спиртных напитков

Пьянство глубоко вкоренилось в жизнь русскаго народа, настолько глубоко, что крутая запретительная мера не могла повлечь за собой только положительныя последствия, она должна вызывать также и явления отрицательнаго характера, – это распространение взамен водки других опьяняющих напитков, а местами склонность к азартным играм.

В своем труде губернское земство останавливается на этих уродливых явлениях и по вопросу о распространенности суррогатов опьянения (разных опьяняющих средств взамен водки), а также и азартных игр опрашивает как сельское, так и городское население.

Создавшееся в обществе мнение, что суррогаты завоевали население также, как в былое время завоевали его водка и пиво, не оправдались. – В 72% сельских местностей, которых коснулась земская анкета, совсем не знают суррогатов, в 9% они употребляются «немногими», иногда лишь одними алкоголиками в «исключительных случаях,» - очевидно в таких, когда по традиции (обычаю) обязательно пить до опьянения.

Насколько сильны обычаи, сообщает священник из Лаишевского уезда С.П. Петров:

«На свадьбах, которыя теперь очень редки, употребляется брага. Пьют ее много, но не опьяняются, хотя стараются казаться хмельными, видно, чтобы угодить хозяину; потом песни и пляшут, но пьяных нет. Я наблюдал: идут трое на улице, обнявшись, поют песни и будто шатаются: дошло до дома одного из них, постояли, поговорили и разошлись, как ни в чем не бывало, совершенно трезвые».

Из 1772 ответов на анкету, на долю показаний, что суррогаты пьют «многие» приходится лишь 86, т.е. 5%.

К разряду суррогатов корреспонденты земства относят все те опьяняющие напитки, какие начали появляться в виду невозможности достать водку и заводское пиво, присоединяя сюда и издревне существующую «кумышку».

Корреспонденты указывают на следующие суррогаты водки: пиво и мед (с подмесами: табака, перца, черемицы, белены, жмыхов, куколя, нашатырнаго спирта, бензина, уксусной эссенции и даже мышьяка и опиума) ханжа, марсала, медовщина, сычена, скорогонка, водка самоделка, кислушка и ряд инородческих названий: пуре, кертеля, картямась, таксма, сара и общеизвестные суррогаты: денатурат, лак, политура, одеколон, древесный спирт, киндер-бальзам и даже «рижский бальзам».

На вопрос земской анкеты, какие меры желательны для искоренения тайной продажи суррогатов, отозвались только 1288 корреспондентов из общаго числа 2107. Почти 39% корреспондентов уклонились от ответа на этот вопрос – очевидно потому, что не придают суррогатам серьезного значения.

Но большинство сельских жителей находят необходимым энергично бороться с тайной продажей опьяняющих напитков, при этом некоторые из них предлагают проекты борьбы, посредством мер, выходящих из пределов обычных репрессий. Так напр.священник Г.И. Ястребов (Лаишевский уез. с. Чмерцы) предлагает «по примеру Англии ввести порку розгами от 30 до 100 ударов за каждый раз без совокупности наказаний. Хотя, пишет он, это и не гуманно, но очень пользительно. Арестом простолюдина не доймешь, а штрафовать разоришь; разоренный же человек государству и обществу только бремя». Кроме о.Ястребова, за телесныя наказания высказываются еще три корреспондента – русский, чувашин и черемисин. Большинство корреспондентов отдают предпочтение как мере наказания, а вместе с тем и борьбы с употреблением суррогатов – штрафом и лишению свободы. 20% корреспондентов находят, что никаких карательных мер не нужно, при чем некоторые настаивают лишь на ограничении продажи денатурата и одеколона, 7% корреспондентов возлагают надежду на просветительныя мероприятия.

Исследование вопроса о распространенности азартных игр в деревнях, показало, что увлечение азартом затронуло сравнительно небольшое число местностей (23%), преимущественно с русским населением и, наоборот, в 72% местностей этого не было и нет. Из отдельных народностей больше других свободны от пристрастия к азартным играм татары и чуваши: среде деревень, населенных ими, много таких, в которых игральные карты совсем незнакомы: у русских, наоборот, местами распространяются даже неизвестные раньше игры – «двадцать одно» и преферанс.

Сведения о распространенности суррогатов в народе были получены от 121 рабочих. Некоторые из них перепробовали разные виды суррогатов, а именно: денатурат 58 челов., одеколон – 47 чел., бражку – 28, политуру – 12, гофманские капли – 11, киндер-бальзам 3 чел., дрожжи – 2, можжевелевый спирт 1 и лак 1.

Суррогаты дают желательное опьянение, но слишком дорого приходится расплачиваться за это удовольствие. Так, из доклада д-ра И.С. Кривоносова, читанного в обществе врачей при Казанском университете 12 марта 1915 года, видно, что в губернской земской больнице в 1914 году умерло от денатурата 9 коечных больных из 10-ти (90%), от древесного спирта – 4 из 6-ти чл. (66%), от политуры – 14 из 21.

Подобныя явления уничтожают влечение населения к суррогатам, и об этом вот что говорят сами рабочие:

«Попробовал, но скоро бросил: опасно для жизни, дорого для кармана»… (шорник). «Пример гибели или порчи нескольких товарищей от денатурата заставляет меня избегать выпивок»… (сапожник на заводе).

«Попробовал, но бросил, побоялся смерти. Жить-то хочется» (сапожник). Другие показания являются повторением приведенных.

В общем суррогаты не получили широкаго распространения даже в рабочей среде: - в настоящее время расходы на опьяняющие напитки (суррогаты, также и прежние запасы вина), к тому же продаваемые по баснословно высоким ценам, значительно понизились по сравнению с прошлым – они составляют лишь 2% от заработка, тогда-как в минувшее время рабочий на дешевой водке и пиве пропивал 15% заработка. Женщины и совсем ничего не тратят на суррогаты.

Вопрос об увлечении рабочаго населения азартными играми: картами, орлянкой, лото и др. был также разработан земством. Об отношении к азартным играм было опрошено 859 рабочих; из них 93% совершенно свободны от увлечения азартом, 6% заполняют им свои досуги (из этого числа 5% пристрастились к различным видам азарта уже после запрещения продажи вина, потому что «нечем было занять время после того, как трактиры закрылись». Наконец 1% приходится на тех, которые с прекращения продажи вина бросили играть, так-как «трезвому неудачно». Но чаще азарт затягивает, особенно, когда нечем заполнить свободное от работы время. Ознакомивши читателя с положительными и отрицательными сторонами запрещения продажи алкогольных напитков, в следующем очерке мы остановимся на тех пожеланиях сельскаго населения и фабрично-заводских рабочих и ремесленников в Казани, которыя высказываются ими в связи с запрещением продажи спиртных напитков, передадим «голос народа», чему мы придаем особенное значение.

С-в

Благодарим за помощь в подготовке публикации Научную библиотеку имени Н.И. Лобачевского.

Фотографии: Тимур Мухаметзянов
Все новости
Казанский репортер: Внимание, поиск! Пропал человек
Казанский репортер на радио МиллениуМ. 107,3 FM
Loading...