$ 57,65
69,07
Казань +4 °C

​Александр Родченко: «Кажется, в Казани будет моя выставка»

5 декабря 2016 | Культура

«Кажется, в Казани будет моя выставка». Эту запись пионер советской фотографии, родоначальник дизайна и рекламы в СССР и «главный инженер» конструктивизма в полиграфии Александр Родченко оставил в своем дневнике, будучи никому не известным молодым художником. В то время (1901-1916) он жил в Казани, учился на правах вольнослушателя в Казанской художественной школе у Николая Фешина и надеялся, что когда-нибудь его заметят...

Тогда он даже не представлял, как скоро судьба сведет его в этом городе с великой женщиной, художницей Варварой Степановой, перевернувшей всю его жизнь, и Владимиром Маяковским, ставшим его близким товарищем и соратником.

Долгожданная персональная выставка, которую жаждал подающий надежды художник, в Казани тогда так и не состоялась. Впервые его новаторские работы были представлены широкой публике в Москве в 1916 году: с серией «Линейно-циркульных композиций» он дебютировал на своей первой выставке «Магазин», где участвовали, в том числе, Казимир Малевич и Владимир Татлин. Правда, широкую известность Александру Родченко принесли не столько его картины, сколько знаменитые на весь мир рекламные плакаты и фотографии, в частности, хрестоматийные портреты Владимира Маяковского.

Работы Родченко попали в Казань лишь после его смерти. И интерес к его творчеству из года в год только растет. Сейчас в Москве, в Мультимедиа Арт Музее, на трех этажах центра представлены работы Родченко на выставке «Опыты для будущего». В Казани, в Галерее современного искусства, можно увидеть несколько снимков мастера в экспозиции «История России в фотографиях. 1918-1940 годы». В ноябре в галерее «Хазинэ» открылась выставка, посвященная Родченко. Московский Дом фотографии представил серию снимков, которые выставляются крайне редко. Они посвящены неудавшемуся путешествию Александра Родченко и Лилии Брик из Москвы в Ленинград на машине «Рено», подаренной Брик Владимиром Маяковским. Вторая выставка тоже была запланирована на ноябрь, но перенеслась на конец года. Дело в том, что родственники фотографа передали в дар серьезную коллекцию, которая нуждается в описи. Так, что в декабре ожидается еще одна выставка, она расскажет о жизни пионера советской фотографии и дизайна в Казани.

Многие экспонаты, по словам куратора выставки искусствоведа Дины Ахметовой, будут представлены публике впервые.

Идея выставки зародилась полтора года назад, когда инициативная группа журналистов и творческой интеллигенции предложила городским властям увековечить память Александра Родченко в Казани. Директор Государственного музея изобразительных искусств (ГМИИ) РТ Розалия Нургалеева предложила посвятить экспозицию казанскому периоду мастера. Неоценимую помощь и поддержку оказал внук Родченко и Степановой – Александр Лаврентьев. Он известный российский дизайнер и куратор выставок. Кстати, при его непосредственном участии открылась московская выставка «Опыты для будущего».

– В первую очередь, речь идет о документах из Национального архива Татарстана, где хранятся ценные для нас бумаги Казанской художественной школы, – говорит Дина Ахметова. – Когда я впервые увидела эти документы, была поражена, почему до сих пор никто не опубликовал их. Среди них есть несколько прошений вольнослушателя Родченко, в которых он просит педсовет школы освободить его от платы за учебу «ввиду крайне тяжелых материальных условий», протоколы педсовета школы, ведомости, отражающие успехи учащихся.

Здесь же я нашла письмо, подписанное рукой Варвары Степановой – будущей жены Родченко, в котором она просит познакомить ее с программой обучения, так как планирует поступить в Казанскую художественную школу, а также ее анкету.

Варвара Степанова сыграла большую роль в жизни Родченко. Он, безусловно, был талантливейшим, но без ее поддержки и энергии многое в его жизни произошло бы по-другому, в конце концов, благодаря ей он переехал из Казани в Москву, где начался его взлет.

В Казани хранится только одна живописная работа Родченко – «Девушка с цветком» (1915) – и две гравюры Родченко и Степановой, подаренные Государственному музею изобразительных искусств Татарстана их дочерью Варварой. Картина была написана в 1915-1916 годах в духе кубофутуризма. Но в собрании музея можно найти еще одну работу, которая имеет непосредственное отношение к знаменитому мастеру.

– Посетители сильно удивятся, когда увидят на выставке большое полотно, размером два на три метра, – рассказывает Дина Ахметова. – Это картина «Вий» Георгия Белащенко. Когда я ее увидела впервые, подумала, какая она странная. Темное полотно, на котором изображена панночка, поднимающаяся из гроба… Очень эффектная… Для Родченко именно эта картина стала отправной точкой. Когда он увидел ее в Городском музее, сделал запись в дневнике: «Она решила мою жизнь. На этом академическом полотне была изображена выдуманная жизнь. Значит, вот способ сотворения собственного театра: рисуя – можно выдумать, что хочешь!».

В Казани Александр Родченко прожил около 15 лет. Его родители решили перебраться сюда из Петербурга, где папа работал бутафором, а мама – прачкой. Вероятнее всего, больному отцу не подходил сырой климат, а в Казани подвернулась хорошая работа. У Александра был старший брат Василий. Его внуки до сих пор живут в Казани. Благодаря им удалось узнать много интересных бытовых подробностей.

Внучатый племянник, Владимир Родченко, рассказал, что они жили в доме Орловой, в Собачьем переулке (современная улица Некрасова). Что его дедушка с бабушкой ездили в Москву в гости к Александру и его жене Варваре и привезли в память об этой встрече несколько удивительных фотокарточек. И что своего сына Василий назвал в честь брата Александром. Снимки из семейного альбома также будут представлены на выставке, в том числе, планируется показать и семейную реликвию, имеющую непосредственное отношение к казанскому периоду жизни художника.

В архиве Казанской художественной школы сохранились фотографии, на одной из которых запечатлен Александр Родченко. Это групповой снимок учеников школы, который был сделан во время «Египетского бала» в 1914 году. На нем будущая знаменитость безотрывно смотрит на Тамару Попову – любимую модель Фешина. В нее, а еще в Антонину Китаеву, Родченко был влюблен. К слову, это было еще до знакомства с Варварой Степановой.

Дине Ахметовой удалось найти еще несколько фотографий с «Египетского бала». Они сохранились у казанского врача Альберта Галимова. Его двоюродная бабушка тоже была ученицей Фешина.

– Вообще, хотелось бы воспроизвести некую творческую атмосферу того времени, которая и сформировала начинающего художника, – говорит искусствовед. – О жизни в Казани Александр Родченко писал в своих дневниках. Из них известно, что в 1912 году судьба свела его с известным ученым-этнографом, профессором Казанского университета Бруно Адлером, для которого он сделал несколько рисунков. Родченко оставил запись, что мае (1912 года) будет работать с профессором Адлером, иллюстрировать его научные труды: «...Он пишет исторический труд, ему нужны рисунки к нему... Древние орнаменты и костюмы... Работать в университете и с ним... В архиве... Относительно вознаграждения, он не постоит». Бруно Адлер работал над созданием Этнографического музея. Он оборудовал его по последнему слову науки. Директор музея Елена Гущина показала мне рисунки, к которым мог иметь отношение Родченко. Это несколько десятков учетных карточек, на которых гуашью нарисованы реальные экспонаты музея. Стопроцентной уверенности в том, что это работы Родченко, нет. Но известно, что они предположительно могут быть датированы 1912 годом и выполнены довольно ученически. Мы покажем эти карточки на выставке. Для меня был важен еще такой момент. Все экспонаты Этнографического музея, которые иллюстрировал художник, безусловно, оставили неизгладимое впечатление: и этнические костюмы, и орнаменты.

Музей во многом ориентировался на восточные коллекции, а начинающий художник увлекался именно восточной тематикой, особенно японской. Представляю, сколько впечатлений он получил здесь, а также в общении с профессором Адлером и студентами университета. Не меньше впечатлений оставило и оборудование музея, которым невозможно не восхищаться до сих пор. Чего только стоит проектор «Волшебный фонарь»! С его помощью можно было «оживлять» цветные слайды. Некоторые из них сохранились до сих пор. Даже сейчас они выглядят потрясающе! Если этот фонарь видел Родченко, он не мог остаться равнодушным. Не исключено, что его страсть к фотографии зародилась именно в кабинете Бруно Адлера. Это еще одна загадка из жизни художника. Есть над чем работать… И, конечно, самая главная задача: Александр Родченко и его соратница Варвара Степанова давно стали неотъемлемой частью мирового искусства, а хочется, чтобы они получили признание еще и в нашем городе…


Светлана Брайловская.

Комментарии
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости
Loading...