$ 59,66
63,72
Казань -9°C

Ирина Хакамада: «Представляете, цены на нефть падают, а Татарстан в шоколаде!»

3 сентября 2016 | Интервью

Ирина Хакамада после 12-летнего перерыва возвращается в политику. Она намерена участвовать в предстоящих думских выборах, представляя Партию Роста. Вчера Хакамада побывала в Казани. О своем видении ситуации в России, о политических планах, а также о кризисе власти в стране она рассказала в интервью «Казанскому репортеру».

Последние лет восемь мы вас знали как…

– 12! Я ушла в 2006 официально, реально в 2005. Я год протянула, сделала свою партию, мне не дали ее зарегистрировать, я отдала ее Касьянову, попыталась с ним что-то сделать, меня достали, и я ушла. Достали, в смысле, бегающие кремлевские псы. Мне надоело.

– Последние 12 лет мы вас знали как писательницу, тренера личностного роста, но не как политического деятеля. Что заставило вас вернуться в политику? Что-то поменялось в вас лично или в политической обстановке в стране?

– И то, и другое. За два года рецессии я пережила кучу катаклизмов, из которых вышла только благодаря своему умению. И на таком нерве я не хочу жить в России, я не доживу. Я шла по краю пропасти, муж у меня все потерял, я сейчас кручусь и кормлю всю семью, будучи фрилансером. Я знаю, что такое в этих условиях работать. Это кошмар. И самое главное, я знаю, что будет еще хуже. Поэтому я решила идти. Это относительно того, что поменялось во мне.

Второе. Я не пошла бы все равно, если не нашла чью-то адекватность.

– А общая политическая обстановка благоприятствует тому, чтобы сейчас заниматься политикой?

– Нет, конечно! Но это происходит с 2002 года. Я к этому привыкла. Ничто не благоприятствует.

– Не с 99-го?

– Нет, в 99 году все было поприличнее. Путин только стал президентом, он сам мне говорил: «Ир, мне нужна оппозиция, независимая, давайте будем на связи». А сейчас вся наша связь –это если меня, члена СПЧ (Совет при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека – ред.), один раз в году допустят в этот зал, я хватаю слово, и тогда я уже все высказываю. Ну, что это такое?!

– Дистанция увеличилась…

– Еще как! Даже в Совете по правам человека при президенте мы работаем лишь с администрацией, наши бумаги до него самого не доходят.

– Некоторые аналитики считают Партию Роста кремлевским проектом...

– Нет, он не кремлевский! Да, он получил согласие, и Кремль нам не мешает, но он не кремлевский, все деньги – частного бизнеса и самого Титова.

– Вы же понимаете, что в нынешних реалиях если не мешают, то уже помогают.

– И слава Богу! Я это признаю, и только так мы сможем продвинуть свою программу. Если бы мы были в полной оппозиции, это опять было бы все в пустоту.

Как вы думаете, Владимиру Путину это нужно для того, чтобы в стране была правая партия, был услышан голос представителей бизнеса, или это спойлер для либеральных партий?

– У Путина все хорошо, у него 75% рейтинга, «Единая Россия» все равно победит. Что отнимать у «Яблока»? Оно само ничего набрать не может. У кого отнимать? Что отнимать у ПАРНАСа? Они сами не могут никак набрать больше одного процента. Мы если у кого-то чего-то отнимаем, какие-то микроны, так это у «Единой России». Потому что мы, вроде, с Путиным в нормальных отношениях, но говорим о другой экономической политике, не как у правительства.

– В «Единой России» тоже есть либеральное крыло…

– Но его никто не слышит, они все равно голосуют, как нужно правительству, Вы сами это знаете. Там могут крыльями махать сколько угодно. В том-то и дело, что мы не кремлевские. Титов в экономике в оппозиции и к Кудрину, и в Силуанову, и к правительству в целом, он просто идет с альтернативной программой, и Путину сейчас это нужно. Примет или не примет – не знаю. Но ему нужно видеть эти картинки, потому что уже зажало, он понимает, что в экономической политике полный бардак.

– Для вас лично, я вижу, это такая драйвовая история.

– Абсолютно! Мне по кайфу! Это очень хорошо, потому что профессионал только тогда хорош, когда он еще и кайф ловит, а не просто отрабатывает за бабки какую-то работу. Если бы я захотела в кремлевскую партию… Знаете сколько раз мне предлагали работать на власть? При том не только в «Единой России», а вообще в администрации президента.

– А что мешало?

– Я честно сказала: «Ребята, меня не устраивает ваша политика».

– Концептуально не устраивает?

– Абсолютно. Стратегически и тактически это все не то. И я честно предупреждаю – я не буду работать на эту машину! Они все знают.

– А есть ощущение, что в этой партии удастся какой-то свой вклад сделать?

– Есть, потому что я профессионал. Профессионал, в том числе и в компромиссном продвижении вперед. У Титова есть позиция влияния, как в СПС (политическая партия «Союз правых сил», распущена 15 ноября 2008 года – ред.). Чубайс был позицией влияния. У Титова, в отличие от СПС, который финансировался клубом олигархов, есть «Деловая Россия» и мелкий бизнес, которые свои «три копейки» вносят, регионы самостоятельно финансируются. А с другой стороны, если будет фракция, у него будет и трибуна в парламенте.

– Вы в прошлом вице-спикер парламента. Как Вы оцениваете качество работы нынешней Госдумы?

– Она отрицательная, она приносит вред.

– Порой возникает ощущение, что едва ли не все силы пущены на то, чтобы дискредитировать саму суть парламента.

– Да. Началось с Ельцина. Сначала конституция, которая превратила парламент в игрушку, а при Владимире Путине он превратился в театр абсурда. Это дискредитация парламентской культуры.

– Это для чего? У нас есть клоуны, и есть царь, на которого вся надежда...

– Да, царь и все остальные клоуны. Если кто-то чего-то хочет, ему придется к царю пробиться. Но это же бред! Мы же не Эстония, мы даже не Сингапур, мы даже не Украина. Мы больше Соединенных Штатов Америки – как так можно управлять?! Поэтому я не поддерживаю эту политическую систему, где все решает один человек, ну, может быть, два. А может, три, а может, пять. Мы даже не знаем, кто решает. И никто не берет на себя ответственности. Правительство кивает на администрацию президента, администрация президента говорит, что тупое правительство. Каждое министерство говорит, что виновато соседнее. А если мы возьмем политические вопросы, то начнется: «народ такой, он генетически не способен к демократии…», «бизнес у нас российский такой, предприниматели генетические жулики…». Во как у нас говорят!

– Сейчас мы видим резкий поворот к так называемым «патриархальным ценностям». Какова будет роль женщины-политика в этих условиях?

– Впервые россияне сказали (по данным ВЦИОМ, 51 процент россиян сказали), что готовы видеть президентом женщину.

– Очевидно снижение уровня общественной дискуссии, риторика становится все более агрессивной.

– Потому что, чем больше у тебя власти, тем больше ты ее боишься потерять.

– Как в таких условиях доносить свою точку зрения до потенциальных избирателей?

– Ну как, тяжело… Есть интернет, слава тебе Господи. В сетях я сама лезу в Facebook, я сама веду Twitter. У нас встречи с бизнесом, в Башкортостане была прекрасная встреча, 300 человек пришло. У вас, несмотря на то, что наших тут нет, как-то организовали, и бизнес пришел. Поговорили.Мне очень понравилось, ребята правдивые.

– Какие чаяния?

– Чаяния одни и те же: пусть кто-нибудь за нас сделает что-нибудь хорошее, а мы тут отсидимся.

– Ну, вы в интервью «Новой Газете» так и заявили, что вы больше не про политику, а именно про бизнес, а бизнесу не свойственно рисковать.

– Да, это тяжелый процесс. А кто говорил, что будет легко? Креативный класс – это всегда тяжелый вариант, средний класс – это всегда непростой вариант, а уж бизнес-сообщество – это вообще «мама родная». Ну, а мы чего хотели – результата добиться или как полегче? Если как полегче, тогда давайте окучивать бедных пенсионеров, как коммунисты, и говорить: «Какой ужас!». Но там уже много этих прыгает, оттопыривается – от Миронова до Партии пенсионеров.

Да, это тяжелый проект, и я привыкла к тяжелым проектам. Главный критерий, когда я в него внедряюсь – есть за ним будущее или нет. И критерий номер два: созрела ситуация уже сейчас договориться с властью, чтобы сделали хоть что-то? Созрела! Верхи уже не могут экономически править, а низы уже не хотят жить, как раньше.

– А верхи хотят слушать какую-то альтернативную точку зрения?

– Ну, они слушают же Титова, и меня слушают. А если будет сила, будут слушать больше. Верхи никогда не слушают слабого. И одиночек тоже. Они поразвлекаются, и меня послушают, и Титова, а дальше – плевать. А вот когда у тебя есть уже фракция, другое дело. И партия. Фракция – это вершина айсберга, а под ней должна быть партия. Поэтому даже если мы не пройдем и возьмем 3%, или даже 3% не возьмем, мы с Титовым договорились – мы не уйдем, мы будем 5 лет строить. Потому что за 3 месяца тяжело, а за 5 лет мы все сделаем. Потому что дальше будет еще хуже. Экономическая ситуация будет ухудшаться, политическая для нас улучшаться.

– У всех регионов есть особенности. Обычно существует такой журналистский штамп: «Как вам Казань и Татарстан?». Я задам вопрос несколько иначе. Глядя на республику со стороны, вам как политику что хотелось бы изменить, а что, наоборот, поддержать?

– Я желаю властям Татарстана – и тогда это будет невероятно круто – пусть еще раз съездят в Сингапур. Сингапур маленькая страна – не любите демократию и не надо. Но пусть там поучатся отношению к малому бизнесу. Пока Татарстан уважает крупняк и более-менее средний, мелочь все равно не в поле зрения. Вот пусть в Сингапуре поучатся, как давать свободу мелкому бизнесу, и тогда Татарстан просто будет в шоколаде. Представляете, цены на нефть падают, а Татарстан в шоколаде!

Беседовал Антон Райхштат.

Фотографии: Михаил Захаров
Комментарии
Жаль видео нет беседы... ;)
17:10, 03.09.2016 | Ник
"""– Я желаю властям Татарстана – и тогда это будет невероятно круто – пусть еще раз съездят в Сингапур. Сингапур маленькая страна – не любите демократию и не надо. Но пусть там поучатся отношению к малому бизнесу.""" - А если Татарстан научится не только малому бизнесу? А например, самостоятельности? Уважать свой Татарстанский флаг? Свою исковерканную Москвой - историю? Создаст своих национальных спортсменов - которых сегодня на олимпиадах не знает ни одна собака? Создаст свои национальные политические партии? Свой национальный военный батальон? Научится независимости? И спустит все оккупационные флаги России? Тогда Что? Ответ знает Хакамада??
17:22, 03.09.2016 | Татарская зарубежная община
Бедная Хакамада. Решила за наш счёт поправить своё материальное положение. Пошла бы лучше работать уборщицей или посудомойкой. Тем самым мужу помогла-бы. А то курсы личностного роста, разговоры ни о чем. Если человек не способен развиваться, то ни какие лекции " профессора Хакамады" не помогут. Только и может пустые разговоры вести. Всё ей надоело. Тогда какого чёрта лезешь в политику. Иди работай женщина. А что касается татарской зарубежной общины скажу так, мы уважаем всех, но почему вы вмешиваетесь в наши внутренние дела. Жители Татарстана в основном патриоты России. Так было раньше, так есть сейчас и так будет всегда во веки веков. И ни какие враги и предатели татарского народа не смогут отторгнуть Татарстан от России. С уважением.
21:04, 08.09.2016 | Рафаиль
Комментарий не более 500 символов.
Введите цифры с картинки
Все новости
Казанский репортер: Внимание, поиск! Пропал человек
Казанский репортер на радио МиллениуМ. 107,3 FM
Loading...